№49, 27 (15) октября 1895 г.

Несколько времени назад мы сообщили как слух о предположении устройства в Брянске сухарного завода для нужд армии. Теперь можем сообщить из достоверного источника, что Военный Совет разрешил приобрести под сухарный завод участок земли в Привокзальной слободе, предложенный для сей цели нашим городским самоуправлением, и заключить контракт на арендование земли для подъездного пути. Для совершения купчей крепости и заключения контракта с городом от Военного Министерства командируется действительный статский советник барон Дершау. 

В воскресенье, 8го сего октября, открылись внебогослужебные беседы. На первый раз чтение предложено в соборе благочинным церквей, о. В. Поповым, который рассказал о состоянии общества до Рождества Христова. За вечернею пел соборный хор, а перед чтением и во время перерыва беседы пел хор любителей, образованный по инициативе о. благочинного под непосредственным руководством молодого соборного священника о. Н. Ивановского. Хор любителей исполнил: Свете тихий Дворецкого и кондак Богоматери неизвестного композитора. Обе пьесы прошли отлично и хор, мужской трехголосный, прекрасно звучал даже в своем теперешнем составе, но без сомнения он значительно выиграет если к нему впоследствии добавится еще несколько басов: тогда и для forte не нужно будет форсировать голосом. Отчего бы в хор не принять участия офицерству квартирующих у нас полков? В Калуге, наприм., нашлось же для этого время, и там, сколько известно, образовался свой офицерский хор.

В тот же день в помещении женского приходского училища начались народные чтения с туманными картинами.

В позапрошлом нумере Брянского Вестника сообщено было о чествовании И. П. Неболсина парадным обедом, данным ему дворянами. С особенным удовольствием приводим ныне текст адреса, прочитанного и поднесенного тогда нашему почтенному и глубокоуважаемому предводителю дворянства:

Милостивый государь Иоасаф Петрович!

Двадцать один год вашего беспрерывного предводительства в трудное время реформ останутся в нашей памяти навсегда. В наших делах вы принимали такое родственное участие, что соединяли нас в одну семью. Отдаваясь влечению своего доброго сердца, вы заменяли сиротам отца: благодаря вашим попечениям, одни из них уже получили образование, другие воспитываются в учебных заведениях. Долголетняя ваша служба сама уже говорит насколько велико общее к вам уважение брянского дворянства. Примите же, достойнейший Иоасаф Петрович, общую нашу искреннюю благодарность за долголетнюю вашу полезную для нас служебную деятельность. Примите уверение, что общее наше уважение к вам сохранится навсегда, с надеждою что вы не откажетесь быть нашим добрым руководителем и на будущее время. (Следуют подписи).

3го сего октября в зале городской думы состоялось заседание членов комитета народных чтений под председательством товарища председателя И. К. Логгинова. После чтения и утверждения протокола предыдущего заседания, председательствующим были прочитаны письма г-жи Чулковой и председателя земской управы, содержащие в себе отказ на ходатайство председателя комитета И. А. Незнамова о предоставлении помещения для народных чтений, и сообщено, что 30е очередное земское собрание тоже отказало в просимом помещении или пособии на наем такового.

Затем был прочитан ответ г. попечителя московского учебного округа на уведомление об устройстве в Брянске самостоятельного комитета народных чтений. Ответ этот заключает в себе предложение выработать проект устава сего комитета и представить его на утверждение в законодательном порядке через Комитет Министров. При оживленном обсуждении этого отношения, выяснилось, что большинство членов собрания находит необходимым выработать свой устав, но в виду серьезности этого дела – отложить до следующего собрания, что и было решено при баллотировке почти единогласно (16 против одного). Правление обещало снестись по этому вопросу с другими комитетами, дабы таким образом подготовить материал.

Относительно вопроса о лекторах собрание предоставило правлению собрать лекторов для распределения очереди чтений между ними.

Вопрос о приобретении волшебного фонаря и картин также вызвал оживленные прения. Е. Н. Бабаева предложила приобрести отражательный фонарь Малиновского, но г. Логгинов нашел его неудобным вследствие неимения подбора гравюр, необходимых для каждого чтения в достаточном количестве, что подтвердил и г. Бибиков. В конце концов было решено приобрести фонарь с керосиновым освещением для прозрачных картин, не дороже 100 рублей, и поручить это г. Бибикову. Картин решено купить нераскрашенных и без рамок не более как на 40 рублей. Такую незначительную сумму на картины ассигновали вследствие недостатка средств. Эта причина вызвала опять вопрос об увеличении средств комитета. Рассуждения по этому поводу почти ни к чему не привели; только и было решено, что записываться в члены можно не только в библиотеке Ф. Федорова, но также у всех членов правления и у тех членов комитета, которые изъявлять на то же желание и получать от правления подписной лист, с обязательством к 1му числу каждого месяца вносить собранную сумму казначею или председателю комитета.

Заседание закончилось объявлением, что следующее очередное заседание назначается на вторник 7го ноября.

Несколько раз мы говорили об ужасном состоянии наших мостовых, но то что представляет собой Базарная площадь, особенно в теперешнее время, осенью – по истине неописуемо и несказаемо, между тем место это – жизненный центр всего города, куда ежедневно стекаются тысячи жителей. Много лет подряд берег Десны, занимаемый ныне базаром – гатился исключительно навозом с целью поднять уровень площади и вероятно защитить ее сколько-нибудь от подтопа вешней водой. Защита однако оказалась слишком слаба, и от времени образовавшийся здесь назем дал такую трясину, такое жидкое болото, что здесь буквально ни пройти, ни проехать. В распутницу даже летом нередко воза с дровами и сеном располагаются не на обычном своем месте, возле ограды с береговой ее стороны, а по Соборной площади. Такое состояние базара нам кажется должно бы обратить на себя внимание городской управы: это первая ее забота, первый, наиболее существенный вопрос, решение которого не должно бы класть в долгий ящик. Кстати следовательно бы теперь подумать и об упорядочении путей сообщения ведущих на Базарную площадь, каковыми являются единственные деревянные мостики у лавок, играющие роль тротуаров. Как мы уже говорили, мостки эти заставлены вывеской-товаром, мешающим свободному движению: тут тебя тронет и чем-то обдаст вывешенный нагольный полушубок, невольно прикоснешься к грязной и вонючей бочке с сельдями, или тебя вымажет керосином, дегтем, и проч., и проч. Не угодно ли тут ходить и уберечься во время толкотни и давки, между тем эти подмостки, повторяем, единственный путь для всего города на Базарную площадь.

В минувшее воскресенье любителями драматического искусства дан был спектакль, в котором представлено было: Игра в прятки, За хитрость – хитрость и Летняя картинка. Все эти небольшие, даже чересчур небольшие пьесы прошли ровно, гладко, причем наибольший успех, и совершенно заслуженно, выпал на дамский персонал (некоторые из исполнительниц были очень эффектны). Мужчинам, к сожалению, положительно негде было показать себя, так сказать развернуться, хотя каждый из них добросовестно отнесся к своей роли и многие зарекомендовали себя уже ранее как опытные артисты. Желательно бы на будущее время, чтобы пьесы выбирались хоть несколько посодержательнее.

В тот же день на Рельсовом заводе играли Женитьбу Гоголя. Спектакль давали в народной столовой княгини М. К. Тенишевой, где устроена прекрасная сцена с очень миленькими декорациями. Публики на представлении, как нам сообщают, было довольно много. В антрактах играл оркестр Каширского полка. В общем, спектакль прошел недурно, если не считать несколько слабой игры одной из исполнительниц и одного любителя, позволившего себе выйти на сцену в возбужденном состоянии. Роли Подколесина (А. Ильин) и Кочкарева (Гладков) проведены весьма хорошо, все остальные не портили ансамбля. Водевиль (Математик или ожидание кометы…) прошел удовлетворительно, хотя желалось бы видеть большую живость в подобных вещицах. Чистый сбор от спектакля поступил в пользу местного благотворительного общества.

В ночь на 2е сего октября из берлины, стоявшей на Десне близ станции Брянск (у привокзального моста) и принадлежащей брянскому мещанину М. Н. Мамонову – похищено семь чугунных печей и две таковых же сковороды. Виновные разысканы и привлечены к ответственности.

— В окрестностях станции Дубровка, как нам сообщают, на днях происходила охота на волков.

Происшествия в Брянском уезде:

— В ночь на 14е число в с. Дятькове из лавки мглинской мещанки П. Рышлаковой чрез прорезанное в стене отверстие совершена кража 11 пар брюк и 2 пар мужских пальто на сумму 56 рублей.

— 14го сентября на дороге близ деревни Яблони у крестьянина Павла Бурыкина ограблено 75 рублей. Виновный задержан.

— 17го сентября на Радицком паровозном заводе дочь карачевского мещанина Анна Дракина 7ми лет, гуляя около костра разложенного для варения пищи, не заметила как загорелось на ней платье, но увидав это она побежала, причем получила сильные обжоги, от которых в тот же день умерла.

— Того же числа в с. Полпине сгорела рига с насаженною коноплею, принадлежавшею крестьянам Смычковым. Убытку от пожара понесено на 800 р. Изъявлено подозрение что произведен поджог.

— Того же числа на Рельсовом заводе у рабочего А. Муравлева похищена поддевка с 60ю копейками. Виновный обнаружен.

— Того же числа в с. Рековичах от неосторожного обращения с огнем сгорел 21 крестьянский двор со всеми надворными постройками и некоторым домашним имуществом. Убытку пожаром причинено на 21.800 рублей.

— 18го числа у крестьянина того же села, Гапонова, из кармана свиты похищено два портмоне с 8 р. 70 к. Виновный разыскан.

— В ночь на 22е сентября, на лугах близ д. Любегощи от поджога сгорело два крестьянских сарая с 1.000 пуд. Сена, принадлежавшего землевладельцу А. И. Лузгареву, чем причинено ему убытку на 400 р. Сгоревшая здания застрахованы были в земстве во 100 рублях.

— 22го числа там же от поджога сгорело пять стогов сена, принадлежавших землевладельцу П. Ф. Гольцову. Убытку от пожара понесено на 200 рублей.

— 22го сентября крестьянин Ф. Чиркин заявил приставу, что у него на хуторе близ Рельсового завода чрез взлом сундука похищена одежда, револьвер, деньгами рубль и паспорт. По розыску все похищенное найдено и виновный привлечен к ответственности.

— 25го числа в д. Бородовицыне задержан крестьянин села Новоселок с похищенными им в августе у мещанина В. Преснякова хомутом и лемешами.

— 27го числа на Рельсовом заводе у крестьянина Н. Зернова похищены серебряные часы, стоящие 18 р. Часы эти найдены у кухарки Зернова, которая привлечена к ответственности.

— 29го числа там же обнаружена беспатентная продажа водки. 

В 265м нумере Орловского Вестника помещена заметка некоего И. И. по поводу заявления г. Невиандта о земских школах. Мальчишески-задорный тон этой невежественной и вдобавок совершенно безграмотной статейки исключает всякую возможность говорить с ее автором сколько-нибудь серьезно, и если мы обращаем теперь на нее внимание, то исключительно ради того, чтобы сказать, что все приписываемое там нашей газете – всецело принадлежит о. В. Попову, статья коего заимствована нами из 31го нумера Орловских Епархиальных Ведомостей (стр. 913 – 919), где она напечатана по распоряжению его преосвященства владыки Мисаила. 

НАЕМ В ОХОТНИКИ

При прежних рекрутских наборах, время от времени повторявшихся для пополнения армии нижними чинами, каковая система уступила теперь место общей воинской повинности, и прежних тяжелых порядках продолжительной военной службы – слово «набор» производило можно сказать потрясающее действие среди крестьянства и мещан*. Только эти два сословия призывались тогда в войска, остальные – духовенство, дворянство и купечество – были от сего освобождены. От солдатчины можно было между прочим избавиться наймом за себя охотника, шедшего за деньги «под красную шапку». Нижепомещаемый документ относится к актам сего рода и отлично воспроизводит одну из бытовых страниц прошлой жизни. Еще есть старики, которые помнят как гуляли охотники, и рассказы о сем кажутся теперь чем-то сказочным, легендарным. Ухарству и цинизму охотников казалось не было пределов. Как-то само собой сложилось убеждение, что охотникам все можно, многое посему им извинялось, и на безобразия их, творимые открыто – смотрели сквозь пальцы. «Охотник гуляет» - этой фразой покрывались безобразные выходки, которыми нанимавшийся отводил себе душу прощаясь с волей. Пунктом условия, каковые везде, по всей России практика жизни выработала почти одинаково – что до поступления в рекруты содержать меня (имярек) во всем на собственном (нанимателя) иждивении, сверх договоренной суммы – пользовались широко: охотник сорил чужими деньгами, и всякая блажь его, всякая прихоть исполнялись беспрекословно. Условия найма были тяжелые, но и на них шли ради спасения члена семьи от ненавистной солдатчины. Все это исчезло навсегда, и договор о найме охотника (берем его из нашей брянской старины) – становится уже достоянием истории.

* Св. завоенные плачи и причитания, собранные Е. В. Барсовым.

1840 года декабря дня, мы, нижеподписавшиеся, города Брянска мещане Алексей Петров Андреев и Федот Акимов Невструев заключили между собой условие в следующем:

1. Вследствие дозволения, данного мне, Андрееву, обществом моим сего декабря числа, в надлежащем месте засвидетельствованного сего ж декабря числа, я, Андреев, нанялся добровольно у него, Невструева, поступить за семейство его, Невструева в рекруты, а я, Невструев, добровольно обязался заплатить ему, Андрееву, за сие серебром сто сорок два рубля восемьдесят пять копеек и пять седьмых*.

2. В число сей суммы, я, Андреев, получил с него, Невструева, в задаток двадцать семь рублей серебром, а остальные затем вполне получить мне, Андрееву, в том рекрутском присутствии, в которое я, Андреев, буду представлен в то же самое время, когда оно удостоит меня, Андреева, принять в рекруты порядком в законах постановленным.

3. До поступления в рекруты содержать меня, Андреева, ему, Невструеву, во всем на собственном его, Невструева, иждивении сверх вышеозначенной суммы.

4. По принятии меня, Андреева, в рекруты, ему, Невструеву, платить до ревизии в казну все подати и повинности: 1) за меня, Алексея, и 2) за брата Петра, всего за две души.

5. По принятии меня, Алексея, в рекруты, деньги на обмундирование, провиант и жалованье для рекрута положенные – заплатить в казну также ему, Невструеву, особо, на свой, а не на мой счет.

6. Если я, Андреев, по свидетельству рекрутского присутствия окажусь в рекруты неспособным, то акт сей сам собой уничтожается, и взятых мною, Андреевым, вперед двадцати семи рублей серебром, означенных во второй статье, и издержек по статье третьей сего условия на меня употребленных – не обязываюсь я, Андреев, возвращать ему, Невструеву.

7. Условие, по засвидетельствовании в нашей думе, с обеих сторон выполнить свято, в чем и подписуемся. – города брянска мещенин алексей петров сын андреив руку прилажыл.

Документ писан на рублевой гербовой бумаге с водяным знаком 1837 года, вверху же над текстом возле штемпеля грифом означено: «Цена 30 коп. сер.» (1 р. 5 к. ассигнациями).

* При переложении этого счета на ассигнационный (1 серебр. = 3 ½ ассигнац.) получится ровно 500 рублей. 

Из бывших базаров несколько выдавался по подвозу воскресный, 8го октября. Особенно много было яблок, продавали 50 – 90 к.за меру, капуста 45 к. пуд, овес 42 – 47 к. пуд, сено 25 к. пуд; картофель 30 к. м., свекла 25 к. мера, конопля 75 – 77 к. пуд; жмаки 25 к. пуд, конопляное масло 3 р. 40 к. пуд, коровье масло: топленое 30 к., чухонское 25 к. ф. Яйца 1  р. 60 к. за сотню. Льняное семя в покупке 80 к. пуд. – Свенская ярмарка не в пример прежних лет прошла чрезвычайно тихо. Пенька (чистая) шла 35 – 38 р. берковец. Конопляное семя 80 к. пуд, масло конопляное 3.20 – 3.50 пуд. Со льняным семенем сделок не было. 

ОКТЯБРЬ

15 Нед. 21я по Пятид. (Глас 4й). Прпмч. Лукиана; прп. Евфимия нового. Седмица 22я по Пятидесятнице.

16 Св.мч.Лонгина сотника. Бл. Княг. Евпраксии Псковской.

17 Прмч. Андрея; св. бессребрен. Космы и Дамиана.

18 Св. ап.и еванг. Луки, мч. Марина, прп. Иулиана.

19 Преподобного Иоанна Рыльского

20 Св. влмч. Артемия, прав. Артемия Веркольского.

24 Прп. Илариона Великого, Иакова и Феофила Омучских. 


НЕДОСТАВЛЕННЫЕ ТЕЛЕГРАММЫ:

по 15е октября

Рабиновичу, Семенцову, Товаровой, Фельдману, Цыну.