Горелая О.Н. Рукопись П.Н. Тиханова «Брянские пословицы, игры, святочные гадания и проч.»

III Тихановские чтения : Матер. науч.-практ. конф. : 26 ноября 2008 г. / Брян. обл. науч. универс. б-ка им. Ф.И. Тютчева. - Брянск, 2009.  С. 329-336


Цель данной статьи – представить рукопись П.Н. Тиханова, которая, насколько нам известно, ранее не публиковалась. К сожалению, представить ее в полном объеме на данный момент нет возможности. Рукопись представляет собой черновик со множеством исправлений, авторских помет, вклеек (вырезки из газет и журналов).

Рукопись П.Н. Тиханова «Брянские пословицы, игры, святочные гадания и проч.» [1] состоит из нескольких крупных частей: святочные гадания, игры, песни. Кроме того, в ней встречаются и приметы, описание брянских обычаев. Например: «Звон в Брянске слышен из Белых Берегов – к холоду (восточный ветер)», «Звон слышен из Свенска (Свенского монастыря) – перемена погоды к дождю, к оттепели (южный ветер)», «Если домовой давит во сне кошмар, то надо спросить: к добру или к худу? Если к добру – ничего не скажет, а к худу – пахнёт на человека теплым дыханием (=ху)», «Здравствуй у красном, ходи у голубом (шуточное приветствие у женщин)».

Приведем несколько примеров песен, описаний обычаев и игр:

[На летнего Козьму-Демьяна (1-го июля), сыздавна в Брянске существует обычай «провожать дрему», который состоит в следующем: Ночью, чуть не в полночь (по нашему невголосъ), в некоторых местностях города, преимущественно на Судках, Ближнем и Дальнем, раздается где-нибудь на перекрестке крикливое женское пение, сопровождаемое битьем в заслонки, сковороды, и т.п. Поют же при этом обыкновенно] [2] одну приуроченную к сему песню, так сказать главную или обрядовую, хотя не исключаются и другие.

Вариант:

Сухота-ль моя, сухота,

Некорыстная жена,

Некорыстная жена,

Мужа высушила,

Изсушила, сокрушила

И в чехотку (…?).

Чужемужняя жена –

Лебедушка белая,

Но моя шельма-жена –

Полынь-горькая трава,

У чистом поле росла…

 

Рядом с рукописным текстом песни вклеена вырезка из газеты:

Сухота-ль моя, сухота,

Некорыстная жена,

Некорыстная жена,

Мужа высушила,

Изсушила, сокрушила

Живо сердце до конца,

Румянийце из лица.

Как заставила ходить

По чужой стороне,

Приневолила любить

Чужемужнюю жену:

Чужемужняя жена –

Лебедушка белая,

А моя шельма-жена –

Полынь – горькая трава,

Полынь – горькая трава

Во чистом поле росла.

Через чистое поле

Перепелушка летит,

Она летит, летит, летит,

Перепархивает.

Как из терема в терем

Красна девица бежит,

Она бежит, бежит, бежит

Пусты речи говорит:

Загорися мой терем

Со широким со двором.

Сохрани, Боже, помилуй

Один дедушкин овин.

Ув овине дворянин

Каравать сгородил,

Каравать сгородил,

Еще скляницу вина,

Со того ли с овина′

Загорелась слобода:

О, что-ж это за пожар,

За пожарище такой:

Он ни низок, ни высок –

Девяносто семь венцов.

 

В рукописи приводится очень много примеров описания игр – «Бабки», «Горелки», «Гуси», «Кострома», «Кошка и мышка» и т.д. в том числе игра «Кра′сочки».

Садятся дети рядом, и кто-либо из них по выбору, так сказать за старшего, дает каждому название какого-либо цветка. Двое из участвующих в игре стоят отдельно и носят название: один – ангела, другой – беса. Садятся чинно. И вот сначала подходит ангел и произносит:

Динь-динь-динь…

Дававшая играющим название цветов откликается:

– Кто там?

– Ангел?

– Зачем?

– За цветом.

– За каким?

Получается в ответ, примерно «за астрой», и тогда, если есть такой цветок, носящий его название идет к Ангелу.

Потом подходит Бес и произносит:

Стук-стук-стук…

На что, как и прежде, следует вопрос:

– Кто там?

– Бес.

– Зачем в печку влез?

– За цветом.

– За каким?

Говорится название цветка, и если есть такой, называющийся им идет к бесу. Так продолжается, пока не разберут всех. Тогда Ангел начинает исповедовать каждого, причем никто не должен смеяться, хотя именно в этом и заключается игра, дабы устоять против искушений, каковые состоят из разных проделок со стороны партии беса.

Последняя часть рукописи, где собраны различные песни, также представляет большой интерес. Например:

Ель, моя ель, зеленая,

Зеленая, люли, зеленая,

За тобою я стояла,

Я стояла, люли, я стояла,

Батюшку с матушкой дожидала,

Дожидала, люли, дожидала.

Я все ножки пристояла,

Пристояла, люли, пристояла.

Усе ручки примахала

Примахала, люли, примахала.

Батюшка за горою,

За горою, люли, за горою,

Матушка за рекою,

За рекою, люли, за рекою.

(от матери. – Песню эту поют в последний день масляницы).

Часть рукописи, в которой описываются брянские гадания, приводим полностью с соблюдением авторской орфографии и пунктуации.

Гадания святочные производятся брянскою молодежью различно, занимаются же этим почти исключительно девицы. Так, ходят под окна слушать, что говорят в доме: если про богатство, то гадающий будет жить богато, а наоборот, речь о бедности предвещает скудость. Если беседа идет о замужестве, то выйдет-де замуж или женится. Частое повторение утвердительного «да» – задуманное сбудется, наречие отрицательное означает противное.

На новый год (собственно первое января) выметают все комнаты, сор берут в фартук и идут так по улице, затем у встречного (или встречной) спрашивают имя, каковым, по поверью, будут звать жениха (или невесту).

Под Крещенье выносят на улицу дежу [3] и ставят подальше от калитки, после чего гадающие идут поочередно к квашне задом и кто попадет в нее и сядет, той выйти замуж.

В этот же день, 6 января, смотрят – распустились ли почки на вишневой ветке, поставленной у себя в воду 9 декабря (празднование Зачатия св. Анны и иконы Богоматери «Нечаянная Радость»).

Берут охапку (беремя) [нрзб.] и считают их парами: четное число означает, что будет «пара» (выйти замуж).

Приносят кур в комнату и ставят на полу зеркало, сыпят круп, наливают в блюдечко воды и кладут на пол кольцо, и назначают себе каждая курицу. И вот чья курица клювнет в кольцо, той (девице) непременно выйти замуж; чья курица смотрит в зеркало – той жених будет форсун (щеголь), чья будет много есть круп – той жених обжора, чья будет пить – пьяница. (Форсить и форсун дало еще выражение «форсовство»: «Мода, форсовство, стремление не отстать от «купца», очень тяжело отзывается на бюджете нашего крестьянина, благодаря отхожим промыслам усвоившего далеко не деревенские привычки и потребности». – Владимирские губернские ведомости: 1902, 45).

Берут большое блюдо, кладут в него кольцо и наливают туда воды, затем накрывают блюдо и поют песни, в то же время водя рукою в блюде: на чей палец наденется кольцо – той выйти замуж. Затем с этим блюдом и ложкою идут на улицу, и над вереею [4] каждая из гадающих поочередно выплескивает ложкою воды из блюда и после стучит ложкою по верее, приговаривая: «узлай, узлай (взлай), кобелек, где мой суженый живет?» – и слушают: где залает собака, в той стороне замужем быть.

В полночь ходят к церкви, и тут что кому послышится: или пение из брачного ритуала, или пение панихиды.

Наливают в блюдце воды и кладут поперек 9 лучинок, затем это ставят на ночь под изголовье кровати, на полу, загадывая, что кто суженый – тот-де переведет через мост (приснится). Или кладут несколько березовых веточек также под изголовье, приговаривая: кто мой суженый, меня проведет через рощу.

Надевают на одну ногу чулок, загадывая при сем, что де суженый снимет его.

Гребень кладут под подушку, с мыслью, что жених расчешет волосы.

Кладут под подушку четыре карточных короля: какой де из них приснится, такого цвета будет и жених (вероятно, цвет, собственно, масть игральных карт должна означать тут цвет волос субъекта, но какой именно – не знаем и определения в данном случае нередко носят местный характер).

Пишут на лоскутках бумаги несколько мужских имен и кладут эти клочки на ночь на икону, а наутро берут одну из бумажек, и написанное там имя есть-де, или будет имя суженого, и проч.

Рукопись П.Н. Тиханова – одно из немногих письменных свидетельств брянских обычаев. Конечно, многие из описанных в ней обрядов, гаданий свойственны не только нашей местности, но, благодаря П.Н. Тиханову, мы знаем о том, что они были широко распространены на территории нынешней Брянской области.

 

1. РНБ. Фонд 777, оп. 1, дело №230. Черновик на 26 л.

2. Описание обычая – газетная вырезка, вклеенная в рукопись, далее идет песня, записанная П.Н. Тихановым, после вариант песни – из газеты. Название и выходные данные газеты (или журнала) в рукописи не приводятся.

3. Дежка, дежа – квашня. Ране хлеб у печки пякли, теста у дешки учиняли. Поч. // Брянский областной словарь. – Брянск, 2007. – с. 86.

4. Верея – столб, на который навешивается створка ворот // Брянский областной словарь. – Брянск, 2007. – С. 45.