№3, 18 (6) февраля 1894 г.

ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Государь Император, по всеподданнейшему докладу Синодального Обер-Прокурора, согласно определенно Святейшего Синода, Всемилостивейше соизволил, в 4 день декабря минувшего года, на сопричислении за 50ти-летнюю беспорочную и отлично усердную службу священников церквей: Троицкой города Брянск Стефана Диесперова и села Гатькова, Брянского уезда, Иоанна Истомина к ордену св. Владимира 4-й степени.

Об утверждении устава ссудо-сберегательной и вспомогательной кассы служащих и рабочих на Людиновском и Сукременском заводах и на Мальцовской железной дороге, Калужской губернии, Жиздринского уезда. Управляющий Министерством государственных имуществ представил в Правительствующий сенат, для распубликования, копию с утвержденного им, 5го ноября 1893 года устава ссудо-сберегательной и вспомогательной кассы служащих и рабочих на Людиновском и Сукременском заводах и на Мальцовской железной дороге.      

Приказом по орловскому почтово-телеграфному округу, от 24го января за № 5, уволен в отпуск почтово-телеграфный чиновник V разряда брянской конторы, титулярный советник Лаухтин на 1 месяц.

По сведениям «Орловских Губернских Ведомостей», прием орловско-витебской железной дороги в казну начнется в феврале месяце. Депутаты на днях возвращаются,  пробыв в Петербурге около двух недель.

С некоторого времени, впрочем давно уже, в Брянске появились ходебщики торгующие в разнос картинами и разным книжным товаром. А торговые дни они обыкновенно ютятся на базарной площади. Офени эти по возможности удовлетворяют немудрые требования брянского обывателя. Тут в коробе или на ларе, а и то и прямо на рогоже разосланной по земле — наряду о дешевыми изданиями библейского общества найдется и «Соломон» (известное народное гаданье), и «Битва русских с кабардинцами, или Прекрасная магометанка, умирающая на гробе своего супруга», и «Милорд с Францылем Венцианом», и т. п., тут же кое-какие учебники, дешевые азбуки, разрозненные книжки старых журналов, и проч., и проч. Беда не в этом, а в том, что среди произведений Никольской улицы, как известно отличающейся бесшабашностью лубочной литературы, составляющей к сожалению главный предмет сбыта в провинцию (бедная, бедная провинция!), находятся подчас вещи просто отвратительно гадкие. К числу этих последних между, прочим надо, отнести и такую необходимую, как календарь, куда заглядывается ежедневно. Берем первый понравившийся нам, с отрывными листками. Вероятно, в видах большей конкуренции базарного товара не довольствуются уж означением в календарях необходимого: чисел, перечня святых празднуемых в известный день, исторических событий, и т. п, а дают и лишнее, та к сказать календарь с пополнком, причем утилизируют оборотную сторону листков разною дребеденью. Вот оборотная сторона с двух листков московского календаря «Издания Е. И. Коноваловой, прежде Абрамовой». Под 22м января помещен веселый анекдот, озаглавленный:      «На уроке русского языка». Там представлена одна разбитная ученица (уж не знаем — московская, губернская или какого провинциального воспитательного заведения или пансиона), которая на вопрос учителя о том — какая часть речи «человек» и «душа», развязно и откровенно заявляет, что она была вчера в маскараде и что «человек» — имя существительное неделимое, а на второй вопрос приводит известную поговорку, где упоминается душа и пятки. Такой ответь по уверению календаря «Коноваловой, прежде Абрамовой», вызывают у учителя восклицание «отлично!» В самом деле, не правда ли отлично, повторим и мы: чем плоха ученица, бывшая вчера на маскараде?

На оборотной стороне 28го числа января помещено два анекдота, озаглавленных, один:  «При посещении тюрьмы», другой —  «Ответь».

Знающие календарь «Коноваловой, прежде Абрамовой» по всей вероятности помнят содержание этих острожных острот и каламбуров, и потому мы не приводим их здесь.

Само собою разумеется, что анекдоты эти не только отличны, а в высокой степени превосходны и, быть может, даже заимствованы прямо из жизни. Не о том речь однако, не будем касаться и того — до какого нравственного падения, до какого цинизма надо снизойти, чтобы позволить себе пичкать приведенные мерзости в календарь, предназначаемый лишь для справок, а вовсе не для кабацких анекдотов, которым не место наряду с памятью святых и с историческими событиями. Нас занимает другое. На днях, по поводу поднятого вопроса о принудительной работе для тунеядцев «золотой роты», вопроса возбужденного вполне своевременно, г. Иванюшенков поместил в «Гражданине» следующую заметку, на которую обращаем внимание наших читателей (заимствуем ее в перепечатке из «Московских Ведомостей»):

Зло растет не по дням, а по часам, количество нахальнейшего дармоедства с каждым днем увеличивается. Вся дорога от Петербурга до Москвы запружена этими бродягами-дармоедами, полными сил и здоровья, бравирующими своим бездельем и грозящими поджечь любого хозяина не угодившего нахалу. Я именно особенно напираю на слово «нахал», потому что в нахальстве их и коренится главное зло. Мне самому приходилось слышать сто раз, как эти господа с озлоблением и крайним цинизмом относятся ко всякому предложению поработать за любую плату. Они отвечают, что только «дураки ищут работы». Хуже всего то, что эта бравада заразительно действует на неустойчивого, любящего выпить мужика, мещанина, и т. п., и армия золоторотцев каждодневно увеличивается, как une boule de neige. Повторяю, что зло настолько велико и зараза так сильно распространяется, что вопрос о пресечении ее требует энергичного вмешательства правительства. Учреждение принудительных работ, соединенное с телесным наказанием — вот, по-моему, единственная мера к пресечению ужасной заразы. Вообще, об этом нужно писать, кричать и говорить, а вовсе не замалчивать этот злополучный вопрос, как делает почему-то большая часть печати.

«Московские Ведомости» сопровождают приведенную заметку ироническим замечанием:

К сожалению, вопрос этот слишком «реакционен». Как можно ограничивать права личности[:] бродяги и пропойцы! Что скажет «Вестник Европы»! Что скажут «Русские Ведомости»? Нет, невозможно!

Дело тут новее не в иронии, а в самой жизни, и если сопоставить браваду пропойц с календарными анекдотами, если принять во внимание, что частная и общественная благотворительность идет на помощь всякому тунеядцу, который за пять копеек получает два сытных блюда, а наболтавшись день и напившись до пьяна на христарадные деньги отправляется вечером в даровой ночлег — воля ваша невольно каждый призадумается, и опять-таки призадумается именно в провинции, где золоторотцы понемногу начинают получать права гражданства. Календарные анекдоты плодят легендарных Чуркиных, получивших известный апофеоз все в той же литературе московской Никольской улицы. Между тем не даровые ночлежные дома нужно устраивать для золоторотцев (это переходная ступень в даровую тюрьму), не бесплатные столовые тут нужны, а дома трудолюбия, где бы из пропойцы делался хороший работник (об этом заботятся и в тюрьмах), не снисходить до нужд пропойцы и золоторотца, а стараться перевоспитать его, заставить полюбить труд и честной работой доставать себе честный кусок хлеба; не спускаться до снисхождения и даже покровительства, чуть не поощрения пороку, а поднять падшего до с-знания нравственного достоинства человека, и провинции первой следовало бы в этом подать пример. В столицах легче борьба с намеченным злом: там и средств и способов к этому больше. Не то в провинции, условия жизни которой совершенно иные. И каким диссонансом звучат эти «quelque chose, au nom de Dieu, благородному человеку» среди людей занятых каждый своим делом и хотевших бы вести тихую и мирную жизнь без столичных оттенков даже без анекдотов Никольской улицы в издании «Е. И. Коноваловой, прежде Абрамовой».

К слову, раз зашла речь о благотворительности, приведем мнение по сему предмету, высказанное в «Тамбовских Губернских Ведомостях» (№ 10, от 22го января). Отдавая должное заботам о нуждающемся сельском населении, автор продолжает: «Конечно улучшение положения многомиллионного сельского населения должно занимать первое место при всякой общественной деятельности, тем не менее нельзя не остановить внимания общества и на другом, не более обеспеченном классе городского населения, которое тоже считается миллионным, именно на мещанах и ремесленниках. Они населяют все сырые темные подвалы городских домов, ютятся на окраинах города в убогих, полуразвалившихся лачужках, занимаются различного рода ремеслами, мелочною торговлею, и проч., живут изо дня в день, не имея постоянного источника для своего существования. Временная болезнь и масса других несчастных случайностей лишает их семьи возможности кормиться, и они вынуждены бывают голодать, холодать и терпеть крайнюю нищету. Таково положение мещан и ремесленников во всех городах.

Правда, почти везде по городам есть различного рода благотворительные учреждения, но они, по преимуществу, предназначены для совершенно неспособных к работе, да к тому же туда с неохотой идет всякий честный труженик. Ему не нужен постоянный приют и ничегонеделанье: ему нужна только временная поддержка во время разных несчастных случайностей. Ближе всего к этому разряду городского населения стоят конечно городские думы, которым предоставлено право заботиться о нуждах населения  и в той или иной форме приходит ему на помощь. Но думы, состоя главным образом из лиц состоятельных, в большинстве случаев бывают глухи к прочей, менее обеспеченной части обывателей, и редко-редко заботясь о них, предоставляют их на произвол судьбы, взыскивая с них лишь со всею строгостью недоимки и наводняя тем свои улицы массами нищих, которым по воскресеньям некоторые сердобольные жители уделяют по куску черного черствого хлеба, иди в лучшем случай по медной копеечке».

Мы всецело присоединяемся к этому трезвому и честному голосу. В самом деле, что-нибудь одно из двух: играть в благотворительность, из чего в последнее время образовался особый флирт, который плодит золоторотцев, и затем наслаждаться чтением в календарях циничных анекдотов пропойц и острожников, или поддерживать действительно нуждающегося, своего бедного мещанина и ремесленника, сохраняя в нем не говорим уж человека, иногда обремененного большою семьей, а хотя бы лишь выносливую платежную единицу. 

«Киевское Слово» сообщает, что в местечке Буках появился «ворожбыт»-еврей, который гадает по «планетам» и на картах, одним словом шарлатанствует на все руки, как находит для себя выгоднее и ловче. Кроме гаданья, он дает советы больным и бедным людям по разным отраслям. Одному он, наприм., говорит: «У вас не может вестысь черный товар (скот), бо на цим мисти, де теперь вы поставылы обору — може вестысь тилько рябый». Другому: «У вас часом болыть голова, то возьмить в рот воды з ставка (пруда) до схид (восхода) соньця, та идить на раздорожжя», и т. п. Суеверные темные люди толпами осаждают «ворожбыта», принося ему трудовые пятаки и гривенники...

В Киевщине, где Лысые горы, где настоящие киевские ведьмы и т. п. чертовщина, почему и не явиться какому-нибудь ворожбыту. Удивительно, что темная масса везде слишком доверчива к ведунам, возлагая большие надежды на их якобы сверхъестественный силы. Не так давно в Брянске разбирался процесс одного из проходимцев, какого-то персидского подданного, занимавшегося хиромантией и угодившего за мошенничество в тюрьму. На днях, именно на прошлой неделе, в уезде повторилась та же история с небольшим видоизменением, почти стереотипно воспроизводя обычные приемы грубого шарлатанства. Ниже в отделе корреспонденций читатели найдут известие о колдуне. Рассчитывая на невежество массы, люди эти особенно опасны, нанося вреде и физический, иногда непоправимый (наприм. лечение ядами), и нравственный, поддерживая суеверие. Дело церковной проповеди искоренять в народе подобные заблуждения, и дело суда не давать повадки тем, кто избрал себе как промысел этот легкий вид наживы.

В «Орловских Епархиальных Ведомостях» начался печатанием отчет о состоянии церковно-приходских школ и школ грамоты в орловской епархии за 1893 — 94 учебный год. Отчет весьма интересен. Когда он закончится, на основании его мы представим нашим читателям положение учебной части в Брянске и его уезде.

В те же «Епархиальных Ведомостя»х помещены воспоминания Б. П. Поликарпова: «К церковной летописи села Волова» (Ливенского уезда). Эпизоды эти касаются посещения орловскими епископами Михаило-Архангельской церкви в сказанном селе, и автор говорит о визитациях Никодима, Смарагда и друг. Воспоминания любопытны, но к сожалению касаются слишком мелочной будничной жизни, и по анекдотам, хотя бы и правдивым, конечно нельзя судить о лицах, тем более составить себе цельное понятие о характере деятельности того или другого владыки. Рассказ веден недурно и статья читается легко.

Далеко не такое же впечатление производите речь о. протоиерея В. Детского, сказанная им в церкви орловского Бахтина корпуса 5го декабря минувшего года перед панихидой по благодетелям корпуса (Орл[овские] Е[пархиальные] Вед[омости], № 2), и без преувеличения можно сказать, что лучше было бы для автора, если бы он оставил эту речь в своем портфеле. Известно, что основанием орловскому кадетскому корпусу послужило пожертвование на это дело полутора миллионов рублей и 2.700 душ крестьян брянским помещиком Михаилом Петровичем Бахтиным, по имени коего и названо это учебное заведение. Казалось бы, сам случай давал оратору возможность в день полувекового празднования учреждения помянуть добрым словом человека не совсем заурядного, выдающегося своим примерным делом, припомнить его биографические черты, воскресить образ основателя училища, давшего и дающего столько полезных граждан на разных ступенях общественного служения. Между тем вместо хоть чего-нибудь подобного — видим простой набор слов, перечень «благодетелей» корпуса, иногда не совсем  складный. Неужели ничего лучшего нельзя было предложить присутствовавшим? Странно также, что о. Детский называет корпусный праздник  «священным юбилеем», причем ссылается на заповедь Моисею праздновать «дни священного юбилея молитвою, богослужением, трубным звуком и особенно делами человеколюбия». Правда, у евреев был семилетний период празднования юбилея, когда отпускали на волю рабов: это и был тот акт человеколюбия, о коем упоминает о. Детский. Приснопамятный Филарет, великий святитель московский, употребил этот ораторский прием сретая в Успенском соборе в Бозе почивающего Императора Александра II, прибывшего в Первопрестольную после освобождения крестьян. Говорить о священном юбилее евреев и об акте человеколюбия тогда было уместно, ибо и уничтожение рабства в России совершилось в седьмое лето царствования покойного Государя. Но как вяжется еврейский семилетний юбилей с корпусным праздником? Что общего между тем, еврейским празднованием и полувековым существованием орловского Бахтина корпуса, и можно ли на основании приведенного рекомендовать «любовь к усопшим» только в дни юбилейные, а самую панихиду называть делом человеколюбия? Панихида по усопшим — молитва, начало празднества — воздание должного лицам, потрудившимся на благое дело, затем праздник кадетского корпуса или иного какого светского учреждения, смеем уверить, ни церковными канонами, ни законами светскими, ни даже обычаем никогда не назывался и не называется «священным» юбилеем.

Касаясь «Орловских Епархиальных Ведомостей», не можем не обратить еще внимания на следующее обстоятельство: порою орган этот совершенно неудобочитаем, мало того что он печатается какою-то серою, невозможною краской, бумага в «Ведомостях» до того тонка и прозрачна, что при всех усилиях и напряжении глаз — нет решительно никакой возможности прочесть оттиснутое, так как с обеих страниц буквы и строчки просвечивают. Это недовольство внешнею стороною издания нам не раз приходилось слышать в Петербурге, и действительно — при сравнении с другими наших «Епархиальных Ведомостей» они оказываются просто несравненными. Известно, что вместо тряпья теперь на бумажных фабриках употребляется множество разных суррогатов, но, выделанная из такого материала, бумага скоро желтеет, становится хрупка, чрез несколько времени начинает крошиться и затем прямо-таки превращается в труху. Воображаем себе положение сельского батюшки, которому понадобится какая-либо справка в своем официальном органе, по обыкновению хранящемся где-нибудь под колокольней... Обидно, что на такой же бумаге печатается и Систематический каталог фундаментальной библиотеки духовной семинарии, идущей приложением к «Ведомостям».

Позволим себе еще сделать небольшую заметку к статье «Великокняжеский дар в брянский Петропавловский монастырь», помещенной в 5м нумере «Орловских Ведомостей»; 15e ноября — день рождения Князя Олега Константиновича, а не тезоименитства, каковое празднуется на намять св. Олега, брянского чудотворца, именно 20го сентября. 

Меткую характеристику отношения общества к печати мы нашли в статье И. Б., служащей дополнением к биографии покойного кн. Сонцова-Засекина (Орловский Вестник, № 29): «То или иное отношение к прессе, говорит г. Б., вполне характеризует  как отдельные личности, так и общество. Чем ниже умственный уровень страны, тем враждебнее отношение к печати; чем он выше, тем разумнее взгляд на печатное слово. Отношение к печати и ее представителям в нашем отечестве, особенно в глухих провинциях  — вполне характеризует наш умственный уровень. На печать смотрят или как на развлечение, или как на зло, представителей же ее нередко преследуют, а в большинстве боятся».

В защиту провинции мы должны заявить по совести, что не она виновата в таком взгляде на прессу: растление печатного слова началось не со вчерашнего дня и, как всем известно, пошло оно не из деревенской или уездной глуши... Что до положения провинциальной печати вообще, то, по замечании генерала Косича, некогда бывшего саратовским губернатором, она «находится в неблагоприятных условиях» (см. Орл[овский] Вестн[ик], № 31). Обращаясь собственно к Северо-Западному краю, генерал Косич далее так продолжает: «Нигде более как здесь яснее не видно, какой страшный вред приносит стране недостаток полного местного органа. Сколько преступлений не предупреждается, сколько богатств погибло в крае за последние тридцать лет; миллионы десятин леса ушли отсюда за бесценок, самым хищническим образом, в прямой ущерб государства»...

Такое категорическое заявление о значении провинциальной прессы со стороны лица, заведовавшего целым краем, говорит «Орловский Вестник», имеет глубокое значение и служит в высшей степени ценным опровержением тех взглядов, которые время от времени высказываются известными органами печати. Вспомним заявления одной столичной газеты и одного официального провинциального органа о том, что провинция не только не нуждается в частной прессе, но что последняя приносит прямой вред, и что лишь губернские официальные органы имеют значение. Генерал Косич, в бытность свою саратовским губернатором, вряд ли не знал о существовании «Саратовских Губернских Ведомостей», однако он ни одного слова не проронил об органе, бывшем, несомненно, в полном его ведении, и прямо указывает на прессу общественную, и ей, только ей придает такое громадное значение, что отсутствие общественной прессы, наприм. в Северо-Западном крае, заставляет сильно чувствовать ее необходимость даже в видах успешного управления, не говоря ужо о значении прессы с точки зрения поднятия умственного уровня общества, расширения кругозора. Отмечая изложенный факт, не можем не выразить пожеланий, чтобы скорее настало то время, когда провинциальная пресса будет не терпима только, а получит полное право гражданства... Если при современных условиях заметно значение провинциальной прессы, справедливо заключает «Орловский Вестник», то при более благоприятных обстоятельствах она может оказать действительно громадные услуги обществу и государству.

В пятницу, 28 минувшего января, в зале общественно собрания давал концерт Карогеоргиевич со своею труппою. Второй концерт его, назначавшийся в субботу 20го, как нам сообщают — не состоялся.

Погода, как и следует ожидать в это время — стоит переменная. После сильной бури, бывшей в ночь на 1е февраля, наступивший день был теплый, R показывал в два часа на солнце +5°, и на пригревах дружно таял снег, обнажая летошнюю траву. Дороги в  городе испортились и изредка стали уже встречаться колесные экипажи. В четверг утром термометр показывал — 8  ½ °.

По сообщению «Орловского Вестника» — лед на Оке в Орле против банного моста тронулся.

Происшествия в Брянске:

— 17го января, днем, у мещанина Федора Конева похищена рубашка стоющая 1 р. 50 к.

— 21 го января у крестьянина деревни Коростовки Николая Козлова похищена свита, стоющая полтора рубля.

—  22го того же месяца из лавки брянского мещанина Афанасия Лопатина совершена кража 15 перочинных ножей, стоющих 5 рублей.

— Того же чиста у болховского мещанина Алексея Грошева похищено разных вещей па рубль.

—   25го января из ночлежного дома похищена лампа, стоющая 7 р. 50 к.

 

Происшествия в Брянском уезде:

— В ночь на 6е января у крестьянина деревни Пеклина Ивана Ильина из помещения ветряной мельницы похищено ржи на сумму свыше пяти рублей.

— В ночь на 9е января из погреба мастерового села Ивот Герасима Ледеяева похищено картофелю на рубль.

— 13го минувшего января в Акулицкой казенной даче деревом убило крестьянина Андрея Перлухина.

— В ночь на 16е января из вагона Мальцовского товарищества неизвестно кем похищено ржаной муки на пять рублей.

— 17го минувшего января на Радицком заводе у крестьянина Михаила Седакова произведен грабеж; по дознанию оказалось, что преступление совершили двое: один —лишенный прав состояния и возвратившийся из Сибири, другой — выпущенный из арестантских рот.

— 19го минувшего января на брянском рельсопрокатном заводе скоропостижно умер крестьянин Иван Никишев, 20 лет.

— В с. Ивоте из магазина Мальцовского товарищества в разное время неизвестно кем похищено 50 пудов гвоздей на сумму 200 рублей. О краже сей заявлено в день ее обнаружения, 19го минувшего января.

— В ночь на 21 января в с. Страшевичах умер от обжогов крестьянский мальчик Филимон Фетисов двух лет.

— В деревне Чернятичах, Дятьковской волости, 27 января умерла от апоплексическая удара крестьянка Дарья Кузнецова 45 лет.

— 27го января на том же заводе из запертой квартиры крестьянина Сергея Земцова посредством взлома неизвестно кем произведена кража шкатулки с 30 р. денег, вещей на 150 р. и разных документов вместе с паспортом.

— В ночь на 29е января в имении крестьянина Николая Коростелева при д. Издежичах, Княвицкой волости, сгорела рига с сушильным овином и машинами. За отсутствием владельца сгоревшего имущества, убыток неизвестен.

По всем этим происшествиям произведены дознания и протоколы направлены к судебной власти.

ВНУТРЕННИЕ ИЗВЕСТИЯ

Любохна (корреспонденция). В нашем селе объявился колдун. Это жиздринский мещанин, проживавший в работниках у одного из здешних крестьян. Занимался он мнимо-лечением разных больных и ворожбой. Колдун прославился до такой степени, что молва о нем скоро распространилась, и в клиентах, если хотите и в пациентах — у него недостатка не было. Одним он давал наприм. наговоренную воду, другим — песок (разумеется простой), третьим какие-то травы, и т. п. С иными знахарь предварительно проделывал такую штуку: он брал какую-то небольшую книжку, внимательно смотрел туда и затем давал обыкновенной хвои с елки, приказывая настоять ее и употреблять внутрь. За все это знахарь получал вознаграждение и деньгами и вещами. Наконец, слух о нем дошел и до власти, которая на днях пресекла ого деятельность, составив о ней акт. А вот  другой случай: 28 января ночью поезд мальцовской железной дороги наскочил на переезжавшего через линию крестьянина с посудой. Крестьянин остался жив, а лошадь сильно искалечена, сани поломаны и вся бывшая на санях посуда разбита. С поездом никаких несчастий не произошло.

  — Недавно умерший генерал С. И. Мальцов, пи словам «Орловского Вестника», остатки своего состояния, заключающаяся в виноградном участке до 50 десятин в Крыму, завещал на благое дело просвещения. По реализации этого имущества, до 250 т[ысяч] рублей должно быть обращено на устройство народных школ, общеобразовательных и технических, в местности, облагодетельствованной фамилией Мальцовых. Что касается наследников покойного, то они в значительной мере удовлетворены единовременною уплатою из государственного казначейства разницы между действительною стоимостью и конкурсною оценкою бывшего огромного состояния Мальцова. Означенная разница составляет по слухам, сумму свыше полутора миллионов рублей. После смерти С. И. Мальцова осталось двое сыновей и две дочери (обе в замужестве).

БЕЛОБЕРЕЖСКИЙ НЕКРОПОЛЬ

Намогильные памятники с надписями на них, как известно, служат одним из лучших источников для проверки биографических данных о лице погребенного. Наука давно признала важность таких памятников. Мало известные, но тем не менее весьма любопытные для своей местности, памятники в знаменитой Белобережской пустыни подобно многим другим на провинциальных кладбищах — гибнут бесследно, будучи предоставлены стихиям и стоя без всякой защиты от внешней атмосферы. С целью хоть сколько-нибудь сохранить надписи и ознакомить с ними интересующихся краем, помещаем их в точной передаче.

I. Памятники в самой пустыни:

1. На сем месте погребено тело карачевской помещицы Марфы Андреевны Арсеньевой, скончавшейся 1842 года 13 мая.

2. Под камнем сим погребено тело девицы Екатерины Алексеевны Паниной, скончавшейся в 1811 году октября 31 дня, в 10 часов пополудни. Жития имела от рождения 25 лет.

3. Здесь похоронены: Алексей Васильевич Панин, скончавшийся 2 июля 1824 года; Пелагей Александровна Панина, скончавшаяся 21 апреля 1825 года, и дочь их Евпраксия Алексеевна Зиновьева, скончавшаяся 17 апреля 1856 года, 76 лет. Мир праху их.

4. Татьяна Федоровна Жаковская, урожденная Зиновьева. Родилась 1805 года июля 7 дня, скончалась 1869 года марта 31 дня, в 8 часов 40 минут пополудни. Всего житья ее было 63 года 8 месяцев и 24 дня

5. Прохожий, остановись,

На крест сей помолись.

Под сим крестом прах покоится,

И тебе место готовится.

Я дома, ты в гостях:

Помни смертный час.

Яков Федорович Жаковский. Скончался 1871 года 18 октября, 72 лет.

6. На сем месте погребено тело премьер-майора Михаила Ивановича Тютчева.

7. Здесь погребено тело монаха Филарета, скончавшегося мая 25 дня 1846 года. Дни жития его прекратились на земле на 78 году.

8. Здесь погребено тело сей обители монаха Варлаама, скончавшегося 6 января 1885 года, на 81 году от рождения. Монах Варлаам происходил из однодворцев; в Mире именовался Василий Леонтьев Егурков; поступил в cию пустынь 14 августа 1834 года.

9. Здесь погребено тело духовника сей пустыни, иepocxимонаха Николая, скончавшегося 27 марта 1886 года, на 76 году от рождения. Иеросхимонах Николай происходил из мещан города Карачева. В Mиpe именовался Иван Иванов Токарев. Поступил в cию пустынь 14 ноября 1829 года. Был настоятелем карачевского Никольского Одрина монастыря, с званием строителя, с 25 ноября 1856 года по 30 мая 1860 года.

10. Здесь лежит раб божий Иосиф Иосифов сын Вейтбрехт из дворян королевства Виртембергского, близ Шарндорфа, рожденный 1752 года марта 29 дня. В службе находился 53 года, и скончался 1829 года, июля 11 дня, в 9 часов вечера. — Вечная память.

11. Под сим камнем погребено тело.. . . Ивана... (надпись, сделанная масляной краской—облупилась и разобрать ее трудно, почти невозможно). На противоположной стороне двустишие:

Внемли, Творец, мольбе детей,

Всели душу его в обители своей.

12. Под камнем сим. . . купца Ивана Никифорова сына    ……нова пр . . . . в. . году . . . августа в 15 день... пополудни … жития его было ....

(Высеченная на камне, надпись от времени выветрилась, частью обломана, а низ порос мохом, так что разобрать ее трудно).

13. Камень без надписи, с иссеченнымм крестом наверху.

14. Здесь погребена девица Прасковья Акимовна Мальцева, скончавшаяся 1808 года мая 2 дня.

15. Здесь погребено тело настоятеля Белобережской пустыни, игумена Иоасафа, поступившего в помянутую пустынь в 1840 году и бывшего настоятелем оной с 1872 года по день кончины своей, последовавшей 1881 года сентября 1 дня. Жития его было 78 лет и 8 месяцев.

16. Игумен Иосиф, в мире Иван Александрович Борщов, происходил из дворян города Тулы, определен в cию пустынь послушником в 1856 году, пострижен в монашество в 1861 году, определен  был настоятелем елецкого Троицкого монастыря с званием игумена в 1880 году, перемещен в cию пустынь настоятелем в 1881 году. U 5 августа 1885 года, на 66 году от рождения.

 

II. В скиту, что возле пустыни.

17. Иеромонах Иннокентий, бывший строитель Клетни.

18. На сем месте погребено тело карачевской купеческой жены Марьи Георгиевны Кузминой, скончавшейся в сей обители 3 марта 1885 года, на 38 году своей жизни.

19. Здесь почивают бренные останки настоятеля Белобережской пустыни игумена Анастаса, скончавшегося 11 мая 1863 года, в 6 часу пополуночи, на 64 году от рождения. Он происходил из ливенского купечества. В обитель cию поступил в 1824 году, в монашество пострижен 20 мая 1834 года, а с 28 марта 1849 года по день преставления своего был настоятелем оной пустыни. (Надпись эта находится на восточной стороне памятника, а на западной помещены следующие стихи:)

Он в Mире только что расцвел,

Уведал  мир и утрудился,

В печали к небу взор возвел,

Слезами как дитя залился.

Оставил мир, пришел сюда,

Чтоб отдохнуть после труда.

Он кроток и смирен был сердцем,

Легко Христово бремя нес,

Уснул без муки и без слез,

Подобно счастливым младенцам.

Кому чего б еще хотеть,

Когда б так жить и умереть. 

Вейтбрехт, упоминаемый под нумером 10м — был брянский городничий. Иеромонах Иннокентий (Суслов), бывший строитель Клетны — происходил из Орловских купцов (см. о нем в историческом очерке Клетны. Спб., 1890, стр. 11, 16 и 20).

ФЕВРАЛЬ

6 Нед. о Мытаре и Фарисее, 38 я (седм. 39я). Глас 5-й. Св. Вукола, еп. смирнского. Муч. Иулиана, Фавсты девы, Евиласия, Максима, Марфы, Марии, Ликариона отрока, Дорофеи, Христины, Каллисты, Феофила. Ут. Ев. Лк. XXIV, 12 — 35; лит. ап. Тим. III, 10 -15; Ев. Лк. XVIII, 10-14.

7 Прп. Парфения, еп. лампск.. Луки елладск. и 1003 мчен., в Никомидии  пострадавших.

8 Влмч. Феодора страт. (319 г.). Св. прор. Захарии серпов. + Св. Саввы, арх. сербск.

9 Муч. Никифора (260 г). Смч. Маркелла, епископа сицилийского, Филагрия, епископа кипрского, и Панкратия, епископа тавроменийского — учеников ап. Петра. + Прп. Никифора и Геннадия важеозерских (XVI в.).

 

10 Смч. Харалампия. Мч. Порфирия и Вантоса и + 3 жен мучениц. Смч. Анастасия, патр, антиох. Мчц. Дев: Еннафы, Валентины и Павлы. Прп. Прохора печерск. + Святит. Новгородск.: Иоакима, Луки, Германа, Гавриила, Мартирия, Антония, Василия, Симеона. Прп. Лонгина коряжемского, Ик. Б. М. «Огиевидныя».

11 Смч. Влассия, еп. севаст. Св. Феодоры царицы (восстановл. Почитания икон). При. Димитрия прил. (1391 г.). Блг. кп. Всеволода пск., во св. кр. Гавриила (1138 г.).

12 Св. Алексия митроп. москов. Св. Мелетия, еп. антиохийск. Прп. Марии, переименовавшейся Мариином, и отца ее Евгения. Св. Антония, патр. констант. И к. Б. М. «Иверския» Ут. Ев. Иоан-X, 9 —16; лит. ап. Евр. ХIII, 17-21; Ев. Лк. VI, 17 — 23.