№5, 16 (04) февраля 1896 г.

В Успенской церкви (она же Нижне-Никольская) по пятницам каждой недели, после ранней обедни, начиная с первой недели Великого поста будет читаться перед Животворящим древом Креста Господня акафист, о чем извещает староста означенной церкви артиллерии подполковник В. Гамулецкий.

В Успенской церкви (она же Нижне-Никольская) по случаю придельного праздника Святителя Митрополита Алексея, в воскресенье, 11 го февраля имеет быть всенощная, в 5 часов вечера, а в понедельник 12 числа две литургии, начало коих: ранней в 5 часов и поздней в 9 часов.

Богослужения будут торжественные, причем всенощная и поздняя обедня будут совершены при двух полных хорах, Соборном и Успенском, о чем извещает всех любящих благолепие дома Господня староста означенной церкви,

артиллерии подполковник В. Гамулецкий.

В виду большого движения обозов с тяжестями по Московской улице, а также усиленного проезда крестьян с продуктами на базары, каковые в Брянске бывают три раза в неделю, покорнейше прошу вообще по городу, а по указанной улице в особенности — быстрой езды не допускать.

Виновные в неисполнении законной просьбы будут привлекаться к ответственности по 123 ст. Уст. о наказ., налагаемых мировыми судьями.

25 января 1896 года.

Исправник И. Митяев

В заседании думы 26го января рассматривались следующие дела:

1. Утверждение журнала думы 20го декабря 1895 года. — Журнал думы утвердить.

2. Торговое производство на отдачу в аренду городских базарных площадей на 1896й год. — Торги утвердить.

3. Выбор торгового депутата на один год. — Выборы, за малым числом гласных, отложить до следующего заседания.

4. Заявление гласного А. М. Баженова по вопросу об убытках, понесенных брянским общественным банком по долгу Н. А. Комарева. — Заявление А. М. Баженова принять и благодарить его за оное.

5. Отношение брянского уездного исправника об увеличении отпуска квартирных денег полицейскому приставу и его помощникам. — Отклонить.

6. Доклад городского головы о возбуждении ходатайства об устройстве подъездных путей к железным дорогам. — Оставить открытым.

7. Предложение орловского губернатора с копией циркуляра Министра Внутренних Дел относительно установления сроков для взноса всех вообще пособий казне, следуемых из городских средств. — Принять к сведению и руководству.

В воскресенье, 11го сего февраля, в воскресной женской школе врач Каширского полка А. А. Религиони предполагает открыть чтения по гигиене.

В прошлом нумере Брянского Вестника мы выражали сетование, что при проложении нового пути Брянск-Москва — Жиздру миновали. Теперь по сему предмету в Калужских Губернских Ведомостях находим пространную корреспонденцию из Жиздры.

Московско-брянская железная дорога, читаем там, все-таки пройдет в 10ти верстах от Жиздры на восточной стороне, где будто бы будет и станция с вокзалом. Граждане же надеялись, что по ходатайству и их просьбе дорогу приблизят к самому городу.

Мы не знаем мотивов, изложенных ходатаями в прошении, говорится далее в корреспонденции, и сомневаемся в том, были ли выяснены самые важные и уважительные причины для проведения железной дороги вблизи города; в противном случае может сделаться по чужим грехам большая, весьма вредная ошибка. Причина же очень важная и, безусловно, уважительная заключается в следующем.

Город Жиздра существует именно благодаря подвозу разных товаров только с восточной стороны из степных уездов: Орловского, Малоархангельского, Болховского и Ливенского; своего же уезда урожаи никогда не могли и не могут удовлетворить потребностям населения. С западной, лесной стороны никаких продуктов в город не подвозится, и людиновские базары в 25 верстах от города пользуются подвозимыми товарами тоже через город с восточной стороны. Следовательно, если вдалеке от города на восточной стороне пройдет железная дорога, тогда весь привоз товаров будет поступать в один пункт при станции на земле какого-либо владельца, где непременно поселятся десятки капиталистов и образуется своего рода торговое место, чрез которое в город не пропустят ничего, и город останется совершенно изолирован в коммерческом отношении и принужден будет ездить в новый центр даже за необходимейшими вещами, так как в Жиздре при упадке торговли будет трудно и дорого приобретать их. Большая часть жителей будет посему приходить в разорение, и в довершению бедности, постигшей город от бывших громадных пожаров, Жиздра может скоро превратиться в деревню.

Зная хорошо всю местность и тракты от города Жиздры до городов Брянска и Сухинич, невидно никакого основания для Проведения железной дороги вдали от города, ибо на 150-верстном расстоянии 10-верстное уклонение от прямой линии к городу составляет в длине разницу весьма незначительную, а по местным условиям, т.-е. по грунту земли и меньшему количеству небольших мостов — даже выгоднейшую.

Мы видели пройденную инженерами линии, которая заставила их наделать больших зигзагов и не миновать оврагов и рек, лишь бы не уклониться от прямой центральной линии к городу. Что понудило их лишить бедный город с 12ю тысячами жителей насущной их потребности в таковой дороге — мы положительно недоумеваем.

Обсуждая интересы этой дороги, компетентные люди и служащие на Мальцовских заводах инженеры говорят, что линия железной дороги во всех отношениях должна быть выгоднее даже на западной стороне Жиздры. Тут со временем Правительство могло бы найти полезным соединить Жиздру с Людиновскими заводами по прямой лиши не более 17ти верст, тогда как от дороги на восточной стороне города Людиново будет отстоять более 30ти верст.

Мальцовская железная дорога пролегает от Брянска чрез все заводы и фабрики, даже за Людиновские заводы на 32 версты до шахт, следовательно, пройди московско-брянский путь западной стороной Жиздры, он приблизился бы к концу мальцовской дороги на шахтах, и тогда соединение Жиздры с Людиновом оказалось бы ненужно, а общая польза без сомнения была бы только в выигрыше.

Город Жиздра имеет вокруг себя собственной 9.000 десятин земли с хорошими лесами, но земля вся в залоге, и неоплатный долг, как короед, выедает лес, единственное ценное достояние города, не принося надлежащей пользы. И если дорога пройдет не по городской земле, то город лишится последней надежды употребить его с пользой, ибо на чужих пристанях он не будет в состоянии конкурировать с лесопромышленниками, а будет нести убытки до окончательного лишения лесов и земли, чего допускать никак не следовало бы для спасения всего города от вечной нищеты.

По последним официальным сведениям, в Брянске находится 38 мест с продажей крепких напитков (считая здесь гостиницы, трактиры, винные и портерные лавки); в Привокзальной слободе таких мест 12, а всего 50. По сословиям, содержатся они следующими лицами: купцами 28, мещанами 11, дворянином 4, по 3 крестьянами и отставными военными и 1 почетным гражданином.

В редакции получен только что вышедший Отчет о народных чтениях в Брянске за 1894—5й академический год. Отлагая до следующего нумера подробное ознакомление с ходом сего дела у нас, приведем теперь, на основании официальных данных, эпизод с чтением «Тараса Бульбы», как известно наделавшим в свое время столько шуму. «Здесь представляется уместным — говорится в Отчете — объяснить причину выхода некоторых лиц из членов отделения комитета, 4го декабря прошлого года врач Р. М. Эйгес, принадлежащий к еврейской национальности, в общем co6paнии членов отделения комитета сделал следующее заявление: «От имени моих единоверцев, состоящих членами нашего отделения комитета, прошу собрание признать брошюру «Тарас Бульба» негодной для народных аудиторий и исключить ее из списка чтений в городе Брянске, так как иначе мы, евреи, выйдем из членов отделения комитета». Председателем было указано на нелегальную сторону этого требования, и собрание большинством голосов отклонило это ходатайство евреев - сочленов, после чего вышли из членов отделения комитета следующие лица: М. Ф. Маркузон, Д. П. Маркузон, М. Б. Дунаевская, В. С. Дунаевский, С. О. Борович, Л. А. Борович, А. М. Фрумкин, А. О. Мандельбаум, С. И. Эйгес, Р. М. Эйгес, М. П. Окнова, М. М. Окнов, И. Л. Искерский, и Н. И. Юнаков, причем последние четверо принадлежат к христианскому вероисповеданию».

Этим сообщением по крайней мере снимается с нас упрек в произвольном толковании факта.

19го января в 12 часов ночи у карачевского мещанина Ивана Пятеркина, во время сна его на постоялом дворе Покровского, похищено неизвестным 21 рубль. По дознанию, этот неизвестный оказался отставной коллежский асессор.

Спектакль любителей, данный в минувшее воскресенье на Рельсовом заводе, прошел с большим успехом. Поставлено было три пьесы: «Дядюшкина квартира», «Мышеловка» и «Медведь». В числе зрителей можно было заметить нисколько приезжих из Брянска. От них между прочим мы слышали сожаление, что при столовой кн. Тенишевой, где шел спектакль, распорядители не позаботились об устройстве буфета хотя с какими-нибудь холодными закусками, в местные же гостиницы не всякий решится заглянуть, тем более с семейством.

В деревне Старом Лавшине, Фошнинской волости, крестьянин Григорий Петров Орлов, получив 14го января из фошнинской земской больницы наружного лекарства, 17го числа вечером растерся им в бане, и после того как попарился — впал в бессознательное состояние. Орлова стали отпаивать парным молоком, и приходя в себя, он говорил что умирает от лекарства. Когда же утром 18го января Орлова повезли в фошнинскую земскую больницу, то он на дороге скончался. Делу сему дан уже надлежащий ход, и самое лекарство, от которого умер Орлов — будет подвергнуто химическому исследованию.

В Вестнике военного духовенства помещены весьма интересные сведения о командире квартирующего у нас Дорогобужского полка, Г. Г. Лейдениусе, как он 50 дней находился в плену у диких.

Приводим этот рассказ дословно.

При крушении в 1880 году парохода «Москва», на котором по делам службы держал путь и Г. Г. Лейдениус, он вместе с другими пассажирами был взят в плен дикими обитателями острова, куда их выбросило, и ограблен что называется дочиста. «Не изрубили нас и не схоронили сряду же только потому, что варвары через переводчика узнали, что мы подданные Белого Царя. Малейшая неосторожность с нашей стороны — и перерезали бы нас как баранов. Влачили мы горькие дни, ежедневно - ежечасно ожидая смерти: ни хлеба, ни белья, ни денег; кое-кто случайно приберег нисколько червонцев и серебряных рублей. Вдобавок днем жара была нестерпимая. Однажды я снял сорочку (одна и осталась, которая была на мне), выстирал, повесил на дерево посушить, а сам пошел выкупаться: в это время один из варваров украл мою последнюю сорочку. Подобно провинившимся прародителям в раю, пришлось мне прикрывать грешное тело листьями... Бывали случаи, что жадные до денег туземцы привозили нам в продажу сигары, завернутые в наши (награбленные у нас же) сторублевые ассигнации, и мы приобретали пачку сигар за серебряный рубль в такой интересной обертке. Несколько облегчилась наша печальная участь после того, как бывший с нами врач оказал врачебную помощь жене начальника острова, где мы были пленниками; но окончательно освободить от рабства мог только денежный выкуп. К счастью нашему, бедственное положение наше заметил проходивший, в 50й день после нашего плена, английский корабль, который внес нашим владельцам требуемую сумму, и доставил нас в Одессу. Памятны будут до гробовой доски эти 50 дней плена у диких».

Тульские Губернские Ведомости сообщают, что жители 4й части города Тулы (Чулково) поднесли начальнику губернии благодарственный адрес, в котором подробно описывают то безотрадное положение Чулкова, в каком оно находилась до начала прошлого года. Обстоятельства эти действительно так интересны, что мы приводим всю статейку официального органа: просто глазам не веришь, читая описание условий жизни в губернском городе. «Грабежи и буйства были повседневны в названной части города, так что проходить по Чулкову было небезопасно; даже извозчики отказывались туда ехать. Особенно буйствовала молодежь, врываясь на свадьбы и бесцеремонно требуя себе угощения. Трактиры и ренсковые погреба торговали незаконно, обирая рабочих. Улицы были в ужасном виде; освещения никакого, и, как говорится в адресе, это была «заброшенная азиатская казюцкая сторона». С весны прошлого года на Чулково было обращено особенное внимание, и вновь назначенный туда пристав сумел искоренить все то зло, от которого житья не было. Начиная с внешнего благоустройства этой части города: содержания улиц, проведения новых мостовых, установки фонарей, и т. д., Чулково стало неузнаваемо. Тишина и порядок сменили прежние безобразия. Пристав и его помощники каждую ночь объезжают верхом Чулково и следят за общим спокойствием жителей. Торговля в трактирах упорядочена, словом, как говорится в адресе: «Чулково просияло, и мы гордимся своею стороной». За установление такого порядка в Чулкове жители и почли долгом своим принести начальнику губернии искреннейшую благодарность. Впрочем, чрез несколько нумеров, в тех же Губернских Ведомостях рассказывается о грабеже, какому в той же Туле подверглась одна девушка.

ФЕВРАЛЬ

4 Сыропуст.— Пр. Исидора, Николая, Кирилла, вкн. Георпя.

5 Мц. Aгафии, Ик. БМ. Взыскание погибших.

6 М. Иулиана, мц. Марфы и Марии.

7 Пр. Парфения еп. лампсакийского, Луки елладского.

8 Вм. Феодора стратилата, пр. Захарии.

9 М. Никифора, свм. Маркелла.

10 Свм. Харлампия, п. Прохора печерского.

Имею честь довести до сведения гг. членов брянского отделения орловского комитета народных чтений, что 7го сего февраля в семь часов вечера в зале городской управы имеется быть очередное собрание членов означенного отделения комитета.

Предметы занятий: 1. Доклад председателя об устройстве публичных общедоступных лекций. 2. Выбор председателя ревизионной комиссии, и 3. Текущие дела.

Вышел из печати Отчет о брянских народных чтениях за 1894/5 академический год, каковой гг. члены отделения комитета благоволят получать в библиотеке Ф. Ф. Федорова.

Председатель И. Незнамов.


Лучший цветочный О-де-колон "Рейнские букеты" продаются во всех аптекарских и парфюмерных магазинах.
Требуйте только Мыло "Вазелин" товарищества "Гигиена"