№9, 15 (03) марта 1896 г. 

Брянский уездный исправник приглашает домовладельцев города Брянска, а также и заведующих домами в городе, но примеру прежних лет, теперь же приступить к очистке своих домов и помойных ям от накопившихся за зиму отбросов. Очистка и вывозка должна быть окончена к 1му числу апреля месяца 1896 года. При неисполнении этого требования, очистка будет производиться на счет виновных.

Имею честь уведомить гг. членов брянского отделения орловского комитета народных чтений, что 6го марта, в 7 часов вечера, в  зале городской управы назначается очередное общее собрание членов отделения комитета. Предметы занятий:

1. Выбор одного члена ревизионной комиссии.

2. Текущие дела.

Председатель И. НЕЗНАМОВ

Высочайшим приказом член киевской судебной палаты, статский советник Крашенинников назначается председателем орловского окружного суда.

Высочайшим приказом по военному ведомству 26го февраля, произведены на вакансии из капитанов в подполковники: 3го гренадерского Перновского короля Фридриха-Вильгельма IV полка, Назарьев, с переводом в 1й пехотный Невский Его Величества короля Эллинов полк; 142го Звенигородского, Труфанов, с переводом в 144й пехотный Каширский полк, и помощник начальника орловского губернского жандармского управления в Брянском уезде, Смирнов (Федор).

Ризничий Свенского монастыря иеродиакон Феодорит рукоположен во иеромонахи, а того же монастыря монах Корнилий рукоположен во иеродиаконы.

На заседании благотворительного общества, бывшем 28го февраля, между прочим происходили выборы правления, и по баллотировке оказались избранными: председателем Н. С. Могилевцев, членами: А. П. Комаров, И. А. Незнамов и П. Е. Куров. Кандидатами к ним: П. С. Могилевцев, П. П. Попов, В. И. Невструев и И. О. Семенов. В члены ревизионной комиссии избраны: В. П. Апальков, Н. Н. Денисенко и Н. Н. Зорич. Не можем при этом не выразить удивления, что один из членов благотворительного общества предложил на собрании отдать только что открытый дом призрения в наймы под казармы, а самый приют поместить на частной квартире, или же приспособить для сего имеющийся при доме флигель, и ограничить дело призрения лишь престарелыми и немощными.

Вместо о. Гробовского, избранного съездом духовенства наблюдателем церковно-приходских школ по Брянскому уезду, законоучителем в первое приходское училище приглашен священник тюремной церкви о. В. Леонов. Как нам сообщают, при нем дело преподавания Закона Божия поставлено еще более на рациональную почву: помимо обычных занятий, о. Леонов ввел перед уроками чтение утренних молитв, что неуклонно совершается учащимися по очереди каждый день.

Обращаем особенное внимание на предстоящие лекции доктора Поварнина: в популярном изложении необходимого знания о заразных болезнях, чтения эти должны принести публике громадную пользу.

Не так давно нам случилось быть вечером в почтово-телеграфной конторе, где в то время проверялась денежная корреспонденция. Нас поразило громадное количество этих пакетов. Во время разговора с начальником конторы выяснилось, что все это солдатские письма, которые выдаются под расписку полкового казначея и затем уже распределяются между адресатами. К сожалению, тут же пришлось узнать что за письмами являются не совсем регулярно, и в один полк лежит несколько не выданных пакетов и посылок, в числе коих есть пришедшие в Брянск еще в декабре. Кто знает, с каким нетерпением ждут солдатики вестей со своей далекой родины и как иногда нуждаются они в небольшом пособии для поддержки своего обихода, тот конечно согласится, что дело это следовало бы упорядочить, и если одному казначею трудно управляться с этим, то можно бы назначить для сего очередь. Дело несложное и чисто механическое, корреспонденция, какова бы она ни была, требует серьезного к ней отношения и дорога она всегда вовремя. Помимо этой стороны, медленность получения денежных пакетов и посылок вызывает в конторе двойную работу, так как, по почтовым правилам, на не выданную корреспонденцию этого рода пишутся вторичные повестки, что усложняет дело канцелярии и обременяет ее излишними занятиями. Состав же почтово-телеграфных чиновников у нас чрезвычайно невелик. Кстати о помещении самой конторы: в вей подчас буквально повернуться негде, так мала она, о чем уже несколько раз, впрочем, говорилось в «Брянском Вестнике».

В понедельник, 26го февраля, в 10 часов вечера в гостинице Н. И. Алексеева, помещающейся на Московской улице в доме Сафонова — неизвестно кем в коридоре оставлен ребенок женского пола. Г. Алексеев пожелал оставить младенца у себя на воспитание.

В воскресенье, 3го сего марта, известный цитрист Ф. М. Бауэр дает свой концерт. Судя но объявленной программе, вечер обещает быть интересен.

Вновь позволяем себе обратить внимание подлежащей власти на неудовлетворительность уличного освещения. Контрагент управы Волков положительно издевается над обывателями допуская такое горение фонарей, какое возможно лишь при умышленной небрежности, именно ради издевательства. Стекла в фонарях грязные, закоптелые, и пламя лампы пускается смеха ради, а не для того чтобы освещать путь. По истине надо удивляться — как можно допускать подобное глумление, которое при других условиях быть может но проходило бы безнаказанно.

В воскресенье, 25го февраля, в зал общественного собрания певица Офросимова и пианист Щуровский дали второй концерт. Программа не отличалась особенным богатством и пьесы были выбраны более салонного характера. Так, у г-жи Офросимовой капитальных нумеров было только два: ария из «Савской Царицы» и колыбельная песенка из «Жоселев», остальное — пять романсов. Г. Щуровский сыграл ноктюрн Шопена, Warum Шумана и свое Darum и гавот Рамо, а на bis исполнил Шопеновский вальс (Cis-mol) и еще какую-то вещицу. На этот раз концертанты привлекли к себе несколько большую публику чем в первый раз, но зала далеко не была полна.

Второе состязание конькобежцев, как и прежде, собрало на каток вольно - пожарного общества очень много публики. На этот раз принимали участие и дамы. Для мужчин дистанция была назначена в две версты, норма 7 минуть; для дам дистанция одна верста, норма 4 минуты. Призов было два мужских и для дам  один. Первый мужской приз взял г. Маркин, второй достался г. Лопатину. Дамский приз выиграла г-жа Денисова, у которой конкуренткой была г-жа Судоргина.

Каширский вечер, бывший в прошлое воскресенье в офицерском собрании, прошел очень живо и весело. Много смешил еврейский квартет, во главе которого стоял г. Тительман (теперь исполнители несколько подтянулись чем на солдатском спектакле во время святок) и большое удовольствие доставил Д. Д. Матов своими рассказами в Горбуновском стиле. Оркестр, под управлением г. Черногуса, очень недурно сыграл несколько пьес, между коими были новинки.

В понедельник, 26го февраля, Дорогобужский и Каширский полк делали небольшой зимний маневр, для чего вечером выходили в походной форме за город, первый за Черный мост, к железной дороге, а второй в Привокзальную слободу. Расположись лагерем и разложив бивачные костры, Дорогобужский полк пробыл в поле до 10 часов, Каширцы же провели в своих юртах целую ночь.

На днях корова, свободно бродившая по Смоленской улице, едва не забодала одну из прохожих. Не знаем о степени нанесенных физических повреждений, но очевидцы сообщают!, что дама была сшиблена с ног, причем рогами животного у ней изорвана ротонда.

На днях шайка юных оборванцев проделала с переплетчиком Зельвином такую штуку. Один из компании предложил купить у yего копировальный пресс. Не сойдясь в цене, продавцы ушли, но вместе с ними исчезло стоявшее между дверями мясо в чугуне. Если, как рассказывают, мяса было фунтов  десять, да в посуде но менее шести-семи фунтов, то по истин надо удивляться этому tour dadresse, которому позавидовал бы и самый ловкий эскамотер.

В Брянск было несколько случаев в заболевания дифтеритом, причем симптомы были из трудных, и в двух случаях, но в одном семействе, быстро кончились смертью.

В одном из недавних нумеров «Орловского Вестника» помещена заметка о незаконности у нас поборов с возов, становящихся на базарной площади с разными деревенскими произведениями. «Налог на дугу в Брянске» — так озаглавлена статья г. И.

«Мы не имеем под руками дела о торгах на отдачу в аренду базарных площадей на 1896й год — говорит автор, и не можем сообщить, за какую сумму брянская дума сдает в аренду городские базарные площади*. Впрочем, вопрос этот в настоящем случае не имеет для нас существенного значения. Мы намерены говорить только по поводу существующего в Брянске налога «на дугу». Налог этот является для нас фактом настоящего, и как таковой мы и будем его рассматривать.

Дело в следующем.

В Брянске на базарных площадях с раннего утра до позднего вечера дежурят некие агенты, приказчики арендатора площадей, выслеживая не продан ли какой воз с дровами, сеном или каким другим товаром появившимся на площади, и берут с продавца этого товара 3 копейки, причем на дугу наклеивают ярлык.

Местные крестьяне и брянская публика уже освоились с этим порядком и смотрят на него как на неизбежное зло, с которым нужно мириться. Для пришлых же людей привыкших видеть на базарных площадях на видных местах столбы с надписями, гласящими: «Торгующие с возов ничего не платят», брянский налог на дугу напоминает средневековые (?) порядки и вызывает досаду.

Мы думаем, что следует хоть несколько осветить этот вопрос с принципиальной точки зрения и посмотреть на его внутреннюю сторону.

Во-первых. Чем руководствуется дума при определении размера аренды за право взимания налога на дугу?

Мы не ошибемся, если скажем, что и теперь размер аренды определяется глазомером и конкуренцией являющихся на торги барышников. При отсутствии какой-либо статистики, обе стороны в этом вопрос иначе и не могут действовать как на авось. По необходимости размер аренды устанавливается без всяких соображений относительно действительной доходности этой статьи. Дума успокаивается на том, что все-таки доход. Арендатор успокаивается на том, что авось не останется в убытке.

Во-вторых. В этом налоге нет никакого соответствия со стоимостью товара.

Воз дров, ценою в 50 — 60 к., также воз сена, ценою в 3 — 4 р., воз досок, картофеля, капусты, огурцов, овса, метел, и т. д., не смотря на огромную разницу в стоимости, оплачивается одинаково тремя копейками. Об установлении соответствия между стоимостью товара и налогом на дугу здесь не может быть и речи. Налог этот только и возможен в несправедливой форме круглого налога, без всякого соотношения к стоимости товара, без соотношения к доходу продавца товара.

Насколько неравномерно ложится этот налог на товар, видно из следующего примерного расчета:

Три копейки на воз дров, ценою в 50 к. — составляет 6%. Три копейки на воз сена, ценою в 4 р. — составляет ¾ %. В последнем случае налог в 8 раз ниже.

Следовательно чем беднее владелец товара, чем ничтожнее стоимость привезенного им товара, тем больший процент из своей выручки он платит в виде налога на дугу.

Но приведенным расчетом еще не исчерпывается вся несправедливость этого налога. Он крайне тяжел, и в огромной массе случаев платится не с дохода, как плюса в экономии плательщика, а составляет постоянную прибавку к постоянному убытку плательщика...

— Это три копейки-то? Важное дело!... Плюнуть да растереть!.. возразят нам брянские думцы, купцы, прекрасно высчитывающие проценты на свои капиталы в прекрасно высчитывающие в процентах тяжесть всяких налогов. Когда эти налоги ложатся на них.

Покажем им, однако, какой грабеж они устраивают введением этого трехкопеечного налога на дугу.

Самое большее количество дуг на брянских базарах дают сани с дровами. В течение зимы это главный предмет торговли местных крестьян. Есть много бедняков, которые тем и промышляют, что покупают в лесных конторах дрова и каждый базар приезжают в Брянск продавать их.

Сделаем маленький учет относительно размера налога, взимаемого городом Брянском с этих горе-промышленников.

Средняя цена воза дров в Брянске 85 к.

В этой цене заключаются следующие расходы предпринимателя:

Собственная искусная цена, считая средний воз в 1/3 кубической сажени, при цене за сажень 5 р. — 62 копейки, прокорм лошади — 20 копеек, налог на дугу — 3 копейки. Итого 85 копеек.

Где же заработок этого крестьянина-промышленника с его лошадью? Где ремонт сбруи? Где погашение инвентаря?

Вея выгода крестьянина состоит в том, что за зиму он кое-как прокормит свою лошаденку. О заработке для себя в этом промысле он и думать не может. Не только о заработке, он из вырученных денег не можешь ни гроша истратить, чтобы прокормить себя в городе и дороге. Для этого он должен брать готовое из дома и во всяком случае иметь иные способы заработка, от которых оставался бы кусок хлеба и для него.

И так картина получается следующая:

Налог берется не с дохода, а просто-напросто устанавливается прямая повинность в пользу города и городской кассы.

Повинность эту крестьянин вынужден нести исключительно ради прокормления своей лошаденки в течение зимы, и может нести ее не иначе, как уделяя часть из заработков круглого года.

Подсчитаем же во что обходится эта повинность нашему злополучному плательщику.

Поденная плата рабочего с лошадью в течение зимы 75 копеек.

Для того чтобы продать воз дров на брянском базаре, крестьянин теряет целый день.

Таким образом, воз дров стоит самому хозяину 62 + 75 = 1 р. 37 к. Продавая его за 85 к., он несет убытку 52 к., и сверх того платит еще 3 копейки налога на дугу, т. е. теряет всего 55 к.

Предположим, что этот крестьянин (не он, так другой) является в город каждый базар в течение всего зимнего времени, т. е. в течение 6 месяцев. Таким образом, он побывает в Брянске 3.4.6 = 72 раза, заработает 17 р. 56 к. и заплатит деньгами в городскую кассу 2 р. 16 к. и трудом в пользу городского обывателя 37 р. 44 к., а всего городу Брянску 39 р. 60 к.

Его платеж в виде налога составить 13%, бесплатный труд на пользу обывателя — 226%, а все вместе 239% того заработка, который он получит в Брянске, но который никоим образом не положит в карман, а тут же истратит на прокорм лошади...

Вот вам трехкопеечный налог.

Стыдно городу, стоящему в узле шести железных дорог, пребывать на степени средневекового варварства. Стыдно представителям городского управления в Брянске не сознавать той возмутительной несправедливости, которую они допускают в отношении работающего на город бедняка-крестьянина».

*

В принципе, статья г. И. совершенно справедлива. На незаконность налога, о коем трактует автор, в свое время обращено было внимание, и чем не менее постановление о сем брянской городской думы остается в силе.

 

* Базарная площадь в Брянске сдана мещанину И. А. Терехову на 1896 год за 2,625 рублей. – Ред.

*

По докладу городского головы, дума 4 го августа 1885 года установила следующую таксу в базарных  площадях «за место, занимаемое возом», причем пространство для каждого воза определенно в квадратную сажень: Воз с соломою платить 2 копейки, воз с сеном и овощами, 5 копеек, воз с хлебным ссыпным товаром, пенькою, паклею, маслом, салом, мясом, дичью, дегтем и проч., 10 копеек.

За чаны и другие хозяйственные принадлежности, экипажи с принадлежностями, кадки, бочки, колеса, почвы, лопаты, дуги, и проч. — 10 к. за квадратную сажень. За сани простые, деревенские, распиленный лес, уголь и оглобли 5 копеек. За дрова и круглый лес — по 3 копейки.

В докладе городского головы думе 3го октября того же 1885 года в числу вышепоименованных товаров прибавлен скот, самая же площадь вместо прежних пяти разрядов разделена на восемь, и сбор «платы за места» постановлено взимать чрез особо уполномоченное на сей предмет лицо. Этот доклад головы утвержден думою 11 го октября 1885 года

17го декабря 1886го года внесено в думу уже предложение о сдаче базарной площади с торгов (собственно взимания платы по установленной таксе), причем с крупного рогатого скота и лошадей от головы должно быть взимаемо по 15 копеек, с мелкого скота и свиней 10 к. и с телят, овец и баранов по 5 копеек.

При представлении таксы па утверждение, губернское по городским делам присутствие отменило это постановление. В журнале его сказано следующее: ...Усматривая что брянской городской думой определение платы сделано «не только по размеру мест, а также и по роду товаров, на них находящихся, губернское по городским делам присутствие находит таксу незаконной, ибо определение платы по роду товаров придает ей значение сбора с товаров, тогда как сборы подобного рода законом не допускаются». На основании сего определено: постановление брянской думы отменить*.

Между тем в феврале 1891 года такса утверждена губернатором Шидловским.

Для более удобного контроля, оплаченный ярлык, дающий право возу «занять место» на базарной площади — наклеивается на дугу. Но это отнюдь не налог ни на сказанную часть упряжи, ни тем более на самого крестьянина, как утверждает автор заметки. Весь налог, все поборы в данном случае ложатся бременем на все население Брянска. Платя за право стоять, крестьянин при продаже дров или чего другого — тут же к цене продукта всегда прикидывает и косвенную подать, являясь таким образом лишь посредником между покупателем и арендатором площади. Извозчик, платящий 5 копеек за право переезда через мост, также нимало не участвует в сем расходе, ибо взимает с едока плату, куда входит и этот косвенный налог. Таков далее характера таможенных пошлин, акциза, и т. п.

Таким образом фикция автора относительно платежа крестьянином или вообще продавцом с воза известного количества процентов с своего товара и заработка – падает сама собою: она имела бы значение тогда, если бы косвенный налог за место для воза, или, по терминологии автора, «налог на дугу «получил природу прямого налога.

Но и в теперешнем своем виде аренда базарной площади с косвенным отсюда налогом является аномалией. На это обстоятельство, как мы слышали, обращено уже внимание, и теперь возбужден вопрос об уничтожении этого права и самой аренды площадей.

В законе прямо сказано:

«Городским управлением назначаются торговые дни, в которые сельские обыватели поощряются к привозу на городские площади или другие определенные места хлеба, съестных припасов и всяких сельских произведений, вообще не платя за сие особых сборов**.

И, тем не менее, вопрос о том — в праве ли например дума отдавать в аренду городские площади, занимаемый приводимыми на продажу лошадьми и рогатым скотом, с установлением в пользу арендатора сбора с каждой головы скота — общее собрание Сената разрешило утвердительно, при предположении, что плату или сбор дума допустила взимать не с товара, а собственно за занятие этим товаром участка городской земли***.

Первоначально арендная плата за базарные площади была 810 рублей (1887й год). Ныне, как уже сказано, арендная цена на право взимания «за постой на базаре» возросла до 2.625 рублей.

 

* Журнал 25го мая 1890го года. То же самое выражено в другом постановлении губернского по городским делам присутствии по сему же предмету (журнал 5го октября 1890го года).

** Ст. 119 т. XIII: Уст. об обеспечении народного продовольствия.

*** Решение Сената 29 октября (14 декабря) 1886 года, №168.

Число литературных произведений, вышедших в Брянске, не так давно обогатилось новым сочинением, изданным В. П. Гамулецким под заглавием: «Воин Христов. По поводу стремления народов к миру и несовместимости войны с христианским учением» (мал. 8˚, стр. 183).

Наш век, как и всякое время, говорить автор трактата — имеет свои особенности, с которыми так или иначе приходится считаться Церкви Христовой как в лице ее служителей, так и прочих членов. Требования и запросы настоящего времени стали в такие неопределенные и запутанные отношения к требованиям и задачам Церкви, что часто в них трудно бывает разобраться. К числу наиболее трудных вопросов, предлагаемых Церкви современными ее врагами и доброжелателями, принадлежит между прочим и вопрос о войне, а отсюда уже о существовании самой армии*.

Задаваясь вопросом о праве на ведение войны между народами христианскими, как исповедующими религию мира и любви, г, Гамулецкий «не одного интеллигентного человека спрашивал по этому поводу, и притом разных степеней образования, и ни от кого он не получил правильного ответа».

Не будем скрывать, далее говорит автор

нашего удивления перед бедностью духовной жизни нашего офицерства, которое, впрочем, не есть какое-либо печальное исключение одного военного сословия, но в одинаковой мере и прочих интеллигентных сословий, нисколько не более его духовно развитых…

При наших беседах с нижними чинами, часть из них отвечала очень туманно, другая определеннее и точнее, и, наконец, третья часть, в числе коих особенно два канонира и бомбардир Михайлов – дали богословски верный и толковый ответ, и тем в духовном своем ведении опередили интеллигенцию.

В чем же дело, и какой их ответ? «До тех пор, пока в людях будет жить грех, до тех пор и война будет» — отвечали они нам.

Переводя этот ответ на язык богословский и ученый, получим вывод, что творческой волей Бога мир и человек поставлены в непосредственное и живое взаимодействие, и развитие первого творчески соединено с развитием второго, почему история войн есть прежде всего грозная история человеческого греха.

Но та же история говорит нам, что было на земле время, когда греха не было, и это состояние первосозданного человека, как событие историческое, сохранилось у всех народов в веровании в «золотой век», потерянный людьми навсегда**.

Исходя из этого положения и развивая его далее путем подбора выдержек из разных писателей и священного текста, автор так говорит о войне в заключительной главе своего рассуждения:

Война, потрясая государство, производит во всех слоях общества сильный подъем народного духа, от которого как шелуха отпадают все будничные раздоры и несогласия между людьми; она соединяет общество во единое целое, когда оно дружно, забыв все несогласия и расчеты, встречает надвигающуюся грозу; она подымает в нас все лучшие стороны нашей природы, от чувств высокой благотворительности на помощь страждущим до самоотверженного решения положить свою жизнь за други своя; она часто и глубоко исправляет отдельных людей. Война родит кроме того полководцев, героев, народных поэтов, высоких подвижников и молитвенников «о мире всего мира».Все слабые стороны государственного организма во время войны выступают особенно рельефно, открываются раны и недуги различных государственных учреждений, о которых мы не подразумевали в мирное время***.

Сочинение посвящено «товарищам переправы через р. Дунай и тяжелых дней Шипки».

Несмотря на специальность вопроса, книжка г. Гамулецкого читается с интересом, хотя некоторые стороны его трактата не могут иногда не вызывать возражений.

 

* Воин Христов, стр. 1 – 3.

** Там же, стр. 54 – 55.

*** Там же, стр. 181

В д. Радице, Любохонской волости, одна крестьянка, муж которой находится в безвестной отлучке более трех лет, на днях родив ребенка живым задавила его ногами и затем труп младенца скрыла в амбар.

Смерть крестьянина Орлова, о чем извещалось в 5м нумере «Брянского Вестника», как мы слышали, объясняется тем, что по всей вероятности покойный после получения себе лекарства из аптеки при фошнинской земской больнице — обратился еще к какому либо знахарю, который и снабдил Орлова ядовитым снадобьем.

В последнем нумере «Орловских Епархиальных Ведомостей» обращает на себя внимание интересная статья г. Королькова: «Происхождение и древние формы св. Четыредесятницы».

Милостивый государь, г. редактор!

Не будете ли вы столь добры через посредство вашей уважаемой газеты обратить внимание благотворителей города Брянска на безвыходное положение семейства недавно умершего живописца Городецкого, по смерти которого остались положительно без всяких средств его больная жена и двое малолеток: дочь 4х лет и сын 2х лет. Они живут на Московской улице в дом мачехи покойного Городецкого — г-жи Городецкой, близ дома капитана Баженова.

 

Примите уверения в искреннем к вам почтении Гавриил Попов

Некто г. Чигринцов печатает в «Курских губернских Ведомостях» свои воспоминания. Весьма интересные и живо изложенные, воспоминания автора относятся сравнительно к недалекому прошлому, но тем больше они получают значение при сопоставлении этого близкого к нам времени с теперешним, настоящим. Вот наприм. как описывается вечерня в первое воскресенье Пасхальной недели: место действия — Нежин.

На первый же день Пасхи к вечерне все стремились в греческую церковь, где в этот день читалось Евангелие на древне-еврейском, греческом, латинском, церковно-славянском, русском, французском и немецком языках. Кроме нежинской греческой церкви, я нигде больше такого величественного чтения Евангелия не слыхал: казалось, точно апостолы благовествуют слово Божие всем народам на всех языках.

Далее у автора читаем:

Религиозные начала тогда в детях были развиты гораздо сильнее чем в настоящее время, может быть благодаря и более демократическому составу учащейся молодежи. В гимназии эти религиозные начала внедрялись в сердце учеников тоже весьма усердно. Каждый день перед началом уроков все обязательно собирались в сборной зале, где директор громко, отчетливо читал главу из Евангелия. Преподавание Закона Божия в первых трех классах младшим законоучителем было заурядное и состояло в зубрении Ветхого в Нового Завета и Катехизиса. С четвертого же класса Закон Божий преподавал, уже старший законоучитель, магистр богословия, и уроки его по тем догматическим разъяснениям, которые он давал ученикам, были глубоко назидательны и отчасти напоминали собой университетские.

 

В этом мы не сходимся здесь с почтенным г. Чигринцовым. То что он называет заурядным преподаванием Закона Божия и зубрением в низших классах библейской истории и катехизиса – есть conditio sine qua non элементарного преподавания именно Закона Божия, это та подготовка и тот краеугольный камень, без коих немыслимо дальнейшее прохождение богословского курса. Без знания первоначальной алгебры невозможно изучение наприм. бинома Ньютона, ни тем более дифференциалов, интегралов и т. п. Плохо было бы преподавание с изложением всевозможных рассуждений о догме, каковая прежде всего должна быть воспринята и закреплена молодым умом во всей ее непреложности. Но эта заметка мимоходом. В общем Воспоминания г. Чигринцова, повторяем, читаются с неослабевающим интересом, и, по примеру прежних его больших статей, желательно бы видеть и настоящую изданную отдельными оттисками. 


МАРТ

3 Нед. 4я. Мч. Евтропия, Зинона, Зоила. Пр. Пиамы.

4 Пр. Герасима. Мч. Павла, Иулиании, Акакия. Св. Григория.

5 Мч. Конона. Пр. Исихия и Марка. Мч. Евлогия, Евлампия.

6 Пр. Аркадия. Пмч. Конона и сына его Конона.

7 Свм. еп. херс.: Василия, Ефрема, Евгения, Капитона

8 Ап. Ерма. Пр. Феофилакта. Свм. Феодорита. Пр. Лазаря.

 

9 Мч. 40 Севастийских. Св. Кесария.

По случаю погоды базары были неважные и расторговались туго. Овес ссыпали 47 — 55 к., мука ржаная шла 50—52 к., крупа грешневая 1.10—1.13 к., жмаки тереховские 30 к., привозные 25 к., сено 20 — 25 к., было и по 18 к. Мякина 7 —10 к. м., картофель 30 к. м., лук репчатый (привозной) 90 к. п. — С 1го марта началась теплая погода. В ночь на сказанное число была сильная метель.