№40, 18 (06) октября 1896 г.

ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Высочайшим приказом по Министерству Юстиции начальник брянской уездной тюрьмы, титулярный советник Оглоблин — произведен в коллежские асессоры, со старшинством с 8го марта 1893го года.

 

Старший врач 144го Каширского полка коллежский советник Томашевич — распоряжением главного медицинского инспектора 9го сентября перемещен старшим же врачом в 9й гренадерский Сибирский полк.

Циркуляр Министерства Внутренних Дел

Главное управление по делам печати.

(4го сентября 1896 года, № 5480)

В последнее время на рассмотрение и утверждение Министерства Внутренних Дел поступает значительное количество проектов уставов вновь учреждаемых общественных и народных читален, публичных библиотек и разных обществ, имеющих отношение к делам печати, как  то: издательских и фотографических, и проч.

В видах возможно  скорейшего сообщения утверждаемых уставов означенных учреждений, Главное управление по делам печати имеет честь покорнейше просить гг. губернаторов сделать зависящее распоряжение о том, чтобы на будущее время означенные проекты доставлялись в двух экземплярах.

Подписал: Временно и. д. начальника

Главного управления по делам печати, М. Соловьев.

Свенская икона Богоматери, приносимая сегодня в 5 часов, на все время ярмарки будет находиться в Рождественской церкви.

Во вторник, 1го сего октября, в механико-техническом училище состоялся торжественный акт. Праздник начался молебствием, перед началом которого законоучитель о. В. Попов произнес следующую речь:

Человек рождается на труд (Иова, V, 7).

Непреложная божественная истина, которую человек начал выполнять тотчас по своем появлении в этот мир еще до своего грехопадения. В книге Бытия мы читаем: И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его, и хранить его (Быт. II, 15). По грехопадении Бог завещал человеку труд, как необходимое следствие его греха. В поте лица твоего будешь есть хлеб (Быт. III, 19), сказал Господь согрешившему человеку. Со времени грехопадения труд для человека сделался великою необходимостью, от труда стало в зависимость земное наше благополучие и вечное спасение. Но по своей греховности человек нередко стал злоупотреблять своим трудом, нередко направляя его не туда, куда бы следовало. И сказали (люди) друг другу (вскоре после потопа): наделаем  кирпичей и обожжем огнем, и стали у них кирпичи вместо камня, а земляная смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес; и сделаем ce6е имя (Быт. XI, 3 — 4). Но Господь смешал язык строителей, так что они не понимали друг друга. Вот какой плачевный результат труда, предпринятого с горделивым намерением!

Великим уроком послужили библейские повествования нашему дорогому Отечеству.

Державные монархи наши и подчиненное им правительство постоянно внушали нам, что все мы родились на труды и страдания, что от труда, правильно совершаемого, зависит наше благо и спасение. Но в Бозе почивший Государь Император Александр III — да дарует Ему Господь царство небесное и ныне благополучно царствующий Государь Император Николай Александрович особенное Свое Дарственное внимание и заботливость обратили на отрасль труда промышленного, технического, как особенно для нас в настоящее время благотворного и полезного.

Среди целой массы различных условий, от которых зависит развитие и успех промышленного труда, одно из главных мест занимает умственное наше развитие. Вот что говорит по этому поводу один наш великий государственный муж: «прежде всего отсутствие всякого общего образования наносить нашим рабочим существенный духовный вред, препятствуя умственному и нравственному их развитию; независимо от сего, он не дозволяет им, в большинстве случаев, возвыситься до сознания и ясного понимания производимой ими работы, и тем самым понижает ее достоинство, ставя, таким образом, преграду надлежащему усовершенствованию промышленности и замедляя возвышение заработков», а потому, «как общее, так и специальное образование русских рабочих должно составлять предмет самых энергичных и неотложных мер со стороны правительства»*.

И Правительство с великим усердием делает в этом отношении свое дело. В настоящее время у нас появилась целая серия разного рода промышленных и технических училищ, где с успехом достигаются очень радостные результаты.

Видное место между этими училищами занимает и наше училище.

Несмотря на свое недавнее, только шестилетнее существование, наше училище в деле своей техники стало твердою ногою: это слова правительственного лица, стоящего во главе промышленных училищ, — выпустило уже довольно учеников, которые радуют нас своими успехами на поприще промышленного труда, внося светоч умственного и нравственного развития в темную среду фабричного рабочего, наконец на всероссийском нижегородском празднике русской промышленности наше училище удостоилось почетной награды.

Да процветает же еще и еще наше брянское техническое училище на пользу и славу русской промышленности. Об этом помолимся усердно. Аминь.

Затем после богослужения с обычным многолетием на отпусте, директор училища, статский советник А. П. Докторов, прочел отчет о состоянии заведения, причем награды и свидетельства об окончании курса розданы были воспитанникам при тушах оркестра. Всего кончивших курс в отчетном году было 20, а состояло 87 учеников. Благодаря заботам городского головы, училище помещается в своем здании, и это один из крупных фактов в жизни заведения.

Вслед засим на кафедру взошел преподаватель В. А. Плотников и произнес следующую речь:

Милостивые государыни и милостивые государи!

Работы, выставленные для публики, дают возможность лицам, удостоившим своим посещением наше училище, оценить успех по практическим занятиям в мастерских, по черчению, каллиграфии и рисованию. Но, просматривая программы низших механико-технических училищ, вы увидите, что в нашем училище преподаются кроме того и теоретические предметы: физика, химия, математика, устройство машин, механика, которым посвящается значительное количество часов в неделю. Если же принять во внимание время, которое ученики уделяют вечером на приготовление к следующему дню уроков по этим предметам, то нетрудно убедиться, что теоретический элемент играет немаловажную роль в низшем техническом образовании.

Никто не станет сомневаться в необходимости для каждого техника обстоятельных знаний по прикладной механике и устройству машин. Что же касается математики, физики и химии — отношение этих предметов к предстоящей практической деятельности наших учеников не так очевидно, и легко может возникнуть сомнете в необходимости для простого руководителя рабочих обстоятельных знаний по алгебре, физике или химии. Я уверен в возможности такого сомнения, так как среди преподавателей не установилось определенного взгляда по этому поводу. Преподаватель математики считает полезным дать ученикам трудную арифметическую задачу, над которой приходится порядком поломать голову; другой преподаватель считает такие задачи совершенно лишними, так как руководителю рабочих наверно не придется иметь с ними дело. В примерных планах и программах низших технических училищ главное внимание обращается на те вопросы, с которыми легче всего можно встретиться в технической деятельности. Но какую пользу принесет простому руководителю рабочих знание, что при разложении воды получается объем теплорода и два объема водорода, что в аммиаке на 14 весовых частей азота приходится три весовых части водорода, что при действии солнечных лучей смесь из 1 объема водорода и одного объема хлора вступает в бурную реакцию, которая сопровождается выделением тепла и света и дает в результате 1 объем хлористого водорода? Что в жидкостях существует поверхностное натяжение? Что земной магнетизм данного места характеризуется углом наклонения, углом склонения и напряжением поля? Для чего знать руководителю рабочих разложение многочленов на множители и решение биквадратных уравнений, с которыми ему по всей вероятности никогда не придется иметь дело? Тем естественнее покажутся эти вопросы, если обратить внимание, как трудно ученикам, кончившим курс двуклассных школ, выполнять обширные программы нашего училища. Когда ученик едва успевает окончить все работы, тогда невольно является желание игнорировать его слабые познания по теоретическим предметам, по физике, химии или алгебре.

Мне кажется, что затронутый вопрос, вопрос о том, какое значение имеет теоретический элемент в низшем техническом образовании, настолько интересен, что заслуживает обстоятельная анализа. Само собой понятно, что я не беру на себя смелости решить такую задачу, и могу представить вашему благосклонному вниманию лишь слабую попытку изложить вкратце те основные принципы, которыми, по моему мнению, должно руководствоваться при решении этого вопроса.

В наше училище поступают лица с начальным образованием. По окончании здесь курса, они никаких новых прав не приобретают. Просматривая программы, можно с первого взгляда подумать, что наши ученики не продолжают здесь общего образования и остаются на той ступени развития, какой они достигли до поступления в техническое училище. Но в силу самой человеческой природы такое положение дел необходимо признать невозможными. Разве может остановиться в развитии человек в ту пору жизни, когда в голове является масса вопросов, когда еще не угасла живая детская любознательность, и является инстинктивное стремление идти дальше по пути общего развития, повинуясь толчку, который дала детскому уму начальная школа. А что начальная школа дает лишь толчок на пути развития, в этом, я думаю, никто не станет сомневаться. Всякий знает, что при настоящем положении начального образования, ревнители просвещения одною из основных своих задач ставят устройство народных читален и библиотек, которые должны дать умственную пищу людям, получившим в начальных школах лишь элементарное образование, лишь подготовленных только к воспринятию живого слова, объясняющего смысл жизненных явлений и уясняющего отношение личности к внешнему миру.

Если бы даже преподаватели технических училищ заботились только о технической дрессировке учеников, если бы они старались сделать из них специалистов по ремеслу, совершенно игнорируя общее развитие, даже и тогда природа взяла бы свое: человеческая личность не повинуется дрессировке, и ученики вне училища нашли бы материал для общего развития, быть может, далеко нежелательный. Но само собой понятно, что это лишь exemplum fictum, и преподавание в низших технических училищах носит совершенно иной характер.

Если мы обратим внимание на те общие цели, которые преследовало правительство при учреждении промышленных училищ, мы войдем в сферу важных государственных вопросов. Способствовать процветанию русской промышленности, способствовать регулярному ходу экономического развития страны — вот те широкие задачи, для выполнения которых между прочим признано целесообразным основать низшие технические училища: из них должны выходить до известной степени образованные руководители рабочих па фабриках или заводах. Правильному развитию русской промышленности препятствует не только отсутствие знающих свое дело руководителей рабочих, но и вообще некультурность рабочих масс является важным тормозом промышленной деятельности. Невежество и грубость рабочих, неуважение к чужой собственности, неаккуратное обращение с машинами, отсутствие всякой солидарности с хозяином завода — вот на что жалуются фабриканты и заводчики. И если наше училище дает руководителей рабочих, невозможно было при его организации оставить без внимания эти важные обстоятельства. Фабриканты, заводчики и все общество вправе требовать, чтобы руководители рабочих, получившие специальное, хотя и низшее образование, служили для рабочих примером и обладали качествами, противоположными тем, на которые мы только что обратили внимание. Такой руководитель должен вносить некоторый свет в некультурную среду, и его сознательное отношение к работе должно способствовать урегулированию отношений рабочего люда к другим элементам фабричной жизни.

К таким выводам приводит нас здравый смысл, и постановка учебного дела в технических училищах должна разумеется подтвердить эти заключения о необходимости теоретической, общеобразовательной части в планах и программах нашего училища.

Технику на каждом шагу приходится сталкиваться с явлениями, смысл которых уясняется лишь после обстоятельного знакомства с законами физики и химии. И программа низших технических училищ вполне соответствует потребности любознательного рабочего объяснить явления, которые ему приходится так часто наблюдать. Чтобы знать устройство паровых котлов и уметь с ними обращаться, для этого вовсе нет надобности в таком подробном изучении свойств паров и газов, какое входит в программу физики. Но существует громадная разница между рабочим, который относится к своей деятельности сознательно, и тем, который работает машинально, по заданному рецепту. В совершенно ином виде представляются все явления технику, изучившему физику и химию: знакомый с законами великой мастерской природы, он чувствует себя свободнее и в тесных мастерских завода. В его деятельности больше любви к труду, больше жизни, больше энергии. Если мы обратим внимание на все эти обстоятельства, тем рельефнее выступить перед нами необходимость теоретической части программы, возбуждавшей наши сомнения. Основательное изучение законов природы, сопровождаемое многочисленными опытами, должно расширять умственный кругозор учащихся. К нам поступают из двуклассных школ ученики, которых самый снисходительный критик не назовет развитыми. Мы смотрим на них, как на материал для нашей педагогической деятельности; но мы видим в них не простых работников, которых следует подвергнуть искусной дрессировке, а живых любознательных детей, которые не должны останавливаться на пути общего образования, и во время пребывания в училище должны совершенствовать свои духовные силы. Поэтому-то в программу низших механико-технических училищ входит и закон божий и теоретические предметы, которые развивают умственные силы и расширяют миросозерцание любознательного ученика. Для этой же цели при училище существует библиотека, и мы, преподаватели, заботимся о том, чтобы ученики не были обременены занятиями и имели свободное время для отдыха, для чтения, для удовлетворения потребностям в общем образовании. Ради этой же цели обращено в нашем училище особенное внимание на воспитательную часть, и администрация училища заботится о том, чтобы на ученических квартирах ученики находились в обстановке, благоприятной для занятий и общего умственного и нравственного развития.

И так, даже простой руководитель рабочих должен быть не только хороший мастер, но и развитой человек. Если же среди грубой рабочей массы является развитой руководитель, он уже самым своим появлением вносит культурный элемент. И можно думать, что правильная постановка и широкое распространение технического образования не только непосредственно содействуют процветание русской промышленности, но и вообще способствует культурному развитию русского народа.      

*

Акт закончился народным гимном, и в заключении посетители осматривали работы воспитанников. Все выставленное было выше похвалы: работы отличались необыкновенною тщательностью, особенно нам поправились рисунки орнаментов, исполненные в разном стиле, арабском, романском, готическом, и проч., плоды занятий В. Н. Николаева, замечательного миниатюриста пером. Наконец, в квартире директора, любезным хозяином заведения предложена была гостям трапеза, за которою произнесено было несколько спичей на злобу дня.

* Нижегородский листок 1896 года, №221.

В воскресенье, 29го сентября, в аудитории, находящейся в помещении второго приходского училища, что в доме призрения братьев Могилевцевых, было открытие народных чтений с туманными картинами. Перед началом, священник о. В. Тростнин отслужил молебствие, во время которого пел хор Верхне-Никольской церкви, составленный И. А. Ангеловым. После молебствия хор исполнил народный гимн, причем на экране были показаны портреты Государя Императора, Государыни Императрицы и Наследника Цесаревича. Потом предложено было чтение брошюры: «Крутиков», соч. Коваленской, и затем тот же хор в заключение исполнил две русских народных песенки. Во вторник, 1го сего октября, в той же аудитории прочитан: «Кавказский пленник». В непродолжительном времени предполагается начать бесплатные чтения, преимущественно религиозно-нравственного характера — для арестантов, в здании тюремного замка.

В минувшее воскресенье случилось три пожара: сгорел один кирпичный завод, находившийся за Горячковою улицей, и там же неподалеку, в подгороднем Карачиже, сгорело два двора. К счастью, погода была тихая, и пожары ограничились ничтожным материальным ущербом. Третий пожар, по размерам меньший —едва не кончился трагически. «Совершая прогулку небольшой кавалькадой и проезжая уже вечером от Свенска в город, мы,  — пишет нам один из участвовавших в partie de plaisire, — встретили близ военного кладбища длинный ряд крестьянских телег, ткнувшихся из города после обычного воскресного базара. На одной из них полулежал мужичок, быть может даже слегка подвыпивший, который силился закурить спичкой свою носогрейку. Едва повозка эта миновала нас, как вдруг поле осветилось ярким светом. Оглянувшись назад, мы увидали, что солома в повозке закуривавшего горела большим пламенем. Весь обоз остановился в беспорядке, и мужички с криками бросились к злосчастной повозке. Быстро разбросали они горевшую солому, которая и потухла. Все это было делом одной минуты. Разумеется, благодаря лишь такой дружной помощи случай этот не кончился печально для желавшего побаловаться трубочкой, хотя полученные им обжоги все-таки будут некоторое время напоминать его неосторожность».

Нынешний сезон на кавказских водах, по словам газет, отличался «небывалым обилием скандалов, происходивших и в вагонах, и на станциях и на гуляньях. Герои скандалов — все люди одного типа, одной среды. Там публично изругали, не избегая непечатных выражений, здесь избили, тут треснули буфетчика шашкою, а в вагоне произвели такой дебош, что возмущенная публика требовала привлечения виновных к ответственности. Называюсь и имена героев. Некоторые скандалы выражались даже в таких формах, описание которых совсем неудобно для печати. Протоколы составлялись за протоколами, и затем начинались хлопоты, как бы замять некрасивое дело».

Все это словно бы списано и с нашего сезона летних гуляний, особенно отличавшихся своим безобразием в саду бывшем Рощина. Опускаем возмутительные и грязные скандалы, «описание которых не совсем удобно в печати», и упомянем лишь об одном случае, достигшем судебного разбирательства.

Спор, как нам передавали, возник из-за того, какой из церковных хоров в Брянске лучше. Слово за слово, пошли в дело аргументы в виде не совсем лестных эпитетов, и наконец одна из сторон заявила, что за продерзые мнения противника — «следовало бы побить ему морду».

В результате: «прислушайте»,  «будьте свидетели»; жалоба; разбирательство у судьи; потеря времени, которое с большею пользою могло бы быть употреблено на что-нибудь другое, а не на дрязги, возникающие только от безделья; затем другая жалоба, апелляционная (откуда приведено в кавычках инкриминируемое выражение); разбирательство в съезде, и т. дал., и т. дал.

Говоря так, мы вовсе не хотим сказать, что самосуд и своя расправа были бы лучшим исходом: за это можно поплатиться иногда серьезно, но пора бы прекратить подобные пикировки и оставить их в удел пьяным сапожникам и базарным торговкам, да и те теперь к таким оскорблениям, в сущности ничего не говорящим, относятся философски, или проще выражаясь — благоразумнее.

Мальцовские заводы, находящиеся в Брянском уезде, по взиманию земского налога оценены в 1.173.723 рубля.

В воскресенье, 22го минувшего сентября, часов в 9 вечера, участковый городовой брянской полицейской команды Яков Баценков проходя по улице Новой Слободы увидал, как живущий в этой слободе мещанин Ястребов будучи в пьяном виде расшатывал уличный фонарный столб, наверху которого горела лампа, и пытался свалить его. Для прекращения сего Баценков подошел к Ястребову и просил его идти домой, но Ястребов не послушал его, выругал городового, и сказал: «Зачем вмешиваешься не в свое дело?» После этого Баценков взял его за руку и хотел отвести домой, но Ястребов закричал: «караул», после чего сейчас же прибежали отец и мать Ястребова, а за ними еще двое тамошних жителей. Все они напали на городового, сорвали с него шашку, изломали ее, и начали бить Баценкова, свалив его в канаву, причем сильно исцарапали лицо, подбили ему глаз и поранили ногу. На место драки сбежалось несколько человек соседей, при появлении которых все бившие городового успели скрыться. По сему делу полицией производится дознание.

На днях утонула в Десне брянская мещанка Варвара Дубинина.

В ночь на 3е сего октября в сельце Суздальцеве, оно же Городец, застрелилась жена земского начальника М. Н. Киселевич.

Несколько времени тому назад, крестьянин деревни Тигановой Егор Палагин во время охоты доставая из озера убитых им уток — завяз в траве и утонул.

В течение минувшего сентября по уезду было 12 пожаров, случаев скоропостижной смерти 12, нанесения тяжких побоев и увечья 4 и 9 краж.

На 17е сентября сего 1896 года, в присутствии орловской духовной консистории, согласно определенно епархиального начальства, последовавшему с разрешения Святейшего Правительствующая Синода, назначены были торги на продажу на сруб леса на пространстве 64 десятин 824 кв. сажен в урочище «Пересецкий Бор», принадлежащего церкви села Госамы, Брянского уезда, и расположенного в том же уезде, при сплавной реке Десне и в 6 верстах от станции «Жуковка» риго-орловской железной дороги. По таксационному описанию, составленному в 1894м году, означенный разной породы лес имеет преобладающий возраст 60 — 120 летний, состоит из сосны, ели, дуба, березы и ольхи, и по оценке, произведенной в том же 1894м году применительно к оценке леса для продажи с торгов на сруб в казенных дачах, заключает в себе 4.227 сосновых деревьев в диаметре от 3 — 18 вершков, 2.476 еловых от 1 —18 вершков, 1.162 дубовых 3 —18 вершков, 63 березовых 3 — 12 вершков, 361 осиновых 3—18 вершков и 8 ольховых от 3 — 6 вершков, а всего 8.297 корней на сумму (включая сюда и стоимость дров) 13.498 рублей.

Результаты торгов нам неизвестны, заносим же в свою хронику этот факт уничтожения векового леса как явление прискорбное. В том же духовном органе, откуда заимствовано вышеприведенное объявление о торгах — помещено замечательно разумное распоряжение псковского епархиального начальства «о пользовании церковным лесом».

ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ

(ОЧЕРКИ, ВОСПОМИНАНИЯ, И ПРОЧ.*)

Приводим несколько собственноручных записок Императора Николая Павловича к статс-секретарю А. С. Танееву за время с 14го мая 1830го по 31е декабря 1834го года. Записки эти представляют несомненную историческую ценность, рисуя отношение Императора к различным государственным нуждам и вопросам государственного управления. Их краткость, меткость и ясность свидетельствуют об отличном знании Монархом всех отраслей администрации, о неустанных, верно понимаемых заботах о благе подданных, о неуклонном стремлении видеть как в высших, так и в низших чиновниках быстрых и точных исполнителей Царской воли, об уме Государя, обширном и проницательном.

А. С. Танеев, к которому адресованы записки, состоял при Императоре Николае Павловиче в 1828 году, во время нахождения Государя при армии в Турецкую войну, и в 1829 и 1830м годах, во время пребывания Его Величества в Варшаве и во внутренних губерниях. В мае 1831 года ему поручено было управление Первым Отделением Собственной Его Величества Канцелярии, а 2го ноября состоялся указ о назначении его Управляющим Канцелярией, с пожалованием в статс-секретари. Год, месяц и число, поставленные перед записками, означают время их получения А. С. Танеевым.

*

10го июня 1830 года. — Написать генерал-губернатору малороссийскому, киевскому и новороссийскому, что по причине дурных всходов хлеба Я хочу знать какие ими приняты предварительные меры для обеспечения продовольствия вверенного им края.

25го июня 1831. — Циркулярно секретно предписать всем ведомствам в С.-Петербурге — не определять впредь никаких уроженцев Виленской, Гродненской, Минской, Белостокской, Волынской и Подольской губерний без моего разрешения.

6го октября. — Предписать графу Кочубею князя Чарторижского исключить как изменника из списка членов Государственного Совета. — О том же статс-секретарю Дашкову для исключения из Сената и списка гражданок их чиновников. — О том же князю Голицыну для исключения из списка кавалеров военных орденов.

5го декабря. — Давно не видел Я рисунков гражданских мундиров; что по сему делается?

18го декабря. — Пошлите сейчас узнать у г. Корфа, отчего нет сегодня мемории Комитета Министров, и ежели таковой не изготовлено, зачем об этом Я не предварен был как следовало? Пришлите сейчас и ответ.

* См. нумера 33, 34, 38 и 39й.

(Продолжение следует)

МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

СЕНТЯБРЬ

 

 

Колич. осадков

28.

— Ясно утром, вечером и ночью. Роса ночью.

29.

— Ясно утром, вечером и ночью. Иней ночью.

30.

— Ясно утром, вечером и ночью. Иней ночью.

 

ОКТЯБРЬ

 

1.

— Ясно утром, веч. и ночью. В конце ночи облачно.

2.

— Облачно утром, вечером и ночью.

3.

— Облачно до 9 ч. утра. С 9 ч. утра ясно. Ночью туман, иней. На лужицах лед.

4.

— Ясно утром, веч. и ночью. Иней. На улицах лед.


Примечание. Время от 9 часов пополудни до 7 часов пополуночи – ночь. От 7 часов пополуночи до 12 ч. дня – утро. С 12 ч. дня до 9 ч. пополудни – вечер.

Наблюдатель А. Петрищев.

 

ОКТЯБРЬ

6 Нед. 21 я. Апостола Фомы.

7 Мч. Серия, Иулиана, Полихрония и Пелагеи. Пр. Сергия.

8 Пр. Пелагии, Taисии, Трифона. Пмч. Игнатия.

9 Апостола Иакова. Пр. Афанасия. Прв. Авраама и Лота.

10 Мч. Евлампия, Евлампии. Пр. Феофила, Андрея.

11 Апостола Филиппа. Мц. Зинаиды, Филониллы.

12 Пр. Космы, Мартина.

Воскресный базар был хорош, торговля шла бойко. Овес 46 — 48 к., но против спросу было его мало. Мука 50 к. п. Сено 18 — 25 к. п. Конопляное семя 80 к. п., жмаки 35 к. п., мякина 8—  9 к. м., яблоки 90 к.— 1.30 п. морковь 25 к. м. Гуси битые 10 к. ф., потроха отдельно 10 — 15 к. штука. Картофель 18 — 25 к. м., капуста 18 —2 0 к. п. Поросята 10 —12 к. ф. Скота пригонного было до 150 голов, продавали 25—30 р. штука. Яйца 1 р. 30 к. сотня.