№47, 06 (24.11) декабря 1896 г.

ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Государь Император, согласно положению комитета о службе чинов гражданского ведомства о наградах, Всемилостивейше соизволил во 2й день ноября 1896 года пожаловать начальнику дружины брянского вольно-пожарного общества 2й гильдии купцу И. Семенову — серебреную медаль с надписью: «За усердие» для ношения на шее на Станиславской ленте.

Два слова из жизни и печати  в pendant к статье, помещенной в прошлом нумере.

Быть может, читатели помнят нашу заметку о том, что приходилось испытывать «Брянскому Вестнику» на первых его шагах. Нечто подобное в таком же жанре, именно в духе тех насекомых и гадов, что выползают из своих щелей и смрадных нор только затем, чтобы побеспокоить человека и причинить ему неприятность — произошло теперь с «Калужским Вестником».

«Еще накануне своего выхода в свет, читаем там — «Калужский Вестник» должен был выслушать массу инсинуаций, пущенных по его адресу. Более того, нарождающемуся органу печати пришлось вынести немало и оскорблений. Каждый старался бросить в него комок грязи. Тем не менее, газета вышла. Козни врагов «Вестника» рассыпались. Дорога была расчищена. Но враги «Вестника», собравшись с новыми силами, начали строить баррикады... Все, что могло затормозить дело развития газеты — было пущено в ход... и т. д., в этом роде.

В Брянске были пущены в ход другие стратегические приемы, но без сомнения, если бы выход газеты также стоял в зависимости от местного общества — пришлось бы испытать и «Брянскому Вестнику» такие же козни. Что до грязи, мифической брянской грязи — то ее тоже не занимать стать. Сколько, следовательно, нужно силы воли, чтобы отстоять право указывать тот «пушок на рыльце», о котором говорилось в прошлом нумере «Вестника».

До сих пор со столбцов газет не сходит процесс, косвенно возникший из разоблачений печати. Всем памятны также статьи, печатавшиеся в прошлом году в столичных и провинциальных газетах, где говорилось о подкупах гласных думы, причем приводились фамилии тех гласных и подлинный текст писем, при которых препровождались взятки. Брали всем, говорит одна петербургская газета: «брали не только деньгами, но и натурой», брали не только сережками, не брезговали и ста рублями. Брали, однако, «и по двести и по триста рублей, брали открыто и свободно, по совести»...

В этом подкуп гласных думы при проведении трамвая выступает, помимо существа дела, еще другой вопрос, говорит газета: «насколько мрачное разложение и грустное падение нравов в думе является не отдельным, обособленным фактом, а результатом целой системы порядка действующего строя городского хозяйства. Для  каждого представляется ясно, что до тех пор, пока наши городские самоуправления будут вербоваться из одних худших в нравственном отношении элементов, пока цензом правоспособности будешь материальный достаток, пока доступ к городским делам не будет открыт для ума и образования — наши думы останутся очагом купечества, насаждающего в них позорный и беззастенчивые начала продажности».

Понятно, что такая речь не может нравиться.

Возьмем еще случай.

Несколько времени тому назад почти все газеты обошло известие о том, что саратовская дума, по словам местного листка, рассматривая вопрос о действиях городского головы по делу о сдаче городской земли под посев, большинством 15ти голосов против 4х признала эти дйствия неправильными.

«Как логическое последствие такого решения читаем в названной газете — явился вопрос: Проистекли  ли от этого для города убытки? Большинство (15 против 5) ответило: да, проистекли. Следовал дальнейший вопрос: Нужно ли возбудить гражданский иск к городскому голове об убытках? Большинством 11ти против 8ми постановлено предъявить иск. Дальнейший вопрос: Наложить ли предварительно запрещение на имущество головы, представленное им как избирательный ценз — решен в утвердительном смысле (большинством 14 против 5). Поставлен был на баллотировку вопрос: Ходатайствовать ли пред губернатором о немедленном удалении головы от исправления им обязанностей и о назначении новых выборов в эту должность? И на этот вопрос дума ответила так же, как и на все предыдущее, причем большинство поднялось до 16 против 3. Последним был вопрос о подлоге. Дело в том, что объяснение городского головы по делу о сдаче земли на 1896й год, данное на запрос губернатора, оказалось далеко нетождественным с отпуском, оставшимся при делах управы, хотя и отпуск и объяснение помечены одним и тем же нумером. Об этом решено сообщить прокурору саратовского окружного суда для возбуждения преследования против лица, виновного в подлоге».

Иначе относятся и к делу городского хозяйства и к печати люди сознающие свое положение и значение прессы.

Казанский городской голова г. Дьяченко, в ответ на направленные против него «всевозможные толки, насмешки и нарекания» по поводу его медленности в деле сооружения народной аудитории, препроводил в местные же газеты следующее письмо:

«Так как замедление в выборе места для народной аудитории порождает в местной прессе всевозможные толки, насмешки и нарекания, направленные главным образом против меня, как инициатора этого дела, то считаю себя нравственно обязанным путем печати подробно разъяснить то действительное положение, в котором находится этот серьезный вопрос».

Следует изложение всей истории этого вопроса и подробное выяснение причин замедления в выборе места для аудитории.

«В заключение, говорит г. Дьяченко — я усерднейше прошу господ представителей прессы, в интересах лучшего и скорейшего осуществления столь сложного и дорого стоящего предприятия, как сооружение народного театра — не торопить меня и строительную комиссию с скорейшей постройкой, а напротив помочь нам спокойно высказываемыми разумными советами, указаниями и энергическим, несмолкаемым призывом, путем печати, к благотворительности на это доброе дело. Признавая всю важность и пользу от участия в сооружении народной аудитории вех лиц, коим дорого это учреждение, я покорнейше просил бы редакции казанских печатных органов прислать своих представителей для участия в строительной комиссии по постройке аудитории на правах равноправных членов, на что, конечно, я полагаю, изъявит согласие казанская городская дума».

Таково надлежащее отношение к печатному слову, единственно достойное общественного деятеля.

В заключение курьез все из той же области.

«Тифлисский Листок» рассказывает как производились городские выборы в городе Ленкорани. Дабы придать собранию особую торжественность, председатель пригласил на эти выборы 25 человек рядовых нижних чинов.

— Эй, ребята! — по словам названной газеты грозно закричал председатель: — осадите назад всех, а кто окажет ослушание, того выведите вон.

Первое «осаже» председатель учинил на местном корреспонденте, попросив его покинуть место  собрания. Когд же корреспондент заикнулся было о том, что ведь присутствует же, мол, на собрании посторонняя публика, почему же ему... и т. д., то председатель отвечал:

— Являясь простыми зеваками, они (т.е. посторонняя публика) здесь без всякой цели, а вы, как сотрудник газеты, следя за моими действиями, наверное напишите в газету о происходивших здесь мелочах обличительную корреспонденцию, где буду фигурировать и я, что, говоря откровенно, вовсе мне нежелательно.

Одного только не сообразил председатель, что выгоняя корреспондента, этим самым он сам себя невольно заставил, как он выразился,»фигурировать» и сделать только то, что слух о нем  пройдет по всей Руси великой.

У нас, в Брянске, как читателям известно, чуть не вчера на одном из заседаний благотворительного комитета заявлено было, что дебаты «попечительниц», их прения должны быть, конечно, тайные... До такой степени все еще сильно отвращение к гласности и так велика нелюбовь к печатному слову.

На этой, раз довольно, однако. Будем надеяться, что время и истинное образование изменят отношения общества к печати, главная задача которой, по выражению почтенного князя Н. Д. Голицына — быть «помощником Правительству как по выяснению нужд населения, поднятия его благосостояния, так и в борьбе с нежелательными явлениями.

На последнем заседании брянского отделения епархиального училищного совета заслушано:

1. Доклад о. председателя отделения о пожертвовании помещиком А. Ф. Невиандтом 12 десятин земли в приходе села Алешни под второклассную школу и об ассигновании брянским земством 700 рублей на нужды церковно-приходских школ Брянского уезда.

О сих пожертвованиях своевременно было доложено епархиальному начальству; отделение же приносит жертвователям свою искреннюю благодарность.

2. Поручено председателю и секретарю составление списка участковых оо. наблюдателей, с указанием, с какого и по какое время кто состоял в сей должности и какие получил по ней награды.

3. Доложено об успешной и полезной деятельности учителя Рязанова, что и внести в наградной список.

4. Предложение епархиального училищного совета о предоставлении в распоряжение отделения 750 р. на жалованье учителям второклассной школы села Фошни.

Деньги вручить о. казначею отделения, с тем, чтобы они были положены в сберегательную кассу и выдавались учителям помесячно. Законоучителем фошнинской школы назначить местного священника о. А. Никольского, и просить епархиальный училищный совет об утверждении его в сей должности.

5. Предложение того же совета о занесении в наградной список священника о. Г. Введенского и учительницу школы грамоты П. Ф. Попову.

Принять предложение совета и занести означенных лиц в наградной список.

6. Доклад о. председателя о заведении в школах Брянского уезда необходимых книг для записи школьного имущества, библиотек, и т. п.

Принять и исполнить.

7. Доклад его же о заведении при школах Брянского уезда учительских библиотек по каталогу Тарнавского. — Принять и где возможно — исполнить.

8. Согласно предложению попечительницы брянских воскресных школ, М. И. Баженовой — назначить учительницами сих школ: М. Ф. Будникову, В. А. Гильтебрандт и Н. А. Скиндер.

Земляные работы на втором пути между Орлом и Брянском по риго-орловской линии почти окончены. Весною будет приступлено к прокладке полотна.

Работы на вновь строящейся линии железной дороги, Москва — Брянск, как сообщает «Калужский Вестник», производились в следующих местах. В пределах Будской волости земляные насыпи и выемки от границы Вертенской волости до леса первого жиздринского лесничества, на протяжении всего 14 верст, почти окончены. На реке Митинке, находящейся в первом жиздринском лесничестве, производилась выемка земли под устои мостов; в этом же месте производилась кладка фундамента под казарму. Приготовлены фундаменты под три сторожевые бутки и на трех оврагах от села Дубровки до деревни Буды производились выемки земли под каменные устои для мостов. В пределах Зикеевской волости, от реки Песочни до леса Коншина, насыпь и выемки тоже почти окончены на протяжении 6ти верст, и в этом же месте приготовлено 5 фундаментов под сторожевые бутки и 1 под казарму. Па реке Песочне производилась с обеих сторон выемка земли и забивка свай для устройства моста в лесу Коншина и выложено два фундамента под сторожевые бутки. На земле крестьян деревни Озерской выемка и насыпь окончены на протяжении 5ти верст. В Оверовской и Озерской волостях близь села Усты и деревень Гололобовки и Cyдимира произведена насыпь и выемка земли на протяжении 67 верст. Леса все прорублены и корчевание пней окончено. Для всех мостов камень и цемент привезены на место, телеграфные столбы приготовлены и находятся на местах на протяжении 100 верст от Брянска. Все работы производятся от Брянска на протяжении 100 верст, не доходя 12ти верст до Сухинич. Подвозится кирпич и другие материалы для возведения вокзала и других построек. Всего на линии работало около 1.200 человек и около 500 лошадей. Рабочие набраны преимущественно из Киевской и соседних с нею губерний.

Недавно в газетах заявлен был факт, что евреи вместо посылки писем заказным порядком — отправляют их лишь оплаченными шестью копейками: по почтовым правилам, недостающее до полной оплаты корреспонденции взыскивается с получателя (адресата) вдвое. Таким образом, письмо в видах соблюдения казенного интереса, будучи зарегистрировано – непременно доходит по назначению, как бы рекомендованное, но всего только за восемь копеек. Что сказать, однако, об умышленной неоплате, пасквилей, рассылаемых с целью досадить или просто сделать неприятность? Такими милыми шутками, как нам сообщают, занимаются в Привокзальной слободе. Избежать этого конечно легко — не принимать неоплаченной корреспонденции, но тут подмывает любопытство — не пишет ли кто из родных или знакомых, у которого на тот раз не случилось марки, или, быть может, он по рассеянности позабыл наклеить ее? По легком размышлении, конечно, вручается письмоносцу доплата, и в результате по вскрытии конверта — пасквиль, грубая, циничная выходка  какого-нибудь савраса или привокзального шалопая.

Во вторник, 26го сего ноября, в офицерском собрании имеет быть семейно-танцевальный вечер.

 

Орловский городской судья 3го участка, как сообщает Вестник, рассмотрев дело по обвинению торговца фруктами Асеева в продаже испорченного арбуза, приговорил Асеева к 50ти рублями штрафа.

 

На днях открыта железнодорожная ветвь, соединяющая Стародуб со станцией Унечи полесского пути.

НОЯБРЬ

24 Нед. 28я. Вмц. Екатерины. Мч. Mepкypия смоленского.

25 Свм. Климента. Петра александрийского.

26 Свт. Иннокентия. Освящ. храма вмч. Георгия в Киеве.

Тезоименитство Наследника Цесаревича.

27 Вмч. Иакова. Пр. Романа, Палладия. Свт. Иакова ростовск.

28 Пмч. Стефана. Мч. Василия. Свт. Феодора арх. ростовского.

29 Мч. Парамона и 370. Пp. Акакия. Смч. Авина.

30 Ап. Андрея первозванного. Свт. Фрументия арх. индийского

Базары были средние. По случаю бесснежья и неустановившихся дорог подвоз был тихий. Овес 55 — 57 до 58 к. п. Сено 20—25. Дрова дороги: небольшой воз березовых 1 р.—1 р. 10 к., сосновых 70 — 75 к. Мякина 10— 13 к. м. Жмаки 40 к. п. Птицы живой и битой было мало, но цена на нее не особенно дорога. Яблоки средний сорт 1 р. 20 к. м. Пригонный скот шел за голову 36 р. (быки).— Морозы, доходившие свыше 20°, в последние дни стали слабее значительно. Погода ясная. Снегу нет.