№41, 25 (13) октября 1896 г.

Во вторник, 15го сего октября, в 6 часов вечера имеет быть заседание думы.

ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Священнику села Рябчич, Брянского уезда, Андрею Покровскому — преподано благословение Святейшего Синода, без грамоты.

Сегодня, в воскресенье, 13го октября, предполагается приезд в Брянск Военного Министра, который будет осматривать арсенальный артезианский колодезь. За несколько дней ранее Министра прибыли к нам: исправляющий должность Товарища Генерал-Фельд-цейхмейстера, генерал-лейтенант П. А. Крыжановский и инспектор арсеналов генерал - лейтенант А. А. Фишер.

На заседании благотворительного общества, бывшем 22го минувшего сентября, между прочим избрано десять попечительниц общества. В 3м пункте объявления о сем заседании (см. 38й «Брянского Вестника»), попечительницы сии названы даже «почетными».

Просматривая устав брянского благотворительного общества, мы нигде не нашли однако такого звания «почетных попечительниц» самое существование попечительниц уставом общества не предусмотрено, и потому выборы их незаконны. Между тем попечительницы до такой степени вошли в роль, что когда на прошлой неделе назначено было заседание их совета, они объявили эти заседания закрытыми.

При первом же звуке о том что заседания «конечно!?) должны быть тайные (sic!), но результаты их могут быть объявлены», присутствовавшая немногочисленная публика, состоявшая преимущественно из дам — вышла из залы, не дожидаясь приглашения оставить заседание.

Раньше, до этого постановления о закрытых дебатах, член-делопроизводитель общества огласил такое предположение: «Если бы кто сказал, что выборы ваши не согласны с уставом, то можно ответить на это, что напротив, они законны». При этом г. делопроизводитель общества прочел п. б §18го устава, где буквально содержится следующее:

«На обязанности правления лежит... изыскание мер к возможному достижении цели общества и к увеличению его средств».

Это и есть главная основа к избранию попечительниц.

Цель общества, ответим на это — точно определена в § 1м устава, где сказано:

«Общество имеет целью доставление материальных средств для содержания в доме призрения малолетних детей и престарелых беднейших граждан города Брянска.

Средства общества также ясно определены уставом. Они составляются: а) из членских взносов, б) из пожертвований и в) из доходов от спектаклей, концертов, и проч. (см. § 7 устава).

Нигде при этом в двух приведенных параграфах устав ни единым словом не обмолвился о почетных попечительницах, и досоле знает только почетных членов (§ 4), которые избирают на общих собраниях (§25).

Таким образом, если бы обществу угодно было ввести в свою среду попечительниц, то, согласно § 31му устава, оно должно было сначала обсудить этот вопрос, затем испросить в установленном порядив разрешение на дополнение устава в известном смысле, и уже после этой процедуры приступать к выборам ли просто попечительниц, или почетных, и т. п.

В общих правилах устава брянского благотворительного общества значится (гл. V, § 29), что общество это «состоит в ведении Министерства Внутренних Дел, на основании статей 444 и 445 Уст. обществен. призрения (т. XIII Свода Законов, изд. 1892 года)».

Статья 445я регламентирует отчетность благотворительных обществ, но предшествующая, 444я статья категорически заявляет о подчинении их Министерству Внутренних Дел. Зависимость же благотворительных обществ от сего Министерства состоит в том, что они»обязаны непосредственно или чрез губернаторов доставлять Министерству подробные отчеты о действиях своих по предмету благотворительности».

Любопытно, как будет формулирован и какими мотивами будет обставлен в отчете общества этот новый элемент, эти десять «почетных попечительниц», избранных в силу того лишь, что на обязанности правления общества лежит «изыскание мер к возможному достижению цели общества и к увеличению его средств».

В заключение позволим выразить мнение, что присвоение звания попечительниц, да еще почетных — десяти лицам — не совсем удобно: обыкновенно при благотворительных или других учреждениях бывает лишь один попечитель или одна попечительница, лицо почетное, облеченное известными правами, десять же почетных попечительниц в одном обществе это такая аномалия, какую вряд ли где можно встретить.

По всей вероятности звание попечительниц дома призрения отождествлялось бы с директорами попечительного общества о тюрьмах: там со званием директора не соединяется того, что мы привыкли понимать под этим словом в обыденной речи. Но если бы даже и так, и тогда, прежде всего, следовало установить это законодательным путем, т.-е. просить о дополнены устава параграфом дозволяющим ввести в общество новый состав членов, выработать для них, для этих новых членов инструкцию, и затем уже приступать к их избранию.

Что до закрытия дверей на время заседаний почетных попечительниц, то, полагаем, произошло это по недоразумению, ибо нигде в уставе о таком порядке дел не говорится, напротив — все делается гласно, и к такому именно порядку наипаче следовало бы стремиться лицам заведующим домом призрения.

В воскресенье, 6го сего октября, около 11ти часов ночи, с колоколен раздался набат: горел дом И. А. Терехова на Завальской улице, рядом с новоприобретенным зданием технического училища (бывший дом Новикова). Деревянный на каменном фундаменте, дом Терехова представлял громадную опасность соседним постройкам, и стоявшие тут же, особенно угольный дом Ивановой, с ветхою драничною крышей, и противоположный М. А. Судейкина остались целы и невредимы благодаря лишь какому-то чуду, вернее — чудесным и превосходным действиям пожарной команды, где каждый раз с такою энергией выступают члены нашего вольно-пожарного общества.

Дружными усилиями пожар был быстро локализован. Заметно, что действуют теперь основательнее, и не дожидаясь воды, этого пальятива, с самого же начала, как всегда и следует, приступают к разборке горящего дома и к изоляции его от смежных построек. Результат в данном случае получился блестящий.

Причина пожара неизвестна, загорелось же с холостой постройки. Хозяева дома были в отлучке.

Интересно, как некоторые из желавших помочь смотрят на это дело. Так, нам рассказывают, в один дом явился некто спасать, причем во всеуслышание заявил: «Люблю я эти пожары: чего душа хочешь — то и унести можно». При этом неизвестный действительно потянул было что-то. К счастью, тут же оказалась хозяйка дома, которая несколько умерила восторги босяка-спасателя, предложив ему удалиться.

Выше мы сказали, что вода при наших пожарах — пальятив. В самом деле, когда-то когда подвезут несчастную бочку воды к месту пожара, между тем огонь не ждет, а тут приходилось еще доставлять воду кружным путем, а не прямо по Авиловской, по которой вовсе нет проезду.

Нужно бы посему устроить пожарные околотки или пункты, где наготове всегда находилась бы бочка воды с необходимыми принадлежностями для подания первой помощи: она гораздо важнее и существеннее, чем последующая меры, иногда остающаяся без всякого результата, когда огонь уже возьмет силу.

Пожар случился на Завальской улице. Но не пора ли подумать о названии ее здесь как-нибудь иначе, также как и Петропавловской? Пересекаясь глубоким оврагом, внизу которого протекает Верхний Судок, эти две улицы вовсе не служат продолжением тех, что носят приведенное название так сказать по праву: одна что упирается в женский Петропавловский монастырь, а другая образовавшаяся за бывшими некогда валами старого города (там же и урочище «Завалки», возле нынешних кузниц, перед лесными сараями).

Улицы, о коих речь, совершенно самостоятельные и проложены в новом городе. Впрочем, о сем сказали мы попутно, желая обратить на это внимание ведающих городу по нашему мнению, изменение названия двух сказанных улиц повело бы к лучшему ориентированию лиц не совсем знакомых с древней топографией Брянска.

С 5го сего октября начала свои действия переписная комиссия.

Кроме обычных заутрень, по субботам с вечера в Верхне-Никольской церкви начиная с 5ти часов совершается всенощное богослужение, звона к коему не бывает.

Переезд из Привокзальной слободы через железнодорожный путь в город — один из страшных тормозов передвижения. Ежедневно у барьера подолгу слышатся перебранки Извозчиков и подгородних крестьян со сторожем у шлагбаума, ежедневно этот рабочий люд должен бесполезно тратить время на непроизводительную стоянку, пока-то пока очистится путь от маневрирующего паровоза. Если где время составляет деньги (и притом скудные гроши), то именно у рабочего люда, живущего исключительно тяжким трудом, и пора бы озаботиться скорейшим окончанием вопроса о расширении площади у железнодорожной станции для прокладки лишних рельс.

Льгово-брянская линия почти закончена на всем протяжении. Временное движение между Льговом и Брянском открыто с половины сентября. Периодически назначаются сквозные служебные и материальные поезда. Ра,очие поезда главным образом заняты балластировкою пути. Заканчивается балластировка путей второго участка из карьеров 150 и 116й версты и площадки станции Брянск из карьера 194й версты. Материалы, оставшиеся в разных местах на линии, перевозятся в склады. Те из материалов, которые не будут сдаваться в эксплуатацию, перевозятся на станцию Брянск, и потом поступят на московскую линию. На втором и третьем участках в настоящее время занято постоянной работой шесть паровозов и около двухсот вагонов.

К 1му ноября предполагается закончить все наиболее значительные недоделки и привести линию в состояние полной готовности для открытия правильного движения. С последних чисел октября управление постройки предполагает приступить к сдаче линии в эксплуатацию.

В ночь на 4е сего октября в Любохне случился пожар: сгорел дом Смирнова со всеми надворными постройками. Внизу дома находилось торговое помещение с бакалейным и мануфактурным товаром. Товар сделался жертвой огня, его не в обычае страховать, дом же был застрахован в 8.000 рублях, И вот из этого последнего обстоятельства теперь возникает дело. Когда приехал агент страхового общества для составления акта, то удивился, что дом был так дорого оценен: по его мнению, стоимость здания не могла превышать 6.000 р., почему следует-де составить переоценку дома. Неизвестно чем все это кончится, но факт сам по себе любопытен.

На днях в районе первого стана совершено убийство с целью грабежа. Преступник задержан.

Нам сообщают, что в Малоархангельском уезде ранний посев ржи вышел очень плох, так что в некоторых местах поле перепахивали. Невзгода эта приписывается червю, подъедающему корень. Поздние посевы в удовлетворительном состоянии.

В «Орловском Вестнике» рассказывают о следующем мошенничестве, проделанном несколькими евреями в Орле. Не удалось мошенничество, как говорят, благодаря лишь случайности, заключалось же оно в следующем:

Со станции Змиевка отправлен был один пуд ржи, кажется в Рославль. Получив накладную, отправитель приставил с одной стороны цифру 6, а с другой — нуль, и получилась отправка в 610 пудов. Сделав дальнейшие исправления, находчивый коммерсант явился в коммерческий банк и предъявил квитанцию к залогу. По случайности, на квитанции не оказалось какой-то подписи, и денег под квитанцию не было выдано. Теперь проделка эта сделалась известна и о ней производится дознание.

В Калуге на днях получен утвержденный устав второго местного ссудо-сберегательного товарищества. Там же, в Калуге, отлично действует общество потребителей. А у нас, в Брянске, господин Вышеславцев в течение нескольких лет все собирается дать отчет по кассе прогоревшего арсенального общества потребителей.

Вследствие известного циркуляра курского губернатора, о коем упоминалось в 38м нумере «Брянского Вестника», щигровская дума постановила взимать с каждого владельца велосипеда по три рубля в год, при условии бесспорных требований административных мест. Всех велосипедистов в Щиграх в настоящее время пять.

Несколько птицеводов из разных губерний, между прочим и из Орловской, собравшись в частное совещание, решили учредить «Всероссийское общество сельскохозяйственного птицеводства», имеющее целью, как сообщают «Новости» — содействие улучшению отечественного птицеводства.

 Нам доставлено следующее письмо:

Милостивый государь, г. редактор!

Сегодня я получил от брянского уездного исправника Н. А. Митяева в пользу брянского благотворительного общества двести пятьдесят  рублей, которые и препровождены мною казначею означенного общества А. Д. Комарову.

Член правления общества И. Незнамов.

Брянск, 9го октября 1896.

К ИСТОРИИ АРСЕНАЛЬНОГО КОЛОДЦА

В 39м нумере «Брянского Вестника» сообщено было весьма важное известие об арсенальном артезианском колодце, давать заключение о состоянии которого приезжал к нам целый ареопаг ученых. Ввиду важности сего вопроса, позволим себе поделиться с читателями Вестника впечатлениями специалиста, навеянными ему при обзоре одного экспоната на выставке в Нижнем Новгороде. — Ред.

*

При посещении мною всероссийской промышленно-художественной выставки в Нижнем Новгороде я обратил внимание на одну достопримечательность, на которую до настоящего времени, сколько мне известно, никто в печати не указывал и по поводу которой я желаю сказать несколько слов, тем более что дело касается жгучего в Брянске вопроса, именно несчастья с артезианским колодцем арсенала.

Казалось бы, что общего между всероссийской выставкой и нашим арсенальным колодцем? Но оказывается, что последний косвенным образом послужил к обогащению выставки интересным экспонатом весьма поучительного свойства.

Между частными павильонами выставки был один от бюро исследований почвы горного инженера С. Г. Войслава, изображавший собою буровую башню. В этом павильоне посетитель наглядно мог ознакомиться с примерами бурения и с теми инструментами, которые патентованы названной фирмой. В павильоне этом развешено было много фотографий, изображавших различные работы, произведенные фирмой, лица же наиболее интересующиеся этой отраслью техники могли получить в сем павильоне довольно изящно изданную книгу под заглавием: «Труды бюро исследований почвы горного инженера С. Г. Войслава. 1888 — 1896», в которой перечислены все произведенные бюро работы и их результаты. Выставляя эти последние, говорит  предисловие книги, бюро вовсе не имеет ввиду рекламы. Единственная цель настоящей выставки, далее говорится там же, состоит, помимо личного самолю6ия в ознакомлении интересующихся с выработанными приемами и достигнутыми результатами, чтобы доказать: что техническое предприятие тогда только приносить истинную пользу промышленности, когда оно основывает свою практическую деятельность на строго научных выводах, надлежащим образом применяемых в практике.

Не смея касаться изложенных в этой книге результатов всех трудов почтенного бюро, так как многие из них до сих пор были мне совершенно неизвестны, я остановился на заметке об одной работе бюро, произведенной им в 1894м году. Заметка эта находится на странице 46й названной книги и озаглавлена: «Исправление прорвавшегося колодца в брянском арсенале».

Считаем нелишним привести всю эту заметку в подлиннике целиком:

«Вследствие прорвавшейся артезианской воды с громадным напором по застенкам обсадных труб колодца, буренного без знания дела харьковской фирмой г-на Крушеля, произошло быстрое размывание грунта кругом колодца, угрожающее зданиям арсенала. Приглашенный из Москвы буровщик Вангель не только не мог помочь делу, но, засадив в размытый колодец много дорогих труб, усилил размыв, способствуя дренированию колодца. Приглашенный в инженерный совет горный инженер Войслав предложил проект отведения воды из дна старого колодца помощью наклонной скважины с устьем на две сажени ниже устья размываемого колодца; проект был единогласно принят, и по приказанию Военного Министра исполнен в течение двух месяцев. Размыв старого колодца прекратился, опасность устранена, и в настоящее время бюро поручено окончательное заглушение старого колодца. Работу производил горный инженер Муравский. См. отчет горного инженера Муравского и фотографии на выставке».

Хотя провал части арсенальной кузницы против прорвавшейся скважины, что случилось 24я марта сего года, весьма красноречиво доказывает ложность сообщаемых в этой заметке сведений, тем не менее, как лицо, близко стоящее к этому делу, я считаю не лишним в кратких словах изложить историю этой работы бюро, дабы показать, насколько это учреждено бесцеремонно обращается с истиной «для ознакомления интересующихся с выработанными приемами и достигнутыми результатами».

После прорыва колодца и неумелых, а следовательно и неудачных попыток г. Крушеля к его заглушению, арсенал обратился к г. фон-Вангелю, директору-распорядителю Высочайше утвержденного товарищества артезианского бурения, водоснабжения и осушки, с просьбой выслать опытного инженера. Заинтересовавшись этим весьма серьезным делом, г. фон-Вангель немедленно прибыль в Брянск и припял под свое руководство работы по урегулированию скважины. Не стану распространяться о технических приемах, примененных фон-Вангелем, замечу лишь, что этими мерами приток воды из прорвавшейся скважины был уменьшен с 245.000 ведер до 65.000 ведер в час. При этом г. фон-Вангель заявил, что ввиду засорения скважины может оказаться, что помимо принятых уже мер придется пробурить вблизи этой скважины другую скважину диаметром 10" для ослабления напора воды и возможности уплотнения почвы. Необходимо заметить при этом, что г, фон-Вангель тогда же обратил внимание на предупреждение размыва верхних песков, на которых расположены фундаменты зданий, и предложил меру для их укрепления. Но вместо предположенной г. фон-Вангелем вертикальной скважины в 10" с фильтром, г. Войслав предложил пробурить наклонную скважину в 7", и с ним был заключен контракт на производство этой работы. Заглушение же прорвавшейся скважины должно было производиться уже после удачного прорытия наклонной скважины, в спасительном действии которой г. Войслав ни на минуту не сомневался.

Заметим здесь, кстати, что арсенал предвидел вредное влияние отсутствия фильтра на наклонной скважине г. Войслава, как это действительно и оказалось впоследствии, когда из нее стало выносить громадное количество грунта, которым она временами совершенно закупоривается.

Когда работа была кончена, и наклонная скважина, недоведенная до водоносного слоя на 18 футов, стала работать полным своим ходом (в сентябре 1894 года), выбрасывая больше 125.000 ведер в час под напором двух атмосфер, в прорвавшейся скважине приток воды уменьшился на 5.000 ведер в час,  т. е. приблизительно на 8%, и относительно в таком же количестве приток оставался затем все время, изменяясь в весьма незначительных пределах.

Несмотря на далеко неблестящий результат своей работы, г. Войслав заявил Главному артиллерийскому управлению, что успех превзошел всякие ожидания, и всякая опасность совершенно миновала. Но когда комиссия, назначенная в ноябре 1894 года для освидетельствования результата работ, не могла признать устранения опасности вследствие недостаточности данных, то спустя короткое время обиженный этим г. Войслав силился взвалить всю вину на арсенал, якобы закрывающий наклонную скважину и тем препятствующей заглушению прорвавшейся скважины. Вторично назначенная комиссия в ноябре 1895го года опять не признала за ним заслуги по устранению опасности для арсенальных зданий, так как результаты наблюдений не давали к тому никаких поводов. Тогда, вместо рекомендуемых им для применения в практике научных выводов, г. Войслав стал уверять, что арсенальный колодезь будет под его безвозмездным руководством заглушен в шесть месяцев, в каковом смысле он и подал Главному артиллерийскому управлению заявление, по которому ему 19го января 1896 года поручено было производство этой работы.

Тут уж бюро действительно отличилось.

Присланный в Брянск инженер, вместо того чтобы предварительно исследовать грунт и вообще ознакомиться с местными условиями ночвы, что главным образом было весьма важно после происходивших с конца ноября 1895 года быстрых оседаний загрузки, с олимпийским величием стал бросать в воронку навоз, глину и солому для преграждения воде выхода, не позаботившись даже предварительно прочистить наклонную скважину для ослабления напора воды, в чем г. Войслав был так уверен. По наивному донесению производителя работ, вода, пробивающаяся через эту пробку, после осадки насыпи перестанет течь, чтобы пробиться в более слабом месте. Сам г. Войслав, взявший на себя безвозмездное руководительство этой работой, в успехе которой он уверял своею честью — на работах ни разу не был. Не производя никаких исследований грунта, г. Войслав уверял, что вопрос об опасности для зданий он считает вопросом праздным. Когда же было вполне констатировано оползание песков и начало разрушения здания, г. Войслав накануне обвала (23го марта 1896 года) опять уверял, что угрожающие трещины в зданиях арсенала произошли от работы паровых молотов, которые, к слову сказать, случайно были остановлены еще до появления первых трещин. Еще удивительнее, что. тремя месяцами раньше г. Войслав признал работу большими паровыми молотами не только весьма полезной, но даже и необходимой для осаживания задуманной им загрузки. Когда же г. Войслав воочию убедился, что произошел провал части здания, он уверил, что эта катастрофа могла быть предупреждена, если бы к заглушению по его способу было приступлено своевременно, т. е. за два месяца. По-видимому г. Войслав хотел опять взвалить вину на Главное артиллерийское управление, которое разрешило ему приступить к работе 19го января, а он приступил к ней 6го марта, так что тут произошло замедление якобы не по его вине. Затем профессор торжественно заявляет в обществе горных инженеров, что несчастье произошло оттого, что арсенал не принял к руководству его указаний о способе загрузки прорвавшейся скважины*.

И после всего этого в книге: «Труды бюро горного инженера Войслава» появляется заметка, в которой описывается исправление прорвавшегося колодца в брянском, арсенале и устранение от того опасности!

Так как книга эта составлена в 1896м году и назначена для выставки, которая открылась только в мае месяце текущего года, то г. Войслав мог бы опустить описание этой работы, тем болеее, что бюро, как сказано в предисловии книги, не нуждается в рекламах, и принужденное отказываться от многих работ — оно даже избегает объявлений. При такой скромности и солидной постановке дела, мы затрудняемся объяснить появление приведенной заметки, неверной как по самому существу, так еще более по результатам. Остается только сказать, что почтенное бюро, не прибегая к объявлениям, в то же время не брезгает никакими другими средствами для достижения своих меркантильных целей, прикрываясь почтенным профессорским званием своего шефа.

Относительно отчета г. Муравского, указанного в конце приведенной заметки, я должем сказать, что первоначально он напечатал свой отчет в «Organ des Verein der Bohrtechniker» за 1895й год, а затем уже в «Записках общества горных инженеров», но с исключением оттуда последних строк, касающихся результатов этой пресловутой работы, которыми автор с таким пафосом заканчивает свою статью в немецком журнале и которые ради курьоза приведены были в заметке «Брянского Вестника»**.

Фотографию знаменитой скважины г. Войслава желающие могут получить у местного фотографа, произведение которого тоже невзначай попало на всероссийскую промышленно-художественную выставку.

Ранее, на странице 31й той же книги описано устройство артезианского колодца на станции Брянск полесских железных дорог, произведенное в 1894м году. Здесь говорится: «Как ниже увидим (см. колодезь брянского арсенала), это весьма обильный горизонт впервые указанный бюро исследований ночвы».

Следует заметить, что описываемый колодезь был окончен 15 го апреля 1894 года, а в это время в Брянске уже находились в полном действии: колодезь при доме г-жи Баженовой (пробуренный в 1892 году), два городских колодца, а также один или два колодца на брянском Рельсовом заводе, пробуренных в 1893 году. Очевидно, бюро и тут не постеснялось в обращении с истиной, приписывая себе открытие того, что уже было открыто: факт, тоже говорящий далеко не в пользу бюро.

Считая, что изложенные мною два факта не представляют исключения из всех приведенных в выставочной книге описаний работ бюро и достигнутых им результатов, предоставляю другим близко стоящим к иным произведенным бюро работам справиться с этою книгой для проверки сообщаемых в ней сведений, могущих ввести в заблуждение читателей, слишком доверчивых или незнакомых с подобными работами бюро.

 

Л. Б[орович].

* См. Брянский Вестник 1896 года, № 17й.

** См. Брянский Вестник 1896 года, № 17й.

МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

ОКТЯБРЬ

 

 

Кол-во осадков

5.

— Ясно утром, вечером и ночью. Иней.

6.

— Облачно утром и до 4 часов вечера: потом ясно.

В конце ночи облачно.

7.

— Пасмурно утром и вечером. Дождь ночью.

1,8 мм

8.

— Дождь утром с перерывами. Пасмурно вечером и ночью.  

0,1 мм

9.

— Пасмурно утром и вечером. Дождь ночью.

2,5 мм

10.

— Дождь с перерывами утром. Вечером ясно. В конце ночи облачно.

0,9 мм

11.

— Ясно утром и вечером. Облачно ночью.

 

Итого 5,3 мм

 

Примечание. Время от 9 часов пополудни до 7 часов пополуночи – ночь. От 7 часов пополуночи до 12 ч. дня – утро. С 12 ч. дня до 9 ч. пополудни – вечер.

 

Наблюдатель А. Петрищев.


ОКТЯБРЬ

13        Нед. 22я. Св. Отец. Мч. Карпа, Флорентия. Пр. Никиты.

14        Пр. Параскевы, Николы святоши. Мч. Назария, Гервасия.

15        Пр. Евфимия, Савина. Мч. .Лукиана.

16        Мч. Лонгина. Пр. Евпраксии. Иоанна еп. суздальского.

17        Пмч. Андрея критского. Космы и Дамиана.

18        Апостола и Евангелиста Луки. Пр. Иулиана. Мч. Марина.

19        Блж. Клеопатры и Иоанна.

По случаю хорошей погоды базары были весьма оживлены. Овес продавали 55 — 57 к., и спрос него был большой. Дрова 1 р. — 1.20 воз. Капуста 25 к. пуд, похуже 20 к. Картофель 25 к. мера. Свекла 15 — 18 к. м. Лук привозный 40 — 45 к. м. Яблоко купили 90 к. — 1 р. за пуд, и яблок было довольно. Скота было мало. Гусь живой 70 к., битый 10 к. ф.; утка живая 40 — 45 к., битая 15 к. ф. Из деревень привозили много свиней.