№32, 23 (11) августа 1896 г.

Читатели уже знают, что в Брянске разрешено евреям устроить молельню. С этою целью в минувшее воскресенье, 4-го сего августа, как нам сообщают — «согласно предписанию орловского губернского правления, во временной молельне в присутствии пристава города Брянска состоялось собрание евреев для избрания раввина и членов хозяйственного правления при молельне.

В собрание явилось 73 человека, имеющих право голоса. Председателем был избран Г. П. Зискинд.

При открытии собрания, трое из присутствовавших, именно П. Войтинский, В. Сыркин и Б. Утенский, заявили, что выбор раввина они желали бы отложить до другого времени. Свое предложение они мотивировали темь, что раввин, собственно расходы по содержанию его, может-де лечь бременем на общину, почему в данную минуту следовало бы заняться лишь избранием членов хозяйственного правления.

На это последовал энергичный протест всех присутствовавших за исключением членов семейств вышесказанных трех лиц.

Желая решить вопрос в принципе, председатель предложил собранию баллотировать его закрытою подачей голосов, причем, несмотря на некоторое суфлерство со стороны протестантов, о чем тот час же впрочем было заявлено приставу, за выборы раввина оказалось 53 шара против 20ти. Когда затем хотели приступить к самым выборам, то некоторый из лиц, уже не раз фигурировавшие на страницах «Брянского Вестника» далеко не в красивых поступках, позволили себе неприличными выходами нарушить тишину, так что пристав по соглашению с председателем — вынужден был закрыть собрание.

Один из протестантов, сам некогда духовный раввин, но по разным причинам вынужденный оставить эту должность — и теперь еще не перестает муссировать против избрания общественного раввина, в чаянии опять захватить власть в свои руки. С этою целью один из сыновей сего протестанта несколько дней разъезжал по семьям своих одиноверцев для собирания подписей под прошением о нежелании иметь раввина теперь. Между тем брянским евреям желательно бы иметь раввина в возможно непродолжительном времени, и притом человека не только безукоризненно честного, но и вполне интеллигентного, образованного, достойного представителя общины. Тот тип, который, прикрываясь религиозным фанатизмом, втихомолку обделывал свои томные делишки и занимался ходатайством по воинским присутствиям, и т. п., отошел в область преданий, обратился в миф, если же изредка и встречаются подобные субъекты, то о сем можно разве пожалеть.

Только при интеллигентном, вполне развитом раввине могут наприм. правильно вестись столь важные у евреев метрические книги, имеющие громадное значение при наречении имен, умышленное или небрежное искажение коих ведет к печальным последствиям. Только образованный раввин может наконец установить подобающий порядок и в самой молельне и в хозяйственном ее управлении.

Как отнеслись брянские евреи к одному из претендентов на раввинство даже при выборах только председателя бывшего собрания, показывает тот факт, что из двух лиц, Г. П. Зискинда и П. М. Войтинского, на сторону первая стали все, а к последнему отделилось только трое».

*

Со стороны, такое страстное отношение к делу, правда первой важности — не может не нравиться, но во всяком случае желательно бы побольше хладнокровия и, главное, как можно больше благоразумия от тех, кто во что бы то ни стало хотел бы занять первенствующее место в еврейской общине, быть не только ее представителем, но и руководителем.

«Насильно мил не будешь» — гласит русская пословица.

Еврейская община, прочно осевшая в Брянске, вносит собою новый элемент в нашу среду. Получая право на существование, евреи должны однако памятовать, что этим они обязаны Правительству, и лучшею благодарностью в данном случае было бы не просто лояльное отношение их к коренному населению, а на почве сближения существенных, и прежде всего хотя бы в изучении русского языка и замены им своего устарелого, противного жаргона. Пример — московский раввин Минор, и др. Принесенный из Германии (вернее — Пруccии), жидовский жаргон этот, смесь исковерканных немецких слов, древне-еврейских и позднее языка населения господствующего, но также в изломанном виде, иногда до неузнаваемости, жаргон этот, когда-то игравший среди польских крестьян такую же роль, как офеней у великороссов — ныне страшно режет ухо. Кроме того, говор этот обособляет одну часть населения, хотя полной ассимиляции между двумя народностями конечно никогда не может быть, да она вряд ли и желательна.

Обидно и за то высокомерие, каким подчас еврей обдает коренного жителя. Занимаясь по большой части торговлей и разными отраслями промышленности включительно до мелких гешефтов, еврей, поставленный вследствие того несколько в лучшие материальные условия, тотчас же делается чванный, принимается за эксплуатирование гоя, и проч.

Вот пока несколько слов, которые мы сочли необходимым сказать по поводу выборов у нас общественного раввина.

В воскресенье, 4го сего августа, чиновники брянского казначейства в полном составе простились со своим начальником, Николаем Васильевичем Азбукиным, прослужившим у нас бессменно почти пятьдесят лет.

Коллежский советник Н. В. Азбукин родился в 1815 году. По окончании курса в болховском уездном училище в 1830 году, в следующем году он поступил на службу в болховское казначейство. Через год он награжден был званием подканцеляриста, затем канцеляриста, после чего указом Сената 1838 года 30го июля произведен в коллежские регистраторы. Последний чин свой Николай Васильевич получил в 1879м году. За тридцатипятилетнюю службу Н. В. Азбукин Всемилостивейше награжден орденом св. Владимира 4й степени, а в 1886м году Николай Васильевич награжден орденом св. Владимира 3й степени. В этом же году он получил знак отличия за L лет.

К нам в Брянск Николай Васильевич назначен казначеем 27го ноября 1853 года, на место Александрова, скончавшегося скоропостижно после внезапной ревизии, что в свое время наделало много шуму.

В 1881м году Н. В. Азбукин праздновал 50тилетий юбилей своей государственной службы, и с того же времени в казначействе помещен его портрет.

Проводы с почтенным ветераном были самые сердечные.

Бывшие сослуживцы поднесли ему хлеб - соль на блюде с надписью: «Николаю Васильевичу Азбукину от служащих брянского казначейства», и серебряную солонку. При этом бухгалтер В. В. Покровский хотел - было сказать речь, но с первых же слов голос ого оборвался, и он заплакал, плакали все провожавшие Николая Васильевича, который и сам прослезился, покидая место, где провел он лучшие годы своей жизни.

Со всеми он всегда был ровен, в наилучших отношениях с сослуживцами, работал можно сказать без устали. Живая летопись чуть не за целое столетие, прекрасно сохранивший память о днях давно минувших, Николай Васильевич в минуты досуга преинтересный собеседник, до сих пор он пользуется очень хорошим зрением и для своих лет таким здоровьем, которому, пожалуй, многие позавидовали бы.

Глубоким, низким поклоном проводили товарищи своего доброго Николая Васильевича, от души пожелав ему еще долгих, долгих дней.

Покойная игуменья Петровского монастыря, м. Ангелина, сделала при жизни  своей такое улучшение в названной обители, с которым городу, собственно жителям, долго придется считаться, если полиция не обратит на него серьезного внимания. Дело в том, что при монастыре сем, находящемся на окраине, у самого выезда в Ямскую слободу, выломана часть каменной ограды, взамен чего поставлено нечто вроде странноприимного дома или гостиницы, служащей свободным входом в монастырь и выходом оттуда во всякое время дня и ночи. Здесь, в этом доме, находит себе пристанище всякий сброд, и под видом богомольцев нередко можно встретить таких лиц, которые только что покинули стены острога или чижовки, по-брянски: «заклинной», а то и прямо бежали с этапа. Все это ютится здесь, и встречаешь не только сухой и теплый угол зимою, но и бесплатное продовольствие, летом же эта монастырская гостиница буквально кишит всяким странным людом. Следить за всеми самой монастырской администрации — не под силу, да женщины и не возьмутся за такое дело: сами едва грамотные, монахини не поймут тонкостей паспортного устава, тут нужен человек наторелый и опытный.

Желательно бы посему, чтобы кто-либо из сведущих полицейских служителей проверял каждый вечер виды всех прибывающих в петровский монастырский дом: все-таки хоть какая-нибудь гарантия, а для босяков острастка.

Прежде, когда на Петровской улице не было кабаков и не было сказанного монастырского странноприимного дома, а существовала приличная гостиница внутри обители, у самых ворот ее, в местности Петровской горы было значительно тише, даже совсем тихо, пожалуй. Ныне, говорим, далеко не то, и поневоле надо считаться с такою формою благотворения, которая скорее приносить вред, чем пользу населению.

Нас просят заявить об одном весьма печальном факте. С некоторого времени из читальни вольно-пожарного общества начали пропадать со стола повременные издания. Отлучаясь на какой-нибудь час для обеда, девочка, служащая в читальне, полагалась конечно на развитие и добросовестность брянских интеллигентов, вышло между тем обратное: кое-кто показал и свою неразвитость и главное – нечестность. На днях одного из таких господ девочка изловила, произошло, конечно, объяснение, и книга, взятая якобы по недоразумению — была возвращена. Теперь в обеденное время читальня закрыта на час, в остальное — маленький аргус удваивает свои наблюдения.

С наступлением темных вечеров сквер все более и более принимает нежелательный характер, это уже не место для общественного гулянья, а пункт для сборища босяков, которые, не стесняясь, позволяют себе площадную ругань, и т. п. Безобразия начинаются чуть не с сумерек, так что оставаться в саду наприм. семейным людям и не шалопаям — нельзя, но рискуя подвергнуться какой-либо неприятности или, по меньшей мере, выслушиванию разных гадостей, каких не позволит себе пьяный извозчик.

Каково у нас в Брянске уличное освещение и вместе с тем каковы самые фонари, служит следующий факт: на Московской, возле арсенального мостика, любопытные могли несколько дней любоваться лежащим на земле и вдребезги разбитым фонарем. Столб оказался совершенно гнилой, и, следовательно, достаточно было в темноте наткнуться какому-нибудь пьяному на это дерево, чтобы вырвать его из полуторааршинной ямы. Ради курьеза отмечаем также, что у нас нет ни одного, буквально ни единого фонарного столба, который бы стоял прямо.

Концерт г. Гайц-Хоки, данный во вторник при участии и К. Р. Эйгеса — прошел еще менее успешно, чем первый... Причин было много, но о них когда-нибудь после, при общем обзоре наших увеселений.

На днях у городского судьи 2го участка предстоит разбирательство интересного дела: обвиняется один из подрядчиков в намерении покормить своих рабочих совершенно негодною солониной. О случае сем составлен акт. Говорят, на людях и смерть красна. Наш брянский подрядчик может утешиться: недавно в Нижнем Новгороде, по сообщению местного Листка, у некоего пивовара Калашникова найдено 60 пудов такой солонины, от которой «рвало санитарный надзор. Рабочие ведь тоже люди, замечает по этому поводу названная газета, и «кормить их стервятиной — как будто и грешно». Полагаем, с таким заключением должны будут согласиться и брянские подрядчики.

С недавнего времени по распоряжению полиции легковые извозчики обязаны иметь при экипаже фонари.

На днях в Привокзальной слободе в д. Шлыкова заболела корова с признаками бешенства, каковая на четвертый день после заболевания убита.

В ночь на 7е августа какие-то злоумышленники покушались взломать тот угол в фундаменте Сухарного завода, где заложена доска и брошено несколько монет. Сторож помешал, однако, этой вольной работе, и добытчики на даровую выпивку скрылись безнаказанно. Кстати о самом заводе. Ход работ идет на нем вяло: всего на постройке состоит 120 человек, тогда как тут нужно бы их но меньшей мере до полутысячи.

Старший врач брянской городской больницы, Н. Н. Денисенко, заявляет, в газете «Врач», что им найдено верное средство против рака, и без помощи ножа, в виде сока травы cheledonii majoris, которого в простонародии лечат бородавки. Вот результаты лечения, приводимые автором. С первых же дней лечения наблюдается: исчезновение землистой окраски кожных покровов; размягчение опухоли и как бы таяние ее; спустя 3 — 5 дней в местах уколов появляются свищи, вокруг которых быстро идет расплывание опухоли; спустя 15—25 дней можно уже видеть ограниченин патологической ткани от здоровой, первая как бы выпирается последней и из всего новообразования уменьшается более чем на половину; соседние пораженные лимфатические железы рассасываются.

В с. Кокине ураганом, бывшим 1 го августа, причинены ужасные опустошения, причем едва не был убит крестьянин бывший в это время в дороге. Вихрь наделал также немало бед в мальцовских лесах, и там где он прошел полосою — с деревьев снята верхушка словно топором. Кроме того, много бурелому. По нашим сведениям, вихрь захватил здесь несколько сот десятин.

Погода с понедельника была дождливая, с ветром; было несколько ливней. В четверг сильным ветром повалило в городе несколько заборов и поломало много деревьев. В фруктовых садах сбито множество еще несозревших плодов.

Во вторник, 6го сего августа, дорогобужцы, ныне находящиеся в лагерях под Орлом, справляли свой полковой праздник. В 10 часов утра, в лагерной дивизионной церкви отправлено было молебствие, после чего состоялся завтрак.

В течение двух недель, с 15го июля по 1е августа, в Орле, как сообщает «Орловский Вестник» — совершено 10 мелких краж и подобрано на улицах 9 младенцев.

В прошлом нумере «Брянского Вестника», говоря о сборнике слов и речей о. Попова, мы выразили желание, что не мешало бы напоминать присутствующим при совершении брака — какое это великое таинство и как тогда они должны вести себя в храме. Вот что по сему поводу нашли мы в 31м нумере Орловских Епархиальных Ведомостей, перепечатавших заметку вероятно из тамбовского официального органа духовенства:

«В тамбовской епархии, читаем там — был довольно поучительный случай энергического противоядия бесчинию присутствующих в храме при совершении брака.

Известно, что таинство брака возбуждает особенный праздный и возмутительный по своим последствиям интерес толпы. Набирающаяся в это время в храм посторонняя публика забывает то место, где она находится. Особенно в сельских церквах, где иногда половина свадебного поезда оказывается навеселе, таинство бракосочетания совершается при шуме, разговорах, смехе, и т. п. Такой порядок был и в Моршанске, где долгое время храм во время совершения брака превращался в нечто в роде увеселительного заведения для горожан. И вот, после продолжительного, уже вошедшего в обыкновение всякого бесчинства моршанских обывателей на бракосочетаниях, произошло нечто выдающееся и из ряда вон выходящее. Недавно назначенный в соборную церковь священник решился выступить на защиту новобрачных, и объяснил приходящим в храм во время венчания зевакам всю неприглядность и греховность их поведения. Заметив 21 го января, во время происходившего венчания, вольное поведение толпы, священник оставил новобрачных, и подойдя к амвону в коротких, но ясных и сильных выражениях объяснил собравшимся, что грех ходить во храм без желания искренно молиться, что дело недостойное христианина — смущать брачующихся, находящихся пред лицом Всевышнего, и т. д. И не успел священник сказать и половины своей краткой речи, как большая часть собравшихся исчезла из храма, остальные же смолкли, и таинство брака совершено было среди подобающей тишины и должного благоговения к таинству и месту его совершения.

Пример этот показывает, говорит духовный орган — как легко священнику за один раз исправить то, что казалось невозможно сделать даже в долгое время. Нет сомнения, что и другие священники при желании могут сделать многое, и бесчинства, бывающие в храмах во время бракосочетания – прекратятся».

Печатание изображений Божией Матери с наименованием: «Спорительница хлебов» — Правительством запрещено.

АВГУСТ

11 Нед. 13я. Максима, Клавдия, Александра. Пм. Феодора.

Крестный ход вокруг города с иконою Свенской БМ.

12 Мч. Аникиты. Свм. Александра еп.

13 Пер. мощей Максима исповедника. Тихона Задонского.

14 Прр. Михея. Свм. Маркелла. Пер. мощ. Феодосия печерск.

15 УСПЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ. Престольный праздник в Успенской церкви, она же Нижне-Никольская.

16 Перенесение Нерукотворенного Образа. Мч. Диомида.

17 Собор Пр. Богородицы в Амастрии. Мч. Мирона.

Дождливая погода препятствовала подвозу: не было ни сена, ни дров. Картофель продавали 20 к. м., яблоки 50 к. —1 р. мера. Грибов пока немного. Огурец стал дороже: 20—40 к. м. Ежевика 10—12 к. ф.— Вода в Десне прибыла аршина на полтора. — На капусту напал сильный червяк.

С пятницы погода несколько установилась и после дней чисто осенних сделалось теплее.