Гришин К.П. П.Н.Тиханов и Общество любителей древней письменности

Русский сборник : труды кафедры ОИДиС БГУ им. ак. И.Г. Петровского. - Брянск, 2010. - Вып. 6. С. 194-206


В 1877 г. в Петербурге силами просвещенной интеллигенции было организовано Общество любителей древней письменности (далее – ОЛДП). Во главе Общества до 1888 г. находился князь П.П.Вяземский (1820-1888). По своему составу оно было довольно пёстрым. В него входило немало исследователей, составивших когорту лучших умов в области гуманитарного знания в последней трети XIX – первой четверти XX вв. В Обществе были и любители, не получившие специального университетского образования. Одним из таких любителей, влившихся в коллектив научного общества еще на стадии его создания, был уроженец уездного города Брянска Павел Никитич Тиханов (1839-1905).

Он родился в семье чиновника Брянского арсенала. Получил образование в Брянском уездном училище, затем в Калужской губернской гимназии. По окончании Калужской губернской гимназии в 1857 г. поступил на первый курс физико-математического факультета Московского университета, но вскоре перевелся на юридический факультет. Здесь он занимался у известного юриста, профессора римского права Никиты Ивановича Крылова (1807-1879), который поручал ему корректировать свои лекции. В Казанском университете в период с 1862 по 1865 гг. Тиханов обучался на юридическом факультете, параллельно слушая лекции знаменитого слависта Виктора Ивановича Григоровича (1815-1876 ), исследовавшего языки южнославянских народов. Занятие филологией в Казанском университете, по-видимому, определило направления научной деятельности Тиханова. Не окончив и четырех курсов юридического факультета, он переехал в Петербург. На протяжении нескольких лет редактировал «Саратовские губернские ведомости», заведовал неофициальной частью «Эстляндских губернских ведомостей», где печатались наряду с  другими материалами заметки по истории и быту края. Переехав в 1867 г. в Петербург, Тиханов занял пост корректора и корреспондента отдела «Критика и библиография» в министерском «Правительственном вестнике».

Какова его роль и место в деятельности ОЛДП, какие работы вышли из-под пера Павла Никитича в этот период и как были оценены коллегами, в чем заключаются взаимоотношения с другими сотрудниками, каким образом проходила эволюция творческой деятельности Тиханова - на эти вопросы мы попытаемся дать ответы в настоящей работе.

Знакомство Павла Никитича Тиханова с Павлом Петровичем Вяземским, состоялось задолго до основания князем Общества любителей древней письменности, в 1874 г. Встреча двух персон произошла при случайных обстоятельствах в типографии Траншеля, находившейся на улице Стремянной в Петербурге. Тиханов, будучи корректором ежедневной газеты Министерства Внутренних дел «Правительственный вестник», зашел в типографию по своим делам. Как позже вспоминал сам Павел Никитич  в «Сборнике в память князя Павла Петровича Вяземского», перед ним «сидел, низко наклонившись над столом, плотный и плечистый человек с великолепной шевелюрой. Как мне казалось, незнакомец читал корректуру»[1]. Князь Вяземский заканчивал публикацию своего известного труда «Замечания на Слово о полку Игореве», что и привело его в тот день к г-ну Траншелю. Будучи человеком любознательным, П.Н.Тиханов поинтересовался корректурой, которую так увлеченно просматривал Павел Петрович. Отметим, что во второй половине XIX в. обращение к незнакомцу в типографии с просьбой посмотреть на печатную продукцию, издаваемую им, было обычным, не являвшимся из ряда вон выходящим явлением. Творческая атмосфера, витавшая в издательстве, вызывала неподдельный интерес у просвещенной интеллигенции к  книжным новинкам, новостям науки и вела к знакомствам, важным как для профессионального, так и для личного общения.  Князь подал собеседнику лист с комментариями к «Слову о полку Игореве». Тиханов бегло прочитал его и нашел множество опечаток, на что указал Вяземскому. Тот удивился профессионализму Тиханова как корректора, ведь представляемый экземпляр был уже готовым текстом, проверенным другими корректорами. Как указывает П.Н.Тиханов в воспоминаниях о князе Вяземском, «мы отрекомендовались друг другу, и тут я узнал, что говорю с князем Вяземским, некогда бывшим попечителем Казанского учебного округа, теперь же он служил в Главном Управлении по делам печати, занимая пост председателя Комитета цензуры иностранной» [2].

Князь был сыном известного поэта и критика Павла Андреевича Вяземского. Он получил блестящее домашнее образование, слушал лекции в Петербургском университете. Послужной список П.П.Вяземского свидетельствует о вполне успешной, хотя и не слишком быстрой и яркой карьере чиновника, служившего сначала в Министерстве иностранных дел, а затем в Министерстве народного просвещения и Министерстве Внутренних дел. Увлеченный древнерусской литературой с детства,  со встреч в доме отца П.А.Вяземского с блестящими писателями и поэтами эпохи, в число которых входили А.С.Пушкин и Н.В.Гоголь, Павел Петрович Вяземский по воспоминаниям современников, был  человеком с широким умственным горизонтом. Общий интерес князя Вяземского и корректора Тиханова к книжному делу, увлечению древностями привел к дальнейшим плодотворным отношениям, длиною в 14 лет. Взявшись за корректуру просматриваемого в типографии экземпляра сочинения Павла Петровича, П.Н.Тиханов не предполагал, что такое знакомство приведет к дружбе с одним из просвещеннейших людей своего времени, основателем Общества любителей древней письменности.

Тот августовский вечер 1874 г. на Стремянной улице Петербурга закончился интересной работой для корректора-энтузиаста Тиханова и договором со стороны его нового партнера, а затем и покровителя, о приличном гонораре за редактуру. С этого времени Павел Никитич часто бывал в доме у князя, жившего тогда на Почтамтской улице неподалеку от Исаакиевского собора, встречался с ним в антикварном книжном магазине И.Г.Мартынова[3]. В частых разговорах  князь нередко заводил речь о таком обществе, где изучалась  бы старина, исследовались памятники литературы древней и средневековой Руси. В начале 1877 г. Вяземский разработал проект, а  затем и Устав организации с названием «Общество любителей древней письменности», утвержденный Министерством народного просвещения 18 мая 1877 г. Главной  целью этого общества стало «сохранить наши древние, подверженные тлению рукописи от совершенной утраты и возбудить в русском обществе и в среде молодых ученых интерес к русской древней литературе, поэтому было предложено воспроизводить рукописи механически, не вдаваясь пока ни в учебные исследования текста, ни в сличение рукописей» [4]. С первых дней  существования Общества его учредителями было предложено издавать славяно-русские рукописи, ценные в литературном, научном, художественном или бытовом отношении, и перепечатывать книги, сделавшиеся библиографическою редкостью, без исправлений. В соответствии с уставом все памятники, издание которых должно было войти в круг занятий общества, образовали восемь следующих отделов:

«1) рукописи Святого Писания с лицевыми изображениями и без оных, но лишь в точных снимках, сочинения и статьи духовного содержания;

2) учебники старого времени, теоретические статьи и трактаты по разным наукам и художествам;

3) рукописи географического содержания, древние карты, планы и рисунки;

4) летописи с лицевыми изображениями и вообще исторические сочинения и переводы;

5) произведения словесности, не исключая и народной;

6) кроме того, вообще рукописи с лицевыми изображениями, предназначаемые для точного и роскошного их воспроизведения;

7) отдельные листы, воспроизводимые посредством светописи;

8) отчеты»[5].

В 1878 г. Обществом было решено печатать все издания в особом регулярном органе, носившим название «Памятники древней письменности». В нем помещались помимо самих исторических источников разнообразные исследования: исторические, литературные, по истории искусств, протоколы и отчеты о деятельности Общества.

Один из первых исследователей ОЛДП П.Г.Апраксин указывал на то, что на формирование концептуальной политики организаторов общества оказала влияние деятельность славянофилов[6]. Действительно, в среде просвещенной интеллигенции любовь к отечественной литературе, народному быту в полной мере проявилась после отмены крепостного права, но подготовили почву для обсуждения судеб страны и народа еще ранее именно славянофилы.

В момент создания ОЛДП учредителей было 48 человек (к 1914 г. - 180 членов), среди них П.П. Вяземский, С.Д. Шереметев, митрополит Макарий, С.Г. Строганов, Д.Ф. Кобеко, А.А. Половцов, А.Д. Шереметев, Е.П. Шереметева, фельдмаршал князь А.И. Барятинский, граф А.В. Бобринский, директор московских музеев В.А. Дашков, ректор Московского университета академик Н.С. Тихонравов, историки П.И. Бартенев и В.О. Ключевский, филолог Е.В. Барсов, старший хранитель Императорской Публичной библиотеки Р.И. Минцлов, московский предприниматель и владелец художественной галереи К.Т. Солдатенков, деятель искусства В.В. Стасов и др.

История деятельности Общества любителей древней письменности – яркая иллюстрация развития российской исторической науки во второй половине XIX в. К началу 1890-х гг. издательская деятельность Общества приобретает научный характер, вместо основавших аристократов-любителей главную роль в нем стали играть серьезные ученые, такие как С.Ф.Платонов, А.А.Шахматов, А.С.Архангельский. Естественно, что такое обилие крупных имен в науке дало Обществу огромный рост в  исследовательской деятельности.

Помимо издания памятников литературы, еженедельно по пятницам в музее Общества проходили  заседания его членов, обсуждение докладов  разной тематики: от филологии и истории до археологии и архитектуры. Собрания членов ОЛДП – это и кропотливая работа ученых в библиотеке Общества, и своеобразные мини-конференции исследователей. Здесь иногда проходило чтение лекций, например писателем Н.В.Шляковым, искусствоведом и реставратором Н.В.Султановым и др., члены Общества часто выезжали в исследовательские поездки по стране. Об одной из таких поездок позднее, уже после переезда в Брянск на постоянное место жительства, Павел Никитич писал в воспоминаниях о князе П.П.Вяземском, о совместных поездках в Ярославль и Кострому с целью исследования российских древностей. Небольшие по объему воспоминания дают яркое представление о взаимоотношении двух исследователей, этапах и процессе некабинетной научной работы, а также являют собой редкое описание несохранившихся артефактов[7].

При ОЛДП была создана библиотека древних рукописей. Она приобретала или принимала в дар издания и материалы, имеющее отношение к истории печатного дела, библиографии и искусству. По ходатайству кн. П. П. Вяземского, Синодом было  пожертвовано собрание в 70 икон, хранившихся в Синодальном архиве и признанных подлежащими к уничтожению.  Общество собирало рукописи, ценные своими рисунками и миниатюрами, старинные азбуки, рукописные ноты. Часть этих поступлений была опубликована Обществом [8]. Здесь были предметы древности: церковные, домашнего быта (шелковая шитая рубаха стольника Троекурова, подаренная ему царем Алексеем Михайловичем), военные принадлежности (железные наконечники, найденные на Куликовом поле), монеты, портреты (расколоучителей Д.Викулова и А. Денисова, сделанные при Екатерине II),  коллекция лубочных картин, фотографических снимков христианских древностей Кавказа. Число предметов насчитывалось до 750. Коллекции Общества (библиотека, рукописи древности) в совокупности составили  его музей. Все это для ученых последней трети XIX столетия было неотъемлемой частью их научной работы.

Как отмечал Апраксин, «скептически настроенная петербургская общественность не могла себе представить, что через несколько лет после своего создания Общество получит титул Императорского»[9], а в 1880-е гг. его продукция попадет на полки не только всероссийской выставки в Москве, но и Всемирной выставки в Париже.

С первых дней жизни Общество располагалось в доме зятя Павла Петровича Вяземского С.Д.Шереметева, владевшего дворцом на Фонтанке, более известным как Фонтанный дом. Возглавлял Общество председатель (сначала П.П. Вяземский (1877-1888), а затем С.Д. Шереметев (1888-1917), заведующие издательскими и хозяйскими делами. Кроме того, в Обществе действовал издательский комитет (8 членов по количеству отделов издания Общества).

У истоков основания Общества стоял и Павел Никитич Тиханов. Князь Вяземский привлек его в первую очередь не как исследователя старины, а как выдающегося корректора. Напомним, что в 1877 г. Павел Никитич был корректором ежедневного министерского издания газеты «Правительственный вестник», а позднее стал корреспондентом отдела «Критика и библиография». Работа на государственной службе была основной, занимающей большую часть личного времени Тиханова. Редактирование трудов ОЛДП и участие в его заседаниях – для Тиханова было научным увлечением, приносившим скромный доход.

В воспоминаниях о деятельности Общества его сотрудники часто в один голос говорили о роли и значении Павла Никитича как об одном из его создателей и активном члене. Так, византинист И.В.Помяловский писал: «Я живо припоминаю те утра, которые я посвящал занятиям в этом Обществе в сотрудничестве с П.Н.Тихановым и Хр.М.Лопаревым. Мы усердно занимались разбором великолепной библиотеки Общества, его рукописей и старопечатных изданий»[10]. Хрисфан Митрофанович Лопарев указывал: «Наша дружная совместная работа в Обществе, Ивана Васильевича (Помяловского – К.Г.), Павла Никитича (Тиханова – К.Г.) и моя, таким образом, продолжалась до начала 1892 г.»[11]. Начиная свой путь в ОЛДП как скромный сотрудник (сначала Тиханов каталогизировал библиотеку, редактировал отдельные статьи и был слушателем докладов старших товарищей), Павел Никитич все чаще и чаще готовил источниковедческие сообщения об отдельных памятниках письменности, хранившихся в его библиотеке, которую он начал собирать ещё до вступления в Общество. В это время он жил по адресу – набережная Екатерининского канала д. 49 и занимал две квартиры №27 и 28 [12]. Здесь и располагалась его коллекция рукописей и книг. Древности появлялись в его доме различными путями: приобретались в букинистических магазинах и антикварных лавках, обменивались на редкие издания и дарились друзьями. Так, его коллекцию рукописей пополнил отец академика К.Я.Грота, подарив в 1884 г. о несколько автографов лицейских стихотворений А.С.Пушкина[13]. В 1886 г. П.Н.Тиханов из своих фондов сделал приношение в музей Общества, а именно лист из цветной триоди, писанный уставом на пергаменте, «Atlas minor» Gerardi Mercatoris (первое издание); «Историческое и современное обозрение общежительной мужской Брянской Белобережской  пустыни Орловской губернии», A. Сполохова (Москва,1884); копия оклада на иконе Божьей Матери с тайнописью (два экземпляра)[14].

О безудержном энтузиазме Тиханова как исследователя старины и активного члена Общества говорит и тот факт, что только лишь во второй половине 1881 г. он сделал множество сообщений. В протоколах заседаний его фамилия встречается чаще других деятелей. В частности, он выступил с докладами о состоянии рукописей Софийского собора (10 июля), об окончании верстки очередного выпуска Памятников древней письменности (23 октября), о рукописи из его собрания – «Польский сонник» (30 октября), об одной рукописи XIV в. (13 ноября), вместе с А.С.Архангельским провел внешний анализ рукописи.

С годами роль Тиханова в деятельности Общества становилась всё значительней. В 1881 г. председатель ОЛДП кн. П.П.Вяземский поручил ему редактировать отчеты заседаний, с чем Тиханов справился блестяще[15]. Эти публикации вышли в свет только лишь в 1889 г. по непонятной причине – либо Павел Никитич медлил с изданием, либо смерть председателя Общества задержала ход печати.

О Тиханове как исследователе русской литературы дают представление его работы, написанные в годы службы в ОЛДП. Все они разноплановые по содержанию. Тиханова нельзя в полной мере назвать историком, он был публикатором источников и автором небольших по объему предисловий к ним. Но даже в этих вступительных статьях видны некоторые элементы исследовательской работы. Рассмотрим лишь некоторые из этих работ.

«Библиотека Российская или сведения о всех книгах в России, с начала типографии на свет вышедших. Труд еп. Дамаскина (Семенова-Руднева) (1737 - 95)»[16] представляет собой публикацию сочинения епископа «Краткое описание Российской Ученой истории» с предисловием П.Н.Тиханова. На 19 страницах предисловия Павел Никитич дал краткий биографический очерк автора, проводит археографический анализ сочинений, изданных Дамаскином, подробно останавливается на историографическом исследовании «Ученой истории». Здесь он указывает на значимость труда в истории российской литературе. Тиханов приходит к выводу, что еп. Дамаскин – первый историк, проведший периодизацию русской литературы, выделивший три периода (1 – от Владимира Святого до появления печатной книги при Иване Грозном, 2 – от И.Грозного до Петра Великого, 3 – от Петра Великого до времени жизни автора сочинения). П.Н.Тиханов в предисловии к публикации источника подробно останавливался на каждом периоде. Ценность исследования Тиханова заключается в реконструкции и публикации несохранившегося в подлиннике исторического сочинения XVIII в., попытке дать его полное историографическое и археографическое описание.

Следующая работа члена Общества любителей древней письменности, относящаяся к тому же году издания, что и предыдущая, - «Каталог Российских рукописных книг, находящихся в Библиотеке Новгородского Софийского собора»[17]. До работы Тиханова существовал старый каталог, но его атрибуцию Павел Никитич не провел. Каталог устарел, обновился за счет утилизации некоторых рукописей и пополнений. Отметим, что за время создания библиотеки накопилось множество неточностей в описании названий рукописей. Тиханов решил создать полный и более точный каталог библиотеки новгородского Софийского собора. Он написал историю рукописной коллекции и отнес ее происхождение ко времени строительства храма. На протяжении нескольких столетий фонд библиотеки пополнялся новыми рукописями из школы при архиерейском доме. В 1785 г. Синод повелел передать часть Софийскому собору часть книг Кирилло-Белозерского монастыря. Тиханов ознакомился с актами передачи книг Софийскому собору из разных духовных учреждений, а также предпринял поездку в Великий Новгород, где проверил собственноручно фонд библиотеки. В истории храма были и трагические страницы – разорительный поход Ивана IV, Северная война. Эти события привели к утрате некоторых рукописей из новгородской библиотеки. В 1858 г. софийская библиотека, несмотря на ходатайство митрополита Григория,  была передана Санкт-Петербургской духовной академии. По делопроизводственным документам и Тиханов восстановил перемещение коллекции из Новгорода в Петербург.

Еще в 1854 г. в журнале «Москвитянин» М.П.Погодиным была впервые опубликована «Инструкция дворецкому Ивану Немчинову»  (1724 г.), но лишь в отрывках. Куприяновский список, который издал Погодин, не был подлинником. В концу 1870-х гг. П.Н.Тиханов обнаружил в своей библиотеке подлинник этого памятника XVIII в. В 24 томе «Памятников древней письменности» он опубликовал рукопись этой инструкции,  с кратким предисловием (всего одна страница) и указал лишь на подлинность сочинения и неполноту текста, опубликованного Погодиным[18].

Тиханов во время работы в Обществе любителей древней письменности  в 1884 г. он создал Указатель к изданию Л.Н. Майкова «Гр. Новицкий. Краткое описание о народе остяцком», за что был отмечен гонораром от самого Якова Карловича Грота[19].

В 1884 г. в просвещенных кругах отмечалось 100-летие со дня рождения Николая Ивановича Гнедича – русского поэта, писателя и переводчика «Илиады» Гомера. В архиве Тиханова были собраны некоторые неизвестные сочинения, ранее не публиковавшиеся. Императорская Академия наук издала написанный по случаю юбилея труд Тиханова «Николай Иванович Гнедич: Несколько данных для его биографии по неизданным источникам»[20]. Предисловие к работе выполнил известный исследователь русской словесности Я.Грот, охарактеризовавший точку зрения ее автора как новый угол зрения на биографию Гнедича и в первую очередь благодаря новым источникам. Так, например, П.Н.Тиханов впервые цитирует рукописи из своего собрания – школьное сочинение, написанное в Благородном университетском пансионе, что означало получение подготовительного образования поэтом до поступления в Московский университет. Тиханов опубликовал неизвестные стихотворения Н.И.Гнедича «Печален мой жребий, удел мой жесток!», «Мой добрый друг, Лобанов», «Душа, душа, ты рано износила». Автор очерка отдельно рассказывает о значимости Гнедича в переводе «Илиады», открывает его читателю как сатирика (произведения «Циклоп», «Народные идиллии Феокрита», различные эпиграммы)[21].  В  приложении к своей работе Павел Никитич опубликовал  такие источники, как «Записная книжка» Н.И.Гнедича, сведения о службе и литературных трудах, список сочинений и переводов, официальное письмо к директору Публичной библиотеки Оленину, документы из архива Публичной библиотеки, а также разнообразные рисунки, выполненные рукой поэта. А публикация последнего стихотворения рукой Гнедича стала сенсацией для литературоведов.

В своей работе Тиханов предстал перед читателем и как историк литературы, и как историограф поэта. Он не ставил целью дать полный биографический очерк, но впервые использовал стихи как источник, раскрывающий личные качества поэта, описывающий психологическое состояние, переживаемое автором.

Переломным моментом в жизни Тиханова как публикатора произведений русской литературы стала кончина основателя ОЛДП князя Павла Петровича Вяземского. 1888 г. явился отправной точкой нового творческого искания Тиханова. В трудах Общества он публикуется все реже и реже, меньше участвует его заседаниях, научных дискуссиях. Смерть близкого товарища, выступавшего на протяжении 14 лет его покровителем, принесла горечь утраты и постепенный отход от научного общества, который стал второй работой для Павла Никитича. Неизвестно, был ли здесь личный конфликт с новым председателем Общества любителей древней письменности, коим стал зять князя С.Д.Шереметев, или у Тиханова появились новые интересы. Так или иначе, на протяжении последних четырех лет с 1888 по 1892 гг. Тиханов печатается редко.

Одна из последних работ, относящихся к последним годам служения в ОЛДП -  «Мышкинский сборник (1779)» [22] - рукопись из личного собрания, купленная в Панкратьевском переулке Москвы. В настоящей книге П.Н.Тиханов описал одну из редких рукописей своего собрания, созданную в небольшом городке Мышкин в Ярославской области. Очерк представляет собой собрание этнографического материала и содержит четыре части: «О поздравлении и протчем», «Мышкинский месяцлов» с «Деревенским предуверением», «Присловицы» (пословицы и присловья) и «Скороговорки». В книге описаны все части и приведены наиболее примечательные примеры из «Сборника».

Еще один источник, опубликованный Тихановым – «Пропозиции Федора Салтыкова» [23], посвященный вопросам экономики петровского времени. Салтыков – корабельных дел мастер, посланный Петром I на учебу за границу. Оттуда он написал несколько посланий царю с рекомендациями как необходимо вести торговлю, обустраивать флот, реформировать образование и науку, сельское хозяйство и промышленность, высказывает геополитические соображения и преимущества России в морских делах. Издание неизвестного ранее источника вызвало в исторической науке немалый интерес. Почти одновременно после публикации «Пропозиций Федора Салтыкова» на документ обратили внимание два крупных исследователя петровских реформ – П.Н.Милюков и Н.П.Павлов-Сильванский. Милюков в диссертации «Государственное хозяйство России в первую четверть XVIII в. и реформа Петра Великого» подробно рассмотрел пропозиции Салтыкова. Он отнес проект лишь к области торговой политики Петра и увидел не реализовавшийся проект в документе царя о единонаследии. Салтыков, по мнению Милюкова, преследовал в составлении записки фискальную цель. Предложение государственного чиновника  не совпало с готовым петровским документом. Милюков недооценил исторический источник как документ, мало повлиявший на ход реформы[24]. С выводами диссертации П.Н.Милюкова не согласился Н.П.Павлов-Сильванский и указал на недооценку Милюковым роли проекта Салтыкова, а затем и самого Петра в проведении реформы. Н.П.Павлова-Сильванского в полемике с Милюковым поддержали С.Ф.Платонов и М.М.Богословский. В 1892 г. Павлов-Сильванский выпустил рецензию на «Пропозиции Федора Салтыкова»[25], в которой оценил значимость найденного Тихановым источника. А через несколько лет издал труд «Проекты реформ в записках современников Петра Великого» [26] и в одной из глав работы подробно описал проект Салтыкова, указал природу его происхождения, провел внешнюю критику источника. У Павлова-Сильванского «Пропозиции…» по отношению к петровским преобразованиям носят косвенный характер и имеют важное значение для реформирования страны. Многое из задуманного Салтыковым удалось реализовать, начиная с 30-х гг. XVIII в. Но и в петровское время некоторые их указов осуществлялись параллельно рекомендациям автора пропозиций. Проекты Салтыкова, по мнению Павлова-Сильванского, давали Петру новые мысли для реформ. А его предложения по «учинении при Сенате регента государственного», «О льняных и пеньковых промыслах» и ежегодной обязательной исповеди под страхом большого штрафа и вовсе послужили источниками к петровским указам[27]. Полемика Милюкова и Павлова-Сильванского родилась благодаря открытию Тихановым нового, ранее неизвестного источника, «Пропозиций Федора Салтыкова». Его публикация внесла весомый вклад в историческую науку конца XIX в. Впервые опубликовав источник, в предисловии он не выступил глубоким историком, но подтолкнул  других исследователей, таких как Милюков и Павлов-Сильванский, к созданию масштабных трудов по истории петровских реформ.

После переезда в Брянск в 1890-е гг. Тиханов не утратил связи с ОЛДП, наоборот, старался всячески поддерживать их. Часто передавал в музей Общества рукописи из своего собрания, вел переписку с его сотрудниками – Хр.М.Лопаревым, В.В.Стасовым, С.Д.Шереметевым, А.Ф.Бычковым, А.С.Архангельским и др. Находясь географически в отдалении от Петербурга, от Общества, Павел Никитич до конца своих дней остался с его членами, теми людьми, находившимися вместе с ним на протяжении нескольких лет. После смерти Тиханова участники Общества не забыли своего сотрудника. В очередных отчетах о заседаниях Хрисфан Митрофанович Лопарев, хорошо знавший исследователя, опубликовал некролог, назвав Павла Никитича свидетелем и участником первых начинаний Общества, почтенным тружеником, треть учено-литературной работы которого протекла в стенах этого учреждения [28]. Беспокоясь о большом книжном наследии, оставленным Тихановым, председатель С.Д.Шереметев распорядился образовать комиссию для рассмотрения и оценки собрания рукописей бывшего члена-корреспондента Общества. Комиссия направила В.В.Майкова в Брянск для составления каталога. Однако Императорская Публичная библиотека, сотрудником которой в последние годы являлся Тиханов, сумела перехватить бесценное собрание рукописей и выкупила его у сестер Павла Никитича.

Таким образом, судьбоносное знакомство в 1874 г. определило дальнейшую творческую судьбу Тиханова. Творческий союз редактора «Правительственного вестника» П.Н.Тиханова с председателем комитета иностранной цензуры князем П.П.Вяземским принес обоим и основанному в 1877 г. Обществу любителей древней письменности большие научные плоды. Именно в это время прошел период его становления как историка-любителя. ОЛДП за свою историю фактически стало одной из первых исследовательских организаций, сосредоточивших свою деятельность на поиске и публикации редких и неизвестных ранее источников. Для Тиханова деятельность в Обществе с 1877 по 1892 гг. способствовала публикации источников из собранной им коллекции рукописей. Начиная свой путь в Обществе как рядовой участник и скромный труженик, занимавшийся библиотечной работой и посещавший дискуссии на заседаниях, Тиханов завоевал симпатии коллег как опытный корректор. Он издавал с предисловиями и комментариями ранее неопубликованные источники, которые помогли крупным ученым академической науки осмыслить эпизоды российской истории и литературы. Среди них, «Пропозиции Федора Салтыкова», «Николай Иванович Гнедич: несколько данных для его биографии по неизданным источникам», «Инструкция дворовому Ивану Немчинову» и др. За публикацию редких памятников истории и искусства Тиханов признан коллегами-учеными как опытный архивист и библиограф. Стоит также отметить и редакторскую работу исследователя, проводимую в Обществе. Он подготовил к печати отчеты за 1881-1882 гг., был востребован как хороший специалист в области корректуры, за которой к нему обращались многие из членов ОЛДП, в том числе П.П.Вяземский, С.Ф.Платонов, А.А.Шахматов. Среди них он казался не крупным специалистом по истории, а лишь любителем-публикатором, и занял свою нишу по праву, не претендуя на лавры университетских профессоров и академиков. Находясь внутри корпорации деятелей исторической науки, он без оконченного университетского образования стал его органичной частью. Тиханов был энтузиастом своего дела. И он, безусловно, важен для российской историографии как связующее звено между любительской и профессиональной наукой, и в первую очередь, как публикатор неизвестных источников.



[1] Тиханов П.Н. Воспоминания о П.П.Вяземском // Сборник в память князя Павла Петровича Вяземского. Ч.1. СПб., - 1902. С.24.

[2] Там же. С. 25.

[3] И.Г.Мартынов (1840-1889) - первый русский книгопродавец, официально присвоивший себе звание «антиквара». Имел магазин на Вознесенском проспекте, а в 1878 г. на Литейном проспекте открыл магазин под названием «Антикварная книжная торговля».

[4] Устав Общества любителей древней письменности. СПб., – 1877

[5] Там же.

[6] См.: Апраксин П.Г. К 25-летию Общества Любителей древней письменности // Русский вестник. СПб., 1903. Т. 284. С. 763-775.

[7] См. Приложение 1.

[8] Иконников В.С. Опыт русской историографии. Т. 1. кн. 2. с. 1003-1007.

[9] Апраксин П.Г. К 25-летию Общества Любителей древней письменности // Русский вестник. СПб., 1903. Т. 284. С. 763-775.

[10] Сборник в память князя Павла Петровича Вяземского. Ч.1. СПб. - 1902. С. 6-7.

[11] Там же. С. 11.

[12] Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. Ф. 777. Оп. 1. Ед. хр. 11. Л.2. Тиханов Павел Никитич. Повестки от мирового судьи с участка СПб по иску Максимовича. 1882 г.

[13] Речь идет о рукописи поэта со стихами «Твой и Мой», «Экспромт на А<гареву>», «Еще <на> Пучкову» и «Надпись на мой портрет». Подробнее см.: Грот К. Я. Пушкинский Лицей (1811-1817). Санкт-Петербург, 1911. С. 176, 392 и Теребенина Р.Е. Автографы двух лицейских стихотворений Пушкина. // Временник Пушкинской комиссии. Л.,  - 1977.

[14] Отчеты о заседаниях Императорского Общества любителей древней письменности. Т. 66. С. 60-61.

[15] Отчеты о заседаниях Общества любителей древней письменности 1881-1882. СПб. – 1889.

[16] Тиханов П.Н. Библиотека Российская или сведения о всех книгах в России, с начала типографии на свет вышедших. Труд еп. Дамаскина (Семенова-Руднева) (1737 - 95). Памятники древней письменности - СПб., -1881.

[17] Каталог Российских рукописных книг, находящихся в Библиотеке Новгородского Софийского собора. Памятники древней письменности. СПб., - 1881.

[18] Тиханов П.Н. Инструкция дворецкому Ивану Немчинову о управлении дому и деревень, как содержать и притом прилежно смотреть надлежит, чтобы в добром здоровьи были. Памятники древней письменности. Т.24. СПб., -1881.

[19] Об этом указывает Хр.М.Лопарев в некрологе. Лопарев Хр.М. Павел Никитич Тиханов // Отчеты о заседаниях Императорского Общества любителей древней письменности в 1904-1905 гг. СПб., 1906. Т.160. С.71.

[20] Николай Иванович Гнедич: Несколько данных для его биогр. по неизд. источникам: [К столет. годовщине дня его рождения]. (1784-1884). СПб., - 1884 .

[21] Там же. С. 21-23.

[22] Тиханов П.Н. Мышкинский сборник (1779). Рукопись из собрания П.Тиханова. Ярославль - 1888.

[23] Пропозиции Федора Салтыкова: Рукопись из Собрания П.Н. Тиханова. СПб., - 1891.

[24] Милюков П.Н. Государственное хозяйство в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. СПб., 1892. С. 587

[25] Павлов-Сильванский Н.П. Рец. на: Пропозиции Федора Салтыкова. СПб., 1891 // ЖМНП. 1892. № 3. С.242-248

[26] Павлов-Сильванский Н.П. Проекты реформ в записках современников Петра Великого: Опыт изучения русских проектов и неизданные их тексты. СПб., 1897.

[27] Там же. С. 50-53

[28] Лопарев Хр.М. Павел Никитич Тиханов // Отчеты о заседаниях Императорского Общества любителей древней письменности в 1904-1905 гг. СПб., 1906. Т.160. С.73.