Пусь В.М. Революционные события 1905-1907 гг. в Стародубском уезде 

Брянский край в XX в.: общество, политика, экономика. – Брянск, 2012. С. 53-59


Долой жандармов и шпiонов!!!

Да здравствует солидарность и единенiе!!!

Из прокламации «К товарищам гимназистам»

учащихся Стародубской мужской гимназии.

 

Более 100 лет назад завершились революционные события 1905-1907 гг., всколыхнувшие всю Россию. Не обошли они стороной и Брянские земли. В сегодняшней России не только не отметили юбилей революции 1905-го года, но практически, не вспомнили событий той поры. В данном исследовании будет сделана попытка восполнить этот пробел, в динамике рассмотрев революционные события 100-летней давности, проходившие тогда в Стародубском уезде и его окрестностях, и ответные действия властей. Кроме этого, в данной статье будут рассмотрены некоторые вопросы участия различных слоёв местного населения в революционных событиях, а также характер этих движений.    

Каких-либо исследований, посвященных событиям первой русской революции на территории Стародубского уезда, не существует. Это трудно объяснимо, ведь изучению событий революции в советское время уделялась масса средств, времени и материалов, да и были живы свидетели эпохи. Только в 2006 году вышла небольшая статья автора, посвящённая деятельности политических партий в Стародубском уезде[1]. В данном исследовании  рассматривается само революционное движение в Стародубском уезде в годы первой русской революции на основе  материалов Стародубского краеведческого музея, а также других источников: писем и воспоминаний.

Молодежное движение

Молодые люди участвовали почти во всех революционных событиях в Стародубском крае: пропаганде идей, демонстрациях, охране порядка, революционных выступлениях[2]. Организации РСДРП и БУНД имели в своих рядах даже учениц Стародубской женской гимназии. Но особым явлением было движение учеников Стародубской мужской гимназии. Здесь даже действовало отделение российской социал-демократической рабочей партии, не скрывавшее своего существования[3].

Самым известным массовым событием первого года революции в г. Стародубе было выступление учащихся 6-8 классов Стародубской мужской гимназии, проходившее 19-21 сентября 1905 г. Учащиеся (студенты) прекратили учебу и митинговали. Кроме этого, они выдвинули свои требования и пропагандировали их среди других учащихся и жителей г. Стародуба [4]. Все эти действия власть трактовала как «выступление против нового инспектора и его товарища, которые вели сбор необходимой информации в мужской гимназии, а не революционный митинг», чтобы не наводить «тень революции» на данное учебное заведение5.

Содержание прокламации учащихся «К товарищам гимназистам» ярче всего говорит о событиях вековой давности. Ученики объясняли свое поведение (в начале листовки) довольно мирно и по-социалистически: «Мы не можем больше переносить тот полицейский режим, который заботливо окружает предательство. Мы хотим чувствовать себя людьми, а не пешками в руках каких-то чиновников-преподавателей, инспекторов, которые так бесцеремонно залезают грязными руками в нашу душу». Но заканчивается текст прокламации значительно революционнее: «Долой жандармов и шпiонов. Да здравствует солидарность и единенiе!»[5]. Подобные выступления учащихся были и в г. Брянске в феврале 1905 г.

Еврейские погромы

Еврейские погромы прокатились по всей России, где была так называемая «черта оседлости». Редкостью здесь они не были, но в годы первой русской революции стали особенно массовыми. Напомним, что «черта оседлости» включала в себя 26 юго–западных губерний, где проживало по переписи 1897 года 5 млн. 215 тыс. евреев, что составляло в то время половину их общей численности. Им запрещалось состоять на государственной службе, участвовать в органах самоуправления, быть присяжными заседателями и т.д.

Особо яростно против еврейского населения выступали черносотенные организации, в частности «Союз русского народа». Благодаря их пропаганде, в российском обществе утверждалось мнение, что все беды происходят от евреев и революционеров-интеллигентов. Черносотенцы хотели, чтобы лица еврейской национальности были признаны в России иностранцами без всяких прав.

Зачастую в евреях видели либо эксплуататоров, богатеющих за счёт простого народа, либо экономических конкурентов. Причём эти настроения подкреплялись реальными фактами. Так, в «черте оседлости» евреи составляли 40,3% купцов I гильдии, 56,2% купцов II гильдии, 49,2% мелких торговцев; почти 20% от общего количества купцов по всей стране; около 40% промышленных предприятий и 60% питейных заведений принадлежало евреям. Поэтому большинство черносотенных погромов поддерживалось декламированными элементами и проходило под лозунгом: «Бей жидов, спасай Россию»[6].

В «черте еврейской оседлости» европейской части России произошло в те годы 358 погромов. Из них 90  произошло в Черниговской губернии [7]. Погромы прокатились и по территории бывшей малороссийской части современной Брянщины.

Один из таких погромов в г. Стародубе был приурочен к Казанской ярмарке 1905 года. Во главе погрома стояла Стародубская полиция, лидер Союза русского народа купец Гладков и босяк Шаройка. Купцы, узнав о предстоящем погроме, своих лавок не открыли. Сигналом для выступления явился колокольный звон, после чего переодетые полицейские и черносотенцы начали громить еврейские магазины и винные склады в центре города. Пьяные погромщики врывались в еврейские дома, ломали мебель, посуду, распарывали перины. Но массовый характер, в отличие от других уездов губернии, это не приобрело. Вероятно, это связано с активной деятельностью организации самообороны партий БУНД и СЕРП[8]. Так, во время Казанского погрома в Стародубе «явилась еврейская организация самообороны, состоящая из 150 человек молодых евреев и револьверными выстрелами разогнала толпу громил и рассеяла по улицам города». В конце концов, Стародубский суд осудил зачинщиков погрома. Бездомный бедняк Шаройка должен был возместить все убытки, а купца Гладкова оправдали за бездоказательностью улик[9].

Еврейские погромы были и в сельских населённых пунктах Стародубского уезда (в сёлах на Стародубщине разрешалось проживать евреям). По рассказам старожилов, такие погромы произошли в с. Картушино, с. Нижнее и т.д. Обычно заканчивались такие погромы избиением евреев и нанесением им материального ущерба, хотя «сельские евреи были такие же бедные как и крестьяне»[10].

Часто подстрекателями таких погромов выступали и местные власти. Так, в с. Лыщичи Стародубского уезда (ныне Унечский район Брянской области) волостной судья И. Дюба уговорил односельчан устроить погром. Вскорости из г. Стародуба приехал сельский староста Я. Михалдык, который пояснил народу, что в город пришло распоряжение бить евреев от самого царя и черниговского губернатора. Так как евреев в селе не было, крестьяне отправились к мельнику П. Гречихе, который принимал зерно от всех жителей округи. Сельский староста Яков Михалдык стал ругать Гречиху за укрывательство еврейского добра, после чего «ударил его гирею в грудь, тогда Гречиха указал мешки с зерном, а толпа разорвала их и высыпала зерно в грязь» [11]. Вообще же, еврейские погромы на территории Стародубского уезда не получили столь широкого распространения, как на других юго-западных территориях современной Брянщины.

Крестьянское движение

Выступления крестьян бывали на Стародубщине и ранее, но в годы первой  русской революции они участились. Крестьянское движение в Стародубском уезде в 1905-1907 гг. было одним из массовых на Брянщине. Причем эти волнения были часто одновременными в различных концах уезда: с. Медведово, с. Суворово, с. Шкрябино, с. Прокоповка (некоторые из них сейчас не являются территорией Стародубского района). Порой они были до того сильны, что местная власть просила помощи у власти центральной. Например, 31 декабря 1904 г. Стародубские власти сообщили в Чернигов и Киев о своем бессилии: «имеющиеся три взвода драгун и одна рота пехоты бессильны подавить беспорядки и погромы; лесоистребление идет повальное, безразличие владельцев. Было много случаев сопротивления нижним чинам полиции. Необходимость в военной помощи не терпит отлагательства»[12].

Стоит привести примеры наиболее массовых крестьянских выступлений. Одним из таких примеров крестьянской войны были выступления в с. Медведово (ныне граница Клинцовского района). 13 апреля 1905 г. черниговский губернатор послал телеграмма министру внутренних дел России о самовольной запашке помещичьей земли крестьянами этого села [13].

Дело в том, что в этом селе помещица Бороздна захватила 15 тыс. десятин общественной земли. Крестьяне долго судились с помещицей, в конце концов, Сенат постановил оставить землю за Бороздной. В ответ на это 12 апреля 1905 г. крестьяне, несмотря на уговоры земского начальника, выехали всем селом, как мужчины, так и женщины, и запахали 6 десятин (из 94 спорных на тот момент). Многие были вооружены топорами и лопатами. 25 апреля туда прибыл вице-губернатор вместе с ротой солдат для наказания крестьян. Землю экономия перепахала под охраной войска и засеяла другие семена, но крестьяне остались при своем. «Земля ихняя, а хлеб будет наш», — говорили жители села. Летом крестьяне срезали хлеб, а бесконечные столкновения с полицией вылились 28 ноября 1905 г. в настоящее восстание, во время которого было сожжено помещичье имение. Туда была послана карательная экспедиция во главе с черниговским губернатором. Село было окружено, крестьян связали и несколько часов держали на снегу, при этом били плетьми. Впоследствии 113 человек были арестованы и посажены в тюрьму [14].

Особо массовые и многочисленные выступления  крестьян в Стародубском уезде произошли в 1906-1907 гг. В те годы только сжигались помещичьи усадьбы, захватывалось зерно, инвентарь, домашние ценности, но иногда дело доходило  до убийств. Так, в 1907 году был убит  помещик князь С. Урусов в с. Шкрябино и помещик К.Авербух в с. Рюхово.

Возникает правомерный вопрос, кто же стоял за действиями крестьян? - Иногда они действовали, руководствуясь нелепыми слухами и домыслами, иногда - это была обида на помещиков. Но активную работу среди крестьянства, как наиболее необразованной части общества вели все (например, РСДРП - в лице Малечи в с. Суворово,  черносотенец купец Гладков во время еврейского погрома в Стародубе 1905 года). Порой крестьяне были готовы идти за своими лидерами до смерти. Показателен пример такого отношения крестьян с. Суворово (ныне Погарский район) к своему вожаку С.М. Малеча. Это был сын священника с. Суворово, 23-летний студент факультета восточных языков, член РСДРП[15]. Он проводил крестьянские собрания и вел антиправительственную пропаганду. В результате, работники табачной плантации И.Ф. Головкина начали забастовку.

13 августа 1906 г. Малеча был арестован, после чего крестьяне подняли восстание, разорили экономию Головкина и Хоненко и пытались освободить Малечу из Погарского полицейского стана, но были разогнаны[16]. Во время этого выступления 17 человек было арестовано и осуждено, а Игнат Куприянович Комов – один из них - был убит полицейскими. Впоследствии советский суд приговорил Головкина к 8 годам тюрьмы, к 5 годам погашения прав и конфискации имущества[17].

В целом, крестьянские выступления были слабо организованы и носили скорее характер  неуправляемого бунта и экономического восстания, нежели революционного выступления. Все они были подавлены с помощью местных и правительственных войск.

Правительственные (антиреволюционные) силы

Против революции был сгруппирован весь штат государственных органов принуждения. Для большей ясности картины стоит привести структуру полицейского надзора в Стародубском крае вековой давности: МВД Российской империи → Киевское охранное отделение → Черниговское жандармское управление → помощник начальника Черниговского жандармского управления (куратор) по Стародубскому уезду в г. Новозыбкове → Стародубский уездный исправник.

В каждой волости были полицейские станы, сотрудничавшие с уездным начальством. Всех особо опасных деятелей революции под воинским (часто казачьим) конвоем отправляли в г. Стародуб, где они попадали, в основном, в Стародубскую тюрьму, а затем осуждались Стародубским окружным судом[18]. В качестве примера назовем несколько фамилий из лагеря правительственных сил. Летом 1905 г. крестьянские выступления на Черниговщине подавлялись правительственными войсками под руководством адмирала Ф.В. Дубасова[19]. Предреволюционные годы и позднее полицейским управлением г. Стародуба руководил пристав Семенов. В его штабе состояли городовые, рассыльные, полицейские (жандармы). Старшим из них являлся городовой Стародубской полицейской команды Георгий Попрыго, раскрывший кружок Я.Хабичева[20]. Все органы полиции были хорошо осведомлены о работе революционных партий и народных выступлениях на Стародубщине.

Полицейские имели свои «глаза и уши» во многих организациях. Так, например, учащиеся Стародубской мужской гимназии выступали против шпионажа и доносов  их же товарища - гимназиста Фиалковского и его «духовного» наставника, нового инспектора гимназии Смолича[21]. В целом же, полицейский штат в Стародубском уезде был силен и справлялся с массовыми выступлениями крестьян, еврейскими погромами, хотя иногда и  прибегал к помощи извне.

Закончив обзор революционных событий 1905-1907 гг. на Стародубщине, можно сделать следующие выводы: 1) в революции Стародубского края активно действовала лишь РСДРП и черносотенцы; 2) в этой революции на Стародубщине участие принимали все слои населения (школьники, купечество, ремесленники, крестьяне, дворяне), правда, по разные стороны «баррикад», и в самых различных формах: студенческие волнения, восстания, погромы, убийства; 3) крестьянское, молодёжное  движение, погромы носили преимущественно стихийный характер, имея социально-экономические и порой национальные причины возникновения.



[1] См.: Пусь В.М. Политические партии в революции 1905-1907 гг. в Стародубском крае // Общественная мысль, движения и партии в России XIX-начала XX вв. Брянск, 2006. С. 38-43.

[2] См.: Очерки истории Брянской организации КПСС. Тула, 1968. С. 26-28.

[3] См.: Шумяцкий Я. Революционная провинция. М., 1926. С.37-40.

[4] Листовка РСДРП «Ко всем рабочим». Стародуб, 01.05.1905. Копия. Стародубский краеведческий музей филиал ГБУК «БГОКМ».

[5] Прокламация учащихся Стародубской мужской гимназии «К товарищам гимназистам!». Стародуб, 19.09.1905 г. Копия. Стародубский краеведческий музей филиал ГБУК «БГКОМ».

[6] См.: Степанов С.А. Черная сотня в России (1905-1914гг.). М., 1992. С. 10-15.

[7] Там же. С. 50-52.

[8] Очерки истории Брянской организации КПСС. Тула, 1968.

[9] Государственный архив Российской Федерации (далее – ГАРФ).Ф. 102.00. 1905(2). Д.2000. Ч.16. Л. 89 об.

[10] Дневниковые записки Пусь М.С. – Пусь В.М. Стародуб, 1995-2005.

[11] ГАРФ. Ф.124.ОП.65.Д.147. Л.50.

[12] Государственный архив Черниговской области (далее – ГАЧО). Ф.318. Оп.1. Д. 1156. Л.101.

[13] ГАЧО. Ф. 317. Оп.1. Д.35. Л.1.

[14] ГАЧО. Ф. 317. Оп.1. Д.35.№ 2721.

[15] Пушко С. Жизнь – делу народному // Брянский рабочий. 1971. 28.08. С.3.

[16] Письмо-замечание Малечи Н.М. в Стародубский краеведческий музей. Уральск, 21.09.1977 г.

[17] ГАЧО. Ф.317. Оп.1. Д. 1293. Л.26.

[18] ГАЧО. Ф.317. Оп.1. Д.694. Л.15.

[19] ГАЧО. Ф.318. Оп.1. Д.1156. Л.11.

[20] ГАЧО. Ф.317. Оп. 1. Д. 3542. Л.26.

[21] ГАЧО. Ф.318. Оп.1. Д.1156. Л.23.