№27, 2 июня (23.05) 1895 г. 

ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Священник села Липова Брянского уезда Николай Зверев перемещен к церкви Радицкого паровозного завода.

В четверг 18го сего мая начальник орловской губернии действительный статский советник камергер А. Н. Трубников посетил Брянск. На другой день губернатор выехал в уезд.

В газете «Русское Слово» недавно помещено замечательное сообщение из Севского уезда. Оттуда пишут что «в селе Доброводьи начало распространяться учение штундистов, заносимое из соседних деревень Курской губернии. Особенно ярым сектантом явился один зажиточный крестьянин, сильно влияющий на своих односельчан. Когда крестьянин этот стал почти открыто проповедовал учение штунды, местный священник пробовал действовать на него усовещеваниями и наставлениями, но стремления духовника закончились совершенно неожиданно. Пред праздником Пасхи, штундист собрал сход, который постановил: просить священнослужителей в этом году не ходить по селу с иконами. В свою очередь, священник на это постановление принес жалобу преосвященному (нрзбрч.), и в то время, когда священник находился в Орле. 15 апреля получено было известие, что все (нрзбрч.), принадлежащие духовенству в Доброводьи сгорели. Пожар начался с задворков дьячковского дома. По общим отзывам, причина пожара – поджог из мести священнику».

Известие глубоко прискорбное, но с неменьшим сожалением мы должны тут же заявить что сообщенный факт по всей его совокупности – не более как естественное последствие того отношения к пастве, какое мы видим не только в селах,  а даже в городах. У нас, как мы уже неоднократно о сем говорили – нет ни учительного слова в храме, нет и церковной благолепной службы: все сведено к формальному, так сказать к отбыванию, между тем мертвенность в данном случае – тяжкий, непростительный грех. Дикая, невежественная толпа, жгущая домы священнослужителей, есть явление без сомнения ужасное, поступка этого нельзя оправдать никоем образом, но ранее перед сим совершилось нечто еще более страшное и вместе с тем в высшей степени знаменательное: сход постановил ни более ни менее, как «просит священнослужителей в этом году не ходить по сему с иконами». Другими словами, русский крестьянин всегда относящийся с необыкновенным благоговением ко всему что касается церкви, который постановку свечи перед иконой считает делом благоугодным, чуть не последнее жертвующий на украшение образов дорогими окладами или на сооружение икон в память какого-либо события – этот самый простой русский мужик вдруг становится отщепенцем православия, причем, как и подобает всякому прозелиту, свое несогласие с верой отцов и приверженность новому учению выражает самым диким, безумным поступком.

Откуда такое печальное явление?

С грустью приходится сознаться и повторить сказанное выше, что явление это есть естественное последствие отношения к пастве самих пастырей: плоть от плоти нашей и кость от костей наших.

Крестьянин, простой русский мужик с его бесхитростным миросозерцанием – тот же незлобивый, чистый ребенок, и как ребенка, при желании конечно ему блага, родители воспитывают с самой ранней его поры, «от младых ногтей» прилагая к нему всевозможный уход, так точно и дело воспитания народа-ребенка, его духовное образование, идущее в лад с его вековыми потребностями – должно бы всецело и исключительно находиться в руках духовенства. Альфа и омега всякого истинного воспитания, если оно хочет быть человеческим – это церковность, воспитание в духе религиозном, всякое иное образование без этого краеугольного камня – будет ложное, будет здание на песке, которое легко может пошатнуть всякий. Так мы и видим. Без твердых нравственно-религиозных устоев – человек ничто, это тот же зверь с присущими ему животными инстинктами. Надо посему воспитать его, образовать его чувства, мало того – надо чуть не всегдашнее напоминание ему о его долге, о его обязанностях. Но прежде чем учить других, надо самому стоять на высоте сего служения, и вот чуть-то требуется сделать оговорку, что пастыри далеко не всегда оправдывают свое призвание. В церкви, не только в деревенских, а даже в городских храмах, мы никогда не слышим проповеди, у нас нет учительного слова, если же раздается когда речь обращенная к пастве, то всегда это схоластическая холодная хрия, не согретая внутренним чувством проповедника и произносимая безжизненно. Доброводские крестьяне не пожелали принять у себя икон во время пасхальной недели. Что же делает священник? Вместо того чтобы образумить заблудших, вразумить их  и научить святости почитания икон – он обращается с жалобой на свой приход, и в результате получается нечто ужасное, неслыханное: месть священнику посредством излюбленного приема – поджога дома, уничтожения добра целой семьи, причем без сомнения страдают и другие, ни в чем неповинные члены причта. Нет, не репрессивные меры нужны здесь: они могу распалять лишь страсти и вызывать новых якобы страдальцев, а надо нечто совсем другое, и это другое есть прежде всего строгое исполнение пастырями своих обязанностей. Штунда (испорченное Andachtstunden) явилась у нас не вчера и в селе Доброводьи она показалась конечно не сразу или в один день: проникновение секты с юга более чем вероятно шло медленно, исподволь находя для себя благодарную почву, где такая огромная и вместе неудовлетворяемая потребность в духовном просвещении.

Учительством, единственно им одним, проповедью, глаголом надо жечь сердце человека, и тогда не будет мести огнем, печального признака невежества и темноты народа-младенца.  

В субботу 13го сего мая нам случилось быть на экзамене успенской церковно-приходской школы. С удовольствием можем засвидетельствовать, что ответы учеников, подвергавшихся испытанию, особенно из Закона Божия, были более чем удовлетворительны. Мальчики и девочки толково отвечали на разные вопросы, касающиеся богослужения и весьма недурно читали церковно-славянскую печать. Одно, что было бы желательно в данном случае – это произношение текста согласно напечатанному, без аканья русской разговорной речи. В былое время за этим особенно строго наблюдалось. Писанье под диктовку удовлетворительно, но чтение стихов требовало бы хоть некоторой осмысленности, а не механического лепетанья: проза дурна в такой передаче, а стихотворения, поэзия – и того хуже. Потом еще другое неменьшее условие – стихи надо учить твердо наизусть. В общем, однако, как мы уже упомянули, экзамен в успенской школе показал достаточные успехи ее воспитанников. На испытании присутствовали кроме председателя, о. благочинного – игумен Свенского монастыря о. Варсонофий, В. П. Гамулецкий, Ф. В. Потресов, священники: В. И. Гробовский, М. А. Азбукин и другие члены совета. Экзамен закончился тропарем празднику Вознесения и народным гимном, исполненными хором учеников, после чего в доме о. благочинного по русскому обычаю гостям предложена была хлеб-соль.

Исправление новой церкви в Петровском монастыре закончено и на днях там происходило малое освящение двух верхних пределов. Постановка крестов на главах также должна быть скоро кончена: по образцу соборного, все пять крестов на Ильинском храме зеркальные в чугунной оправе. В той же обители приступили к поправкам древнего Петропавловского храма, к сожалению искаженного уже позднейшей пристройкой к нему ризницы, словно бы не нашлось достаточно места в дьяконнике для облачения троих священнослужащих. Начался ремонт и некоторых флигелей с кельями. Есть надежда, следовательно, что понемногу монастырь примет подобающий ему приличный вид. 

В городских садах на плодовых деревьях появился сильный червь. Погода после небольшой грозы, бывшей в воскресенье, стоит довольно свежая.

В Брянск возвратился из Орла оркестр Дорогобужского полка, и как слышно – он останется на лето. Таким образом, публичный акт в женской гимназии, отложенный было до августа именно по причине отсутствия в городе какой бы то ни было музыки, быть может состоится до каникул. Несколько оживленнее, конечно, будут и предстоящие гуляния.

В ночь на 1е мая с мальцовской платформы похищено 2 тюка оберточной бумаги, стоящие 9 рублей. Виновные разысканы.

― 1го мая у брянского мещанина Иуды Литвина похищены пиджак и брюки, стоящие 15 рублей.

― 4го числа умерла от апоплексического удара любохонская крестьянка У. Васильева 48 лет.

― 8го числа в Привокзальной слободе скоропостижно умер человек неизвестного звания.

― В ночь на 12е мая к дому Иванова на Петровской горе подкинут младенец мужского пола. 

ПРОИСШЕСТВИЯ В БРЯНСКОМ УЕЗДЕ:

― В ночь на 20е апреля крестьянка Трубчевского уезда О. Карнеева, проживающая на Рельсовом заводе покушалась на самоубийство посредством отравления.

― 21го числа в парке близ Рельсового завода найден труп орловского мещанина В. Черкасова, 19 лет, глухонемого от рождения. Покойный был болен и скрылся из дома в январе.

― В ночь на 24е число на том же заводе у мастерового К. Корсакова двумя крестьянками похищен самовар. Виновные привлечены к ответственности.

― Тогда же и там же от проходных ворот угнана заводская лошадь, находившаяся у объездчика Амелина. Лошадь и похититель ее разысканы.

― 28го числа близ того же завода в кустах найден труп крестьянина Мосальского уезда Т. Тишкина, скрывшегося с завода 24го апреля.

― В ночь на 1е мая из квартиры служащего на заводе, почетного гражданина Е. Маркова чрез незапертое окно и при пособии прислуги совершена кража разных вещей на 50 р. Виновные обнаружены.

― Там же: 7го числа задержан крестьянин с похищенными гвоздями.

― Того же числа собака рабочего Корхова искусала девочку Е. Воронцову.

― 9го мая у кухарки г. Белякова А. Пушняковой похищено разное платье.

― Того же числа с крестьянина Котова троими его односельцами самоуправно снята поддевка за долг.

― В ночь на 10е мая из незапертой квартиры крестьянки А. Звонаревой похищен самовар, стоящий 10 р., и в ту же ночь сторож задержал с этим самоваром двоих неизвестных, которые бросив, однако, похищенное – скрылись, но на другой день были разысканы.

― Вечером 11го числа несколько мальчиков, гуляя около линии железной дороги, нашли зарытыми в песке 5 пар сапог, топор, свиту и рубашку, похищенные в артели рабочих. К розыску виновных приняты меры.

― 12го апреля крестьяне д. Буды проезжая в Городище с возами хлеба наехали на малолетнюю девочку, дочь трубчевского мещанина Панфилова, Авдотью.

― 28го апреля в д. Яблони у крестьянина Р. Фирсова похищено денежных расписок на 15 рублей.

― 1го мая в с. Снопоте у крестьянки М. Губановой похищено волны на 3 рубля.

― 10го мая в д. Салыни утонул в копани сын крестьянина той же деревни Д. Фирсова, Евсей, трех лет.

― 11го числа на станции Жуковка в трактирном заведении Жуковского у крестьянина Тютчевой слободки А. Новикова похищена сумка с разными вещами. Виновные привлечены к ответственности.

― В ночь на 1е апреля в с. Фошне из амбара крестьянина В. Акулова чрез подбор ключей к замку похищен мешок муки, стоящий 3 р. 25 к. Виновный, брянский мещанин, привлечен к ответственности.

― В ночь на 16е число на хуторе «Званки» Фошненской волости произошел пожар, от которого сгорел скотный двор со всеми на нем постройками, там причинено убытку до 6.000 р. Сгоревшее не было застраховано.

― 21го апреля при следовании поезда мальцовской железной дороги от Люохны до Дятькова, в вагоне у еврея Мовши Канторовича похищены из кармана золотые часы с металлической цепочкой, стоящие 75 р.

― 20го апреля в овраге близ с. Госамы найден труп младенца, пол которого, в виду сильного разложения тела, определить было нельзя.

― 25го числа в с. Речице утонул в сажалке крестьянский мальчик Г. Прудников 3х лет.

― 28го числа утонул в Десне крестьянин села Пятницкого Е. Хорховин, тело коего не разыскано.

― 14го апреля в д. Семеновке у крестьянина Г. Карпунина сгорела рига, стоящая 100 р.

― В ночь на 19е число в д. Яблони у крестьянина П. Фомина похищено 135 пуков немятой пеньки.

― 25го числа в с. Снопоте скоропостижно скончался от солнечного удара крестьянский мальчик Я. Степин 8ми лет.

― 23го апреля в 8 ч. вечера в Дубровский приемный покой доставлен в побоях крестьянин д. Немери Б. Мошанов, который 25го числа в 4 ½ часа умер. При вскрытии, смерть оказалась последовавшей от переезда покойного лошадьми.

― В д. Загорьи у крестьянина В. Шестерина из незамкнутого ящика в жилой избе похищено 235 р. кредитными билетами. Виновный обнаружен.

― В ночь на 28е апреля в Дятькове у австрийского подданного Венцеля Ранкеля чрез подбор ключа к замку похищено разной съестной провизии на 30 р. 16 копеек.

― В ночь на то же число и там же из шлифовальной мастерской мальцовских заводов похищено неизвестно кем 42 стакана и 46 рюмок, на 5 р. 32 к.

― В ночь на 30е число в д. Гришиной Слободке сгорел нежилой дом с надворными постройками и амбаром, принадлежавший наследникам брянского купца Порошина. Убыток от пожара не приведен в известность.

― В ночь на 3е мая в Дятькове у мастерового Ф. Ларькина совершена кража разных вещей на 1 р. 20 к.

― 3го числа в поселке при станции Жуковка в трактире  Жуковского у бывшего там крестьянина И. Солдатова похищено 3 рубля.

― В ночь на 3е число на станции Городец сгорел дом с надворной постройкой, принадлежащий жене титулярного советника М. В. Киселевич и имущество арендатора перемышльского мещанина А. Четверикова. Убытка пожаром причинено Киселевич 1.500 р. и столько же Четверикову. Постройка была застрахована в обществе «Саламандра» в 1.200 р.

― 13го мая в двух смежных селениях Леденево и Струговне от неизвестной причины сгорело 30 крестьянских дворов с движимым имуществом, магазин с хлебом, дом почетного гражданина Киселева и дом со всеми службами дочери майора Правиковой, в коем помещалась квартира и канцелярия пристава 3го стана. Во время пожара сильно пострадала от огня одна крестьянка, которая вскоре затем и умерла. 

ГОЛОС ИЗ ПУБЛИКИ

На страницах Брянского Вестника не раз была высказываема мысль о необходимости отвода новых мест для гулянья здешней публики, не имеющей возможности выбираться за город и не желающей фланировать все по одной Московской улице. Городской сквер тесен, Московская улица пыльна, на Покровской горе сад недоступен, а подышать чистым воздухом, выбраться из душных жилищ так необходимо. Но куда, куда же, наконец, идти для этого? Предлагалось отвести новые места для гулянья, предлагалось поливать Московскую улицу, чтобы по крайности дышать на ней в жаркий день не пыльным воздухом, но все это как будто представляет для нашей городской управы положительную невозможность.

Попробуем на этот раз сделать предложение, которому быть может и посчастливится.

Тому, кто часто ходил вокруг да около городского сквера, не могли не бросаться в глаза следующие обстоятельства: это – ничтожность замощения мостовой возле сквера, частые размывы неприкрытой камнем улицы, грязь, окружающая сквер в дождливое время весны, лета и осени, и – подгнивающий вокруг сквера забор.

Из этих обстоятельств каждое должно бы вызвать если не теперь, то в непродолжительном времени – заботливость городской управы упорядочить вид своих мостовых и поддержать в исправности подгнивающую изгородь сквера.

На тот случай, когда городская управа возьмется приводить то или другое в улучшенное состояние, мы покорнейше просили бы ее не упускать из вида возможности расширения сквера единственно за счет сокращения грязи на улицах.

Ежегодно наблюдая в этой местности спалзывание не замощенной улицы, размывание мостовой и тот напрасный и неприятный труд заравнивания конским навозом пополам с соломой и листвой вымытых  канав, подумываешь, как бы, наконец, возможно было устранить такой не радикальный способ замощения. Как напрасно падает благодатный дождь, скопляясь в целые потоки на такие места, словно бы он старался размыть и очистить авгиевы конюшни; а между тем он мог бы там орошать тенистые деревья. Небольшая потеря, может быть даже не будет и вовсе потери, если из правильно округленной формы сквера выйдет в плане эллипсовидная; а то крайняя дорожка, лежащая теперь у изгороди будет расширена настолько, что по ней невозможно будет пройти вдвоем или троим вряд. Теперь эта дорожка пропадает: идти вдвоем по ней нет возможности, она, во-первых, узка, во-вторых, кустарник, растущий у изгороди, хлещет в лицо и цепляет за платье. Испытывая все это, не находишь, конечно, удовольствия долго гулять по такой дорожке.

Расширяя сквер, особенно в стороны севера и юга (в направлении улицы, пересекающей Смоленскую), городская управа могла бы прирезать земли к саду без ущерба свободному проезду. Нет надобности гоняться за сокращением объезда сквера: две-три минуты лишних ровно ничего не значило бы. Зато такое расширение сквера непременно вызвало бы удовольствие большей части горожан и значительно уменьшило бы раскисание дороги вокруг сада, так как тот же булыжник прикрыл бы те именно места, которые представляют из себя весной и осенью и после ливня летом чуть ли не топкие болота.

Кстати, не мешало бы не только ежегодно, но и в продолжении лета подсыпать песку на все дорожки сквера, чего, кажется, теперь не делается.

В. Ни – ев. 

МАЙ

21 Нед. Пятидесятницы. День Св. Троицы (Глас 1й). Св. равноапостольн. царя Константина и Елены. Седмица 1я по Пятидесятнице (сплошная).

22 День Св. Духа. Мч. Василиска. Воспом. 2го всел. Собора.

23 Обр. мощ. Св. Леонтия, еп. Ростовского.

24 Мч.: Селетия, Серапиона. Стефана и Иоанна.

25 3е обретение главы св. Иоанна Предтечи Свщмч. Ферапонта.

26 Апост. Карпа и Алфея. Муч. Аверкия и Георгия Нового.

27 Перенесение мощей святых Киприана, Фотия и Ионы, митрополитов всея России.

Базары были тихие и подвоз не особенно силен. Картофель 30 к. м.: сено 40 к. п.; из Карачева было немного овса, который продавали 53 к. п. Дрова стали дешевле по случаю пригона их сверху плотами, так что березовый швырок с берега можно купить за 13 р., а в планах – по 10 р. за кубическую сажень. В пятницу немного было коров: голова шла 20-35 р. Рыбы местной довольно.

В толмачевских садах появилось много насекомого, как сообщают – их породы кузнечиков.