№39, 11 (29.09) октября 1896 г.

ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

РАСПОРЯЖЕНИЕ ЕПАРХИАЛЬНОГО НАЧАЛЬСТВА

По указу Его Императорского Величества, орловская духовная консистория слушали доклад секретаря консистории Николая Никитина следующего содержания:

«В орловской епархии установился обычай, по которому священно-церковнослужители по всем своим делам обращаются к его преосвященству и в консисторию непосредственно от себя, минуя оо. благочинных. Такая постановка дела замедляет делопроизводство, вынуждая епархиальное начальство по поводу полученных от священно-церковнослужителей ходатайств входить в излишнюю переписку после получения бумаг, сноситься с благочинным о доставлении сведений и заключения по предмету ходатайства, а когда сообщается о каком-либо важном случае, то и для производства дознания. Для устранения сего, я полагал бы уместным предписать духовенству епархии к сведению и неуклонному исполнению, чтобы священно-церковнослужители с своими просьбами и ходатайствами в делах: о пособиях, о постройке и ремонте церковных помещений и церквей, о разделе доходов, об отпусках, о неисправностях по исполнении треб, об увольнении о награждении и о неисправностях по должности церковных старост, о разъяснениях по предмету пастырской практики, о распространении раскола, о назначении постоянного содержания от казны и других подобных делах — обращались к епархиальному начальству непременно чрез местных благочинных, которых в свою очередь обязать немедленно, сряду по получении препровождать в консисторию или к его преосвященству (сообразно назначению) поступающие к ним просьбы или ходатайства, и при этом, если того требует существо дела, доставлять епархиальному начальству по данному делу нужные сведения и свое заключение. Если подавший чрез местного благочинного прошение долгое время не получит разрешения, то о сем должен донести консистории».

Приказали и его преосвященство утвердил содержание доклада г. секретаря консистории.

Положение дела с арсенальным артезианским колодцем, по заключению комиссии — «небезнадежно». Для уменьшения притока воды в существующей скважине предполагается пробурить еще по окружности теперешнего колодца одну или быть может несколько скважин (как мы слышали — не более трех). Косая же скважина Войслава признана бесполезной.

Взамен обрушившейся кузницы, подмытой колодцем, предполагается возвести на дворе арсенала временную кузницу из гофрированного железа, или же, быть может, будет выстроено здание для сей мастерской на дровяном дворе (фурштате).

Комиссия закончила свои занятия во вторник, 24го сего сентября, и все члены ее уже выехали из Брянска, кроме генерала Фишера.

По поручению инспектора арсеналов, инженер-технологом Боровичем составлена обстоятельная историческая записка об арсенальном артезианском колодце. С сущностью главных данных по сему предмету читатели уже знакомы из статьи, помещенной в 17м нумере «Брянского Вестника».

В воскресенье, 22 го сего сентября, клетневская икона святителя Николая Чудотворца изнесена в Городище.     

В воскресенье, 6го октября, имеет быть принесена из Свенска явленная икона Божией Матери.

Хлеба у нас вышли удовлетворительны. Сбор сена на суходольных лугах также удовлетворителен. На заливных хуже, вследствие подтопа лугов от шедших с 16го июня по 9е июля беспрерывных дождей. По той же причине зерно ржи легковесно.

На заседании благотворительного общества избраны попечительницами следующие лица: М. И. Баженова, Е. Д. Верт, Н. И. Докторова, З. А. Кушлянская, М. И. Невструева, С. Д. Незнамова, М. П. Плотникова, С. М. Сарандинаки, В. Д. Скиндер и К. В. Скупио.

Со вторника, 1го октября, открывается в Брянске свенская ярмарка, на которой совершаются сделки на зерновой хлеб и пеньку. В это время устраивается у нас подобие уличной московской биржи, что на Ильинке: под навесом у гостиницы Дудина собираются кучками приезжие коммерсанты, преимущественно евреи, чем все и ограничивается. Такая ярмарка длится два-три дня.

С лишком два года назад, в «Брянском Вестнике» по просьбе участников в арсенальном обществе потребителей выражено было желание получить подробные сведения о кассе общества. На это бывший председатель общества, г. Вышеславцев, дал ответ, но такой неопределенный, что из него нельзя было вывести никакого заключения. Главною причиною сему приводилось ожидание получения каких-то документов. Но с тех пор идет вот уже третий год, и кажется можно бы приложить некое старание для того, чтобы хоть сколько-нибудь разъяснить дело.

В понедельник, благодаря прекрасной погоде и главнейше внимание к обществу командира Каширского полка, распорядившегося о наряде оркестра в сквер, устроилось гулянье, какого давно уже не было. Звуки музыки привлекли многих, но тут же нам пришлось слышать совершенно справедливое замечание по адресу капельмейстера, заменившего покойного Отто Гоха. Кроме старушки-увертюры к «Навуходоносору» Верди, сыгранной на этот раз далеко неудовлетворительно, и одного нового марша, все остальное было из рук вон плохо. Вкусу в выборе пьес — никакого. Правда, для гулянья все идет, но можно бы выбирать что получше, а не бессмысленные попурри. Этот последний род музыкальной белиберды почему-то особенно нравится г. Черногусу, а во время недавнего парадного обеда он не задумался исполнить даже Miserere, сцену в темнице перед казнью Трубадура. Выходило очень эффектно: чоканье заздравных кубков чередовалось и мешалось с ударами похоронного колокола.

Надо бы хоть сколько-нибудь освежать репертуар, который для оркестра не клином сошелся, а разучивание пьес оркестровых, разумеем обыкновенный оркестр полковой —не Бог весть какая мудрость, и самые вещи тут не представляют никакой трудности для исполнения.

В Малоархангельске, как сообщает корреспондент «Орловского Вестника», употребляется такой примитивный способ рекламы. Недавно открылась там новая баня. Довольно чистенькая, она имеет два отдельных нумера, есть две общих комнаты: одна для простого народа, другая подороже. И вот как было объявлено об открытии бани: по улицам маршировал крестьянин с длиннейшей палкою на плече, на которой навязан был веник, и взывал к гражданам города о посещении вновь открытых бань.

В Брянске прибегают к другому способу: пишут какое-нибудь объявление и на ниточке привязывают его к резервуару висячей лампы в своем магазине. Вид получается отменный. Но так как не всякий обращает внимание на подобную публикацию, как и на заборную литературу, а называться и навязываться товаром иногда бывает не совсем удобно из нежелания получить надлежащий ответ, ибо всякий берет и покупает то что ему нужно, то происходят удивительные вещи; товар портится, гниет, и его, конечно, приходится выбрасывать. Случается впрочем, что тухлая селедка предлагается как hareng piquant (факт), но такой прием немножко рискован и не всегда может пройти безнаказанно. Не так давно наприм. за гнилые отруби Аверьянов должен был, по приговору судьи, заплатить значительный штраф, и предстоит дело об отпуске червивой колбасы из одной колбасной.

— Сёмужка есть, сударь: не прикажете ли-с? Скапитар французский есть, превосходнейший: для себя, знаете ли, выписывали, так осталось немного. Помада есть замечательная, серполетового запаху: Mногиe берут-с и одобряют. Платки только что получены из Москвы: по французской земле букетовыми цветами. Вослёхинское пиво из Риги есть, превосходное, тонко-легерное. Получена дробь: бекасинник без примесу, чистая, и утиная номер пятый. Икра — не очень солона. Есть почтовая бумага, духи фабрики Альфонс Ралё, листовое железо, сера в кусках и в порошке, гвозди двоетес, и проч., и проч.

Так недавно еще жужжал скороговоркой и приторно-слащавым гортанным баритонцем приказчик в какой-нибудь универсальной «торговле», причем семга оказывалась отвратительная, дряблая; скипидар вовсе не требовался покупателю, также как и платки с букетовыми цветами; хваленое пиво «вослёхинское» (Wald-schlösschen) оказывалось мутною кислятиной; икра напоминала подобие ваксы, и даже не французской, и т. д. Между тем покупатель зашел в магазин просто взять табаку или сахару, и никакой серы ему в кусках или в порошке не нужно, ниже гвоздей двоетесу, ни духов, ни помады серполетового запаху, и проч. Теперь лавки у нас, правда, стали несколько локализироваться, но до публикаций мы еще не доросли, не додумались, и все еще или бумажку к лампе привесим: дескать, смотри и читай, а если селедка протухнет, ничего: предложим ее как hareng piquant, или мужик ходит по улице с веником на шесте: значит баня топится. В Брянске по этому случаю поднимают флаг: «Сбегай-ка, Машутка, погляди — вывешены ли флаки у Кислощеихи?»

Для прекращения превратных толков, сообщаем за достоверное, что умер от рака немолодой священник, а в возрасте 66ти лет: Витебской губернии, Лепельского уезда, с. Вяжища, Василии Семенович Словецкий. Другой, скончавшийся от той же болезни, полковник запаса Иван Васильевич Горелов, около 70ти лет. Оба они страдали давно и прибыли в Брянск с застарелою болезнью в сильно развившейся форме.

В окрестностях Керчи найдены богатейшие залежи железной руды на землях, принадлежащих этому городу. Изыскания произведены были французом горным инженером Баяром, который заключил с городским общественным управлением контракт на аренду 19.600 десятин на 30 лет, причем городская дума ходатайствует о продлении срока этого контракта еще на 60 лет. Независимо от этого, городское управление предполагает уступить в полную собственность Баяра 300 десятин под устройство завода, причем ему предоставлено устроить для надобностей рудника особую пристань, которою он может пользоваться бесплатно. В настоящее время Баяр уступил все права, предоставленные ему означенными договорами — обществу брянского рельсопрокатного и железоделательного завода, которое принимает на себя осуществление этого выдающегося по важности своей предприятия.

Жиздра, соседка наша, о проведении на которую новой линии железной дороги так много говорилось — в настоящее время, по словам местного корреспондента «Калужского Вестника» — представляет, за весьма немногим исключением, ряд деревянных домиков чисто деревенской архитектуры, в три окна на улицу. Сзади этих домиков — огромные пустыри, засаженные капустой, картофелем, и проч. Улицы представляются совершенно безлюдными, лишенными обычного городского движения. Владельцы плохеньких магазинов и жалких лавок уныло сидят около этих своих «магазинов» в тоскливом ожидании покупателей. Город оживает лишь в базарные дни и во время ярмарок.

Прекурьезно происхождение названия города. Местные любители-филологи, говорит тот же корреспондент — объясняют его следующим образом. Когда-то на месте нынешней Жиздры в дремучих лесах жило двое братьев разбойников; занимали они два холма, находившиеся невдалеке друг от друга. Каждый день кто раньше вставал приветствовал другого вопросом: «Жив?» — На это другой кричал: «Здрав!»... Отсюда и пошло-де название сначала поселка, а потом с конца прошлого столетия и города Жиздры, давшего(?) свое имя и протекающей близ города реке.

Сооружение железной дороги Брянск-Москва вызвало много разговоров и ходатайств тех городов и фабрик, которые должны по намеченному пути остаться в стороне от железно-дорожной линии. К числу таких городов и фабрик принадлежат  город Боровск, Калужской губернии, и Воскресенская мануфактура Якунчикова в с. Нара-Фоминская, Московской губернии. Боровская городская дума совместно со своими фабрикантами и частными лицами, а также и Якунчиков стали ходатайствовать о проведении железной дороги — первый чрез Боровск, второй чрез свою фабрику. Но ходатайства их не были уважены, и линия железной дороги оставила Боровск в четырнадцати верстах, а фабрику Якунчикова в восьми, причем Боровску и Якунчикову предоставлено было право ходатайствовать о подъездных железнодорожных путях. Обе стороны, однако, не были этим удовлетворены, и возбудили новое ходатайство. Результат второго ходатайства был лучше: линию железной дороги провели около самой Воскресенской мануфактуры, а к Боровску она подвинулась на две версты, но эти две версты вероятно были скинуты в виду необходимости при изменении первой линии для Воскресенской мануфактуры. В Боровске неудовлетворились и этим, и послано еще одно прошение, в котором ходатайствуется о соединении города с железнодорожною линией Брянск — Москва.

Недавно в Калуге издано новое сочинение г. Циолковского по воздухоплаванию, под заглавием: «Железный управляемый аэростат на 200 человек, длиною с большой морской пароход». Автор, как сообщает «Калужский Вестник» — давно уже занимается исследованием вопроса о возможности устройства такого аэростата. Года три тому назад он издал сочинение, посвященное тому же предмету, под заглавием: «Аэростат металлический управляемый». В настоящем сочинении г. Циолковский в общедоступной форме излагает свои выводы о металлическом аэростате, поясняет их чертежами, и призывает общество верить в возможность практического осуществления его идеи. Сам автор, по утверждению той же газеты — твердо убежден в этом, хотя Императорское русское техническое общество скептически отнеслось к практическому осуществлению его проекта.

Назло тем вóронам, которые каркают о вреде печати, помещаем выдержку из статьи, помещенной в «Орловском Вестнике» под заглавием: «Неугомонный двигатель».

«Не особенно далеко то время, когда многочисленные русские обломовцы с недоверием и страхом смотрели на занесенное к ним письмо, по целым неделям они боялись вскрыть его, а, вскрывая, крестились и чурались, как от козней нечистого. Да что греха таить! Не миновало оно и теперь еще, это злополучное, печальное время. Книга и теперь еще для многих не необходимая потребность, не хлеб насущный... А уж газета! Газета вовсе не пользуется почетом и доверием всего общества! Читают-то ее многие, и жадно читают, на это пожаловаться нельзя, но сколько покоров, упреков и просто брани на нее сыплется! Сколько язвительной критики, мелочной злобы она вызывает, эта беспокойная и неугомонная наблюдательница и обличительница!.. Часто приходится слышать самые ярые обвинения против ежедневной прессы, и вступать в спор по поводу газетной статьи, газетного направления, газетных новостей, причем спорщик конечно наровит больно задать и редакции. Мне кажется это происходит от превратного понимания целой и задач ежедневной прессы, которые все и каждый толкует по-своему. Газета, рассуждает заурядный читатель, должна сообщать все текущие новости, давать веселенькие фельетончики и пикантные анекдотцы, должна интересно передавать неинтересные факты внешней политики и вылавливать из хроники внутренних событий самую суть, причем не должна быть скучна, однообразна и поучительна: это не ее дело. Все, что вне этой программы, то уж не одобряется, то считается ненужными и вредным балластом.

Но таковы ли действительно роль и назначение прессы? Может ли она мириться с такими задачами? По доброй совести ответить — это немыслимо. В великой всемирной мастерской прогресса, где каждому указано его место и дело — газете повелено быть зорким стражем общественного порядка и нравственности, чутким часовым, охраняющим все элементы общественного благоустройства, регулятором общественной чести и совести. В силу этого она смело выступает против всех темных и дурных сторон нашей жизни, она обличает и призывает к исправлению всякое зло, в каком бы виде оно ни появилось на наши глаза, она старается выдвинуть вперед все более неотложные вопросы и задачи нашей общественной жизни, она толкает, будить и встряхивает сонливое общественное мнение, она именно неугомонный двигатель, не знающий отдыха и покоя, вечно взывающий, требующий и увещевающий. Как будильник, безжалостно гудящий над непробудно спящим ленивцем; как громадный вентилятор, неустанно жужжащий и разгоняющий миазмы в душном, спертом помещении; как преданный Гончаровский Захар в своих усилиях разбудить барина забывший о предстоящих толчках и брани, которыми будет награждено его усердие — так честная, себя уважающая газета будет постоянно, терпеливо и настойчиво указывать на все дыры, пятна и другие изъяны нашей общественной одежды.

Вполне ли безупречно она исполняет свои обязанности — это другой вопрос. Как всякое дело человеческое, а не божественное, газета может заблуждаться... У нее могут быть увлечения, ошибки и промахи. Корреспонденты могут напутать, сведения могут быть неточны, а отсюда и заключения подчас неверны... Но судить за это строго нельзя... Только тот никогда не ошибается, кто ничего не делает, кто лежит весь век на боку и кричит утопающему: «бери левей, там брод», не двигая пальцем для его спасения. Покуда газета действует честно, справедливо и последовательно, ей нечего бояться нареканий. Неумолимая, неподкупная логика событий возьмет свое и отведет всякому деятелю и делу подобающее им место...

Мы получили от одного из подписчиков следующее заявление:

«С удовольствием читаю издаваемый вами «Брянский Вестник», но с большим неудовольствием приходится получать его без обложки, в совершенно грязном, засаленном виде. Иначе сказать, я хочу вам заявить свое неудовольствие на то лицо, которому вы поручаете все нумера, для передачи служащим в арсенале».

На это можем лишь сказать, что все нумера Вестника, следуемые в арсенал —сдаются в магазин г. Федорова совершенно чистые и каждый под бандеролью. А затем какие мытарства претерпевает газета — контора не может знать. Приняты, однако, меры к устранению грязного отношения к Вестнику, этой провинциальной замашки, достойной кухарок и лакеев.

ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ

(ОЧЕРКИ, ВОСПОМИНАНИЯ, И ПРОЧЕЕ)

Однажды Император Николай обогнал в дороге какую-то военную команду, шедшую походом под начальством офицера. Солдаты шли стройно и в большом порядке, что видимо понравилось Государю, и Он, поравнявшись, поздоровался с ними.

Остановись для обеда на следующей станции и, заметив через окно снова ту же проходившую мимо команду, Государь велел находившемуся при нем флигель-адъютанту Гогелю позвать к нему офицера.

Пришедший офицер оказался совершенно юный прапорщик, почти ребенок: весь в пыли, он конфузливо остановился у дверей.

Николай Павлович ласково подозвал его к себе, спросил фамилию, и, указав на стул, предложил обедать.

Смущенный офицерик совершенно растерялся и не знал, как приступить к еде, но, ободренный Государем, сначала робко, а потом смелее начал есть все, что ему подавали, с тем завидным аппетитом, какой бывает только в ранние годы молодости. В начале обеда разговор его был несмел, но после выпитого вина язык нехотя у него развязался, и на вопросы Государя о его житье - бытье офицерик без стеснения пустился в такие подробности, что заставлял невольно улыбаться всех присутствовавших. Поощряемый смехом самого Государя, юный собеседник его дошел в своей откровенности, наконец, до того, что вскоре все интимные подробности его жизни и житья уездного городка, в котором квартировал его полк, были досконально известны Государю. Так, между прочим, из разговора выяснилось, что он влюблен в дочь казначея, прехорошенькую блондинку, но что у последней есть соперница — коварная брюнетка, которая ревнует его к блондинке, и т. д. Словом, юная душа вылилась вся нараспашку, забывая в увлечении своем — с кем ведет разговор.

Долго потешал прапорщик Государя своими рассказами, и когда наконец пришло время прекратить их, то беседа до того понравилась последнему, что прощаясь с офицером, Николай Павлович подал ему руку и велел Гогелю записать его фамилию.

По прошествии некоторого времени неизвестный и скромный армейский прапорщик был Высочайшим приказом переведен в гвардию, и когда потом он попадался на глаза Государю, на смотрах ли или на выходах — последний неизменно узнавал его и шутливо спрашивал:

— Что пишет тебе твоя возлюбленная и что поделывает ее соперница?

*См. нумера 33, 34 и 38й «Брянского Вестника».

МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

СЕНТЯБРЬ

 

 

Колич. осадков

22.

— Облачно утром. Ясно вечером. Туман ночью.

23.

— Ясно. В конце ночи облачно.

24.

— Пасмурно весь день. Дождь слабый с перерывами

0

25.

— Туман до 8 ½ ч. утра. Ясно с 8 ½ часов до ночи и ночью. В конце ночи туман.

26.

Туман утром. Пасмурно до 10 ½ часов утра, с 10 ½ ч. Ясно. Ночью туман и пасмурно.

27

Туман до 9 ч. утра, с 9 часов утра ясно.

 

Примечание. Время от 9 часов пополудни до 7 часов пополуночи — ночь. От 7 ч. пополуночи до 12 ч. дня —  утро. С 12 ч. дня до 9 ч. пополудни — вечер. 

СЕНТЯБРЬ

29 Нед. 20я. Пр. Кириака, Феофана, Киприана устюжского.

30 Свм. Григория, Михаила.

ОКТЯБРЬ

1 ПОКРОВ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ. Пр. Романа.

Храмовый праздник в Покровской церкви.

2 Свм. Киприана. Мц. Иустины. Мч. Феоктиста.

3 Свм. Дионисия. Ир. Иоанна.

4 Мч. Иерфеея. Им. Петра. Мц. Домнины. Вкг. Анны.

5 Свт.: Петра, Алексия, Ионы, Филиппа. Пр. Дамиана.

Базары были порядочные. Из Карачевского уезда было много сена. Продано также много капусты; шла 20—25 к. п., картофель 20—25 к. м. Овса в привозе мало, продавали 45 – 48 к. п. Дрова дороги; небольшой воз 85 к. Мякина 10 к. м. Рыбы свежей было довольно. Яблоко 1 р.— 1 р. 30 к. м. Птица дороги: живой гусь 60—80 к. штука, утка 30—40 к. Скотина убойная 28—29 р. за голову. — С 28го сентября начала работать маслобойня бр. Тереховых.


Имею честь уведомить гг. членов брянского отделения орловского комитета народных чтений, что 3го октября сего года в 6 часов вечера в помещении городской управы имеет быть общее собрание членов означенного отделения комитета.

Предметы занятий:

1. Рассмотрение и утверждение программы чтений по 1 января с. г.

2. Ответ орловскому комитету народных чтений на запрос о солидарности с выработанными им принципами действий.

3. Текущие дела.

Председатель И. Незнамов.

В воскресенье, 29 сентября, в помещении 2го мужского приходского училища, в доме брянского благотворительного общества имеют быть НАРОДНЫЕ ЧТЕНИЯ С ТУМАННЫМИ КАРТИНАМИ. Начало чтений в 6 часов вечера. Цена местам: 1й ряд 10 к., остальные по 2 копейки.