№30, 09 (28.07) августа 1896 г.

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Неоднократные осмотры городового врача и чиновника полиции съестных припасов на базарах и в лавках выяснили, что нередко покупатели получают недоброкачественные и фальсифицированные припасы. Несмотря на привлечение виновных к ответственности, уследить за этим важным целом одной администрации без помощи самих граждан – крайне трудно, а потому решаюсь обратиться к гг. гражданам со всепокорнейшей просьбою не отказать в своем милостивом содействии, и в случае покупки кем-либо на базаре или в лавке недоброкачественных или поддельных припасов — немедленно заявлять, а продукты препровождать городовому врачу, мне, приставу города Брянска или его помощникам, смотря к кому ближе и удобнее обратиться покупателю.

Исправник Н. Митяев.

В день Тезоименитства Ее Величества Государыни Императрицы Марии Феодоровны, 22 го сего июля, во всех церквах и позднее в соборе после литургии в присутствии представителей от разных ведомств отслужено было благодарственное Господу Богу молебствие. Днем город расцветился флагами, а вечером зажжена была иллюминация.

В чрезвычайном заседании брянской земской управы, бывшем 20го сего июля, рассмотрено было три следующих вопроса:

1. Принять доклад земской управы, что в Брянском уезде из числа всех дорог следует поставить на первую очередь к исправлению дороги, имеющие значение для местных сельскохозяйственных, промышленных и коммерческих интересов, и служащие подъездными путями к Брянску и к станциям железных дорог. Каковы наприм. дороги в Брянск: из Трубчевска, из Рославля, из торгового села Жирятина к ст. Городец, из Почепа к Жуковке, из Акулич до Людинки, подъездные пути из разных деревень к ст. Акуличи, из Жиздры к ст. Брянск, к ст. Бежичи, из Бытошевского завода к стт. Жуковка и Дубровка. Посему устройство и ремонта на них мостов и гатей отнести на капитал, образуемый по закону 1го июня 1895 года, а исправление на них полотна, а также устройство мостов и гатей и исправление полотна на прочих дорогах — отнести пока к натуральной повинности обывателей.

2. Постановлено возбудить ходатайство пред Правительством об освобождении брянского земства от взноса 1.525 р. на содержание 4го класса в городском училище с дополнительными в оном предметами.

3. В переписную комиссию избран член у нравы М. А. Судейкин.

В воскресенье, 21 го сего июля, у штабс-капитана А. Н. Шляхтенко, проживающего в своем доме против Воскресенской церкви, совершена чрезвычайно дерзкая кража. Случай этот выдается не столько по ценности похищенного, сколько по смелости вора.

Начать с того, что вор приступил к своей работе далеко не поздно, именно в 11 часов: в это время еще ходили по улице, по семейство г. Шляхтенко и прислуга уже спали. Чтобы проникнуть в дом, вор отворил с улицы (со стороны церкви) ставню и затем окно. Смело затем он вошел в столовую, и через гостиную прошел в комнату смежную со спальней, где стояла зажженная лампа. Здесь он взял серебряный портсигар, ящик из-под микроскопа и несколько стеклянных пластинок для фотографических снимков. Потом переставив лампу с одного стола на другой и вероятно пошарив еще кое-где, вор обратно направился в столовую, но тут его услыхали. Конечно, гость тотчас же скрылся.

На поднятую тревогу, как читатель уже догадывается — никто не отозвался: не оказалось ни дежурного полицейского служителя, ни ночного сторожа своего местного околотка, хотя крик о помощи слышал другой сторож возле монастыря. Потом, когда через несколько времени стал прибывать народ, свой сторож, к удивлению, найден был лежащим почти тут же, около дома г. Шляхтенко, но на просьбу позвать городового — он отказался, и отправился «околачивать» (бить колотушкой) Завальскую улицу.

Таковы обстоятельства случившегося.

Один из частых видов преступления, встречающегося в жизни в самых разнообразных формах, начиная от карманничества до открытого грабежа-разбоя, кража стала у нас чуть не обычным явлением, можно сказать что воруют все, и только разве ленивый не протягивает руки к чужому добру. В щекотливых случаях прибегают даже к оправданию содеянного, и явился термин: «самовоспособление». Но это так, к слову. Обращаясь к данному случаю, мы видим дерзость воров. Не так страшна однако и эта подлая удаль босяков, против которых всегда найдутся свои меры (мы слышали, что многие запасаются кое-каким оружием), сколько те последствия, какие неизгладимо, на всю жизнь может оставить подобное ночное посещение на женщин и на детей.

В среду, 24го сего июля, открыла свои действия комиссия по оценке земель, отчуждаемых в Брянском уезде под линию новой железной дороги Брянск-Москва.

 

Министр Внутренних Дел разрешил устроить в Брянске молельню для евреев.

По поводу доклада о земской медицине у нас, сделанного помощником врачебного инспектора в орловском медицинском обществе и с содержанием коего относительно Брянского уезда читатели уже знакомы по выдержке, приведенной в 27м нумере «Брянского Вестника» с компетентной стороны нам пишут следующее:

«...Таким образом не подлежит сомнению, что крестьяне Брянского и Мценского уездов ищут больничной помощи, и не останавливаются даже пред непосильными расходами» — говорить многоуважаемый докладчик (Шеляховский).

Да, сто тысяч раз да, повторяем мы, знающие как велика эта нужда для населения Брянского уезда.

Каковы же средства для удовлетворения этой нужды?

На громадном протяжении Брянского узда существует три (3) земских больнички с десятью (10) кроватями каждая. Больнички эти расположены в район двух смежных станций риго-орловской железной дороги, Дубровки и Жуковки, затем вся остальная часть узда пользуется помощью фельдшеров и помощью врачей во время приездов последних на фельдшерские пункты своего участка (один-два раза в месяц).

Надо быть очень близоруким, чтобы видеть существенную пользу для населения подобной медицинской организации. Земская управа может предписать врачу быть такого-то числа на таком-то пункте, но предписать обывателям заболевать непременно к определенному времени никто не в состоянии. Допустим однако, что обыватели заболевают как раз вовремя, к приезду врача. Пусть не радуется последний: тут будут ему и лихоманки-трясавицы, и всевозможные болезни живота, ломота во всех видах, и «вверх преть» и «вниз выпирает», под сердце подкатывается, и проч., потом — одному руку разнесло, другому ногу свело, третьего совсем раздуло, и ему «дыхнуть неможно, не токма что капиталу (пищи) примать», и т. д. Всем лихорадкам и ломотам фельдшер с одинаковым успехом отпустить хинину и салицилки, ну,. а разным прет, выпирает, «нутро болит», и проч. — трудно помочь сразу, за это не возьмется ни один врач, тут летучего совета и единичного рецепта уж будет недостаточно, а надо создать соответствующую обстановку, нужны десятки рецептов, много терпения и времени, нужна именно больница, мало-мальски порядочно обставленная. С десятью же кроватями далеко не разгуляешься, особенно в глуши, подобно угостинской, где и кусок мяса не всегда попадается, а один кулешок не очень-то поддержит подорванные силы. Таким образом, перед врачом печальная альтернатива: или прямо сказать больному: «я не в силах помочь тебе», или для очистки уж не совести, а места, занимаемого стоящим больным - прописать что-нибудь. В результате десятки, сотни всяких хроников, слепых, калек и случаи преждевременной смерти. Между тем всякий знает, что значит в крестьянском хозяйстве работник или работница!

Есть еще место для недугующих пространного Брянского уезда — это городская больница, которая по сравнение с земскими больничками имеет много преимуществ. Но как легко крестьянину попасть в нее — читатели могли видеть по заметке одного врача в нумере 26м «Брянского Вестника», между тем брянская городская больница могла бы сослужить земству большую службу.

Располагая 70ю кроватями, городская больница свободно могла бы уделить место еще 40—50 больным из деревень. Принимая во внимание, что городе есть центр, к которому все стремится, что все городское имеет для крестьянина особенное обаяние, какая-нибудь запылившаяся, грязная базарная булка ему кажется вкуснее хорошей деревенской, всему что нравится крестьянину он придает эпитет «городской», с достоверностью можно сказать, что те же хина и касторка подействуют на него с большим эффектом в городе, чем наприм. в Глинищеве. Известно, что в излечении болезней кроме прямого воздействия медикаментов — громадную роль играет психическое влияние, вера в возможность вылечиться. Следовательно, и с этой стороны лечение в городе имеет для крестьянина немаловажное значение.

Далее. Крестьянин едет в город покупать и продавать, и везет, кстати, больного: экономия в труде и времени. На очередном земском собрании 95го года последнее обстоятельство послужило одним из веских аргументов при решении вопроса о перенесении городского пункта в Глинищево, но это такое соображение, которое, говорим откровенно — трудно понять.

Быть может боятся, что широкое пользование городской больницей для уездного населения тяжелым бременем ляжет на бюджет брянского земства?

Посмотрим.

Допустим, что 40 коек в городской больниц круглый год занято земскими больными. Получим 14.600 дней, что по 44 копейки в день составит 6.424 рубля (в земских больничках один день обходится от 53х до 68ми копеек). Ныне земство уплачивает городу 2 — 3 тысячи, следовательно недостает к этому еще 2 — 3 тысяч. Но что значат эти 3 тысячи в сравнении с неудовольствием и неудобствами для целого населения, с сотнями хроников и многими недожитыми годами работников, хотя сказанный расход очень легко мог бы быть пополнен из тех сумм, которые, по распоряжению Правительства, с прошлого года не требуются от земства.

Мы слышали о намерены земства устроить свою больницу, кроватей на 20 — 30. Но будет ли это экономно? Сомнительно, ибо кроме суммы затрачиваемой сразу на постройку дома, содержание больницы, судя наприм. по содержанию городской, обойдется не менее 7—8 тысяч в год.

По нашему крайнему разумению, брянское земство оказало бы большую услугу крестьянству, если бы вместо этой предполагаемой больницы перевело в город одного из своих врачей (глинищевского или угостинского) и вошло с городом в прочное соглашение: тут действительно получилась бы экономия, и прежде всего это отразилось бы на сокращении канцелярской переписки, формальное отношение к делу отошло бы в область преданий и воочию убедились бы в достижении той цели, какую без сомнения преследует земство в желании оказать помощь крестьянскому населению.

К бесчисленному количеству всевозможных кризисов, разоряющим наше обширное Отечество, на этих днях прибавился еще один, самый неожиданный и невероятный, кризис кирпичный. Оказывается, что у нас, где повсюду находится прекрасная глинистая подпочва, не хватает кирпича на постройку домов в городах, а не только хат в деревнях. В Орле и Харькове, как сообщает «Курьер», цены на кирпич самого невысокого качества поднялись до необыкновенной высоты (28 рублей за тысячу), что заставило прекратить возводимые постройки. Недостаток в простом глиняном кирпиче, когда кругом масса глины для него, можно объяснить только крайней непредприимчивостью. И в то же время тут же под боком Орла и Харькова находится много чугунно-плавильных заводов (мальцовские и южные), заваленных шлаком. Кирпич же, выделанный из шлака, во многом превосходит качеством глиняный и в 4 — 5 раз дешевле его. Эта непредприимчивость доведет до того, что иностранцы завладеют в конец всеми нашими промыслами, а с ними и богатствами.

У нас в Брянске, по случаю работ на новых железнодорожных линиях, кирпич также вздорожал, и цена его в настоящий момент дошла до 9ти рублей за обыкновенный, так называемый мещанский, и 12 —13 рублей стоит тысяча большемерного.

ИЮЛЬ

28 Нед. 11. Ап. Прохора, Никанора, Ик. БМ. Смоленской.

Престольный праздник в Смоленской церкви.

29 Мц. Феодотии, Серафимы девы. Пр. Михаила, Константина.

30 Свм. Валентина, Аполлония. Иоанна воина. Мч. Полихрония.

Храмовый праздник в Преображенском соборе.

31 Прв. Евдокима. Мц. Иулитты.

АВГУСТ

1 Происхождение древ креста Господня. Мч. Маккавеев.

2 Пер. мощ. архид, Стефана. Блаженного Василия московск.

3 Пр. Исаакия, Далмата. Пр. Космы. Антония римлянина.

Больших перемен в базарах за минувшую неделю не было. Сено продавали 15—20 к. п., картофель 20—25 к. мера, огурцы 6—15 к. м., ягод не особенно много: малина 8—9 к. ф., ежевика 8 к. Груши, привозные из Киeвa — 8 р. за тысячу, в розницу 10—15 к. десяток. Рыбы свежей было довольно. Скот убойный продавали 20 — 30 р. голова. — Покосы почти убраны: сено вышло превосходное. Со вторника перепадали дожди с грозами, но с 27го числа быть может установится погода ясная. Вода в Десне на летнем уровне.