№6, 11 марта (27.02) 1894 г.

ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Приказом по орловскому почтово-телеграфному округу, от 16го сего февраля за №10, перемещены по прошению почтово-телеграфные чиновники VI разряда низшего оклада брянской конторы — Георгий Раевский и орловского городского отделения Александр Ильин — один на место другого.

 

 

Высочайшим приказом по военному ведомству, 18го сего февраля, 143го пехотного Дорогобужского полка подпрапорщик Лебедев производится в подпоручики со старшинством с 1го сентября 1893 года и с переводом в 157й пехотный Имеретинский полк.

Духовное торжество наше, чествование блаженной памяти преподобного Поликарпа брянского чудотворца, перенесенное, согласно церковному уставу, с 23 февраля на вторник — привлекло в Преображенском храм относительно говоря большое число молящихся как накануне праздника, в понедельник, ко всенощному бдению, которое было отправлено с наремиями, литией и величанием преподобному, так и в самый день памяти на литургию, совершенную соборным протоиереем о. Василием Александровым. Вслед за обедней достопочтенный о. протоиерей сказал прекрасное слово. Коснувшись происхождения виновника торжества и его жизни в мире, церковный оратор далее очертил личность преподобного Поликарпа как отшельника, говорил о построении им обители в Брянске во имя Спаса, о трудах подвижника, главнейше указал на смирение князя-инока. И какой глубокий смысл, какое глубокое значение получил затем приведенный из Евангелия текст нагорной проповеди Великого Учителя: «Блажени нищие духом: яко тех есть царствие небесное». Оратор видимо намекал на немощность человеческой природы и совершенствование себя духом, ибо лишь в этом одном, в духе смирения и возможно поступательное движение, самосовершенствование, приближение к тому божественному Идеалу, который сам становился в сем примером: «...научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим». Заключительные слова своей речи проповедник произнес сойдя с амвона-солеи и став перед образом преподобного Поликарпа. Искренность молитвы, обращенной к угоднику божию, воззвание к нему как к заступнику — о сохранении града и всех живущих в нем — произвели сильное впечатление и все пали на колена... После сего отправлено было обычное молебствие преподобному.

В смысле церковного торжества, наш местный праздник прошел с подобающим благолепием, и нельзя не отнестись с признательностью к его установлении: в этом случае клир был отголоском своей паствы и отвечал ее духовным потребностям.

В числе происшествий, занесенных в хронику 4го нумера «Брянского Вестника», читатели вряд ли обратили на него внимание: до того оно мелко и ничтожно, не выходит из ряда чуть не ежедневных явлений, главное же — оно не имело серьезных последствий и потому не носило характера события. О ничтожном происшествии этом многие по всей вероятности узнали только из газеты, и едва ли оно было даже предметом будничного разговора. Собственно говорить было не о чем, и ничтожный случай этот какой-то там пожар в одном доме, происшедший от неисправного содержания дымовой трубы: горела сажа, «выкинуло из трубы». Несчастье ограничилось переполохом одного дома и быть может двух соседних. На каланче били конечно в набат, хотя едва ли кто кроме ближайших к каланче и самых пожарных слышит этот можно сказать детский колокольчик. Набат с ближайшей церковной колокольни будить многих, но тотчас же все успокаиваются не видя зарева, не видя особой беды от какой-то там загоревшейся сажи. Между тем в нашем быту, в обиходе нитей жизни, при большинстве наших городских построек из дерева — приведенный случай имеет громадную, если не первостепенную важность. Выкинь из трубы не на железную крышу, как было в данном случае, и не будь это зимою — ничтожный случай разгорался бы в целое происшествие, тогда разумеется о нем долго говорили бы, пожарище собирало бы толпы праздных зевак, слышались бы ахи, охи, и проч., а случись еще кроме того «человеческие жертвы» (излюбленное выражение столичных репортеров) — происшествие хоть куда. Но не того желает мирный обыватель. Мирного обывателя коробит от таких случайностей, он скорбит, и по своей инертности (в которой не он виноват) все ждет, чтобы кто пришел к нему на помощь. А у нас нет даже к кому можно бы обратиться за таким пустяшным, черным делом, как вычистить дымовую трубу, в городе нет трубочистов, нет такого правильно-организованного цеха, и каждый раз за это ремесло берется кто-либо из неумелых.

Такой пожар как 16го июля 1875го (приписываемый случайности) и другой подобный бывший 22го июля 1891 года — должны бы образумить наконец многих и заставить заняться этим делом с надлежащею серьезностью. Мы и видим, что у нас образовалось добровольное пожарное общество. Устав его утвержден 10го декабря 1891 года, и первый параграф его гласит, что общество это «имеет целью содействовать тушению пожаров, изыскивать средства к приобретению улучшенных пожарных инструментов и огнегасительных снарядов, и вообще заботиться о предупреждении пожаров и об охранении от них». Последнее выражение (охранение от пожаров) не совсем понятно, но дело не в редакции параграфа, а в самой его сущности. Мы нарочно подчеркнули «предупреждение пожаров», и в этих видах обращаемся с усердною просьбою ко всем лицам администрации этого общества обратить внимание именно на сказанное обстоятельство. Спору нет, приятно иметь улучшенные пожарные инструменты и огнегасительные снаряды, но гораздо бы лучше вовсе не прибегать к ним, главнейше озабочиваясь «предупреждением пожаров», и в числе первых мер к сему должен бы стоять надзор за исправностью дымовых труб, для чего теперь же приискать способных людей и образовать из них артель трубочистов. Наблюдая за регулярной очисткой труб, члены такой артели обязывались бы круговой порукой за упущения, и в этом была бы хоть какая-нибудь гарантия возможного спокойствия, и страшный набат раздавался бы реже, и это еще хорошо что набат слышится с церковных колоколен, в этом мы видим одну из мер своего спасения: проснешься, или разбудят, а то при гористом расположении города, когда-то когда подъедет обоз со своими инструментами, между тем тут пожар втихомолку делал бы свое дело.

Другой мерой, в целях предупреждения несчастных случаев от огня мы рекомендовали бы обязательное постановление компетентной власти всем домовладельцам иметь на трубах предохранительные покрышки (с отверстиями для дыма).

Не мешало бы также, в виду разбросанности города, иметь небольшие пожарные обозы в разных концах города: поданная вовремя, помощь одной какой-нибудь трубы и одной бочки с багром окажется гораздо более действительной, чем запоздалые, хотя бы даже улучшенные огнегасительные орудия с самыми совершенными инструментами. Дальнейшее затем относится уже к частным распоряжениям, но полагаем, что этих мер было бы довольно в заботах о предупреждении пожаров, если же что будет добавлено к ним — каждый конечно отнесется ко всему с искреннею благодарностью.

Обзаводиться такими громадными средствами борьбы с огнем, какие есть наприм. в столицах или в некоторых больших губернских городах, нам само собою разумеется нечего и думать, и тут не можем отказать себе чтобы не привести несколько слов об организации тушения пожаров в Вене. В качестве туриста, пишущий эти строки поднимался между прочим на Stephansthurm, причем любопытство его было остановлено устройством на колокольне телеграфной станции. Соборная колокольня и телеграф на ней действительно представляли нечто странное и не совсем обычное, но любезный чех объяснил, что это собственно наблюдательный пункт на случай пожаров, и тут же на дыме выходившем из трубы одного дома он показал прибор, посредством которого определяется местность где пожар. При первом появлении подозрительного дыма или пламени, телеграф с колокольни дает знать о сем в пожарное депо, ближайшее к месту несчастия. Таким образом, первая и самая необходимая помощь подается там быстро, когда прекращение огня возможно при средствах сравнительно небольших.

Во что обошлось бы устройство таких станций у нас — не знаем, но думаем что благо жителей, их безопасность требовали бы обратить на это внимание городского управления. Когда-то пожарный наблюдательный пост был у нас на Покровской колокольне доминирующей над городом: там били и в набат и звонили часы, которые слышны были всем. Теперь, с построением каланчи при городской управе, дальняя часть города ушла от наблюдений, и пожару надо очень разгореться чтобы быть замечену, устройство же часов на каланче вовсе не достигает цели, и циферблат мал и бой колокольчика их неслышен.

Что если бы утилизировать наши колокольни, приспособить их в роде венской Stephansthurm для наблюдательных пунктов, с размещением небольших пожарных депо по разным концам города? Телеграфный аппарат, столбы и проводы (проволока) будут стоить значительно меньше чем наприм. постройка каланчи (а их в нашем городе нужна бы не одна), самая плата сторожами не составит такой цифры, которая могла бы остановить устройство у нас пожарной части и именно таким способом, дежурство охотников при депо можно бы сделать натуральной повинностью, которая отправлялась бы каждым поочередно, остальные же члены-охотники являлись бы на место пожара по первой тревоге. Для примера, покорнейше просим представить себе пожар на Петропавловской улице (у Воскресенья): кажется близко от теперешнего помещения пожарного обоза, но скоро ли можно подать помощь через ров, через Судок? Или, положим, горит у Тихвинской церкви: когда с теперешней каланчи будет замечен там пожар и скоро ли можно подать туда помощь? Вот почему мы и говорим, что расположение нашего города требовало бы особого устройства пожарной части, именно размещения небольших пожарных депо (околотков) в разных концах города.

В своем очерке мы наметили план борьбы с огнем, как способа предупреждения пожаров и наиболее скорого подания помощи в подобных случаях. Людям компетентным, специально занимающимся этим вопросом, по праву принадлежит его разработка. А что пожарный вопрос назрел — доказывает учреждение у нас пожарного общества охотников. Никто, разумеется, не откажет в своем сочувствии этому обществу, каждый пожелает ему преуспеяния, чтобы все в нем стояло на высоте задачи, но дай Бог конечно чтобы услугами этого общества нам приходилось пользоваться как можно реже. При скученности у нас деревянных построек по горам и трудности к ним доступа, невольно пугаешься от одного воспоминания о страшных бедст[в]иях не однажды нас посещавших. При старом городовом положении, в блаженные времена городничих, когда на каждом доме обывателя была прибита дощечка с изображением какого-либо орудия тушения пожара и с подписью на ней: «С топором», «С багром», «С бочкою», и т. подобн., пожарная организация была проще: каждый обязан был являться (и являлся) на место несчастия с определенным инструментом или орудием тушения. Теперь все отошло в ведение города, городского самоуправления, с обывателя берется известный налог, который между прочим идет и на нужды пожарной части, и мы вправе желать чтобы это дело было поставлено у нас надлежащим образом: огонь не шутит, и дорога помощь вовремя.

Наряду с обычаем навязывания холостым колодки, о чем упоминалось в прошлом нумере «Брянского Вестника», приводим специально масленичную песню, которую поют в Брянске только во время этой недели:

Масленица-кривошейка,

Покатай нас хорошенько.

Ай люли, хорошенько.

Масленица-кургузка,

После тебя будет груско.

Ай люли, груско.

Выйду я на горку,

Гляну я под зорьку.

Ай люли...

Кликну я соловейку:

Соловейко-родный братец.

Чего ты ко мне не летаешь,

Меня молодую не втешаешь?

Сестрица моя кинареечка:

Я прилечу — а ты плачешь,

Я улечу — ты горюешь,

Я у лузи — а ты у тузи,

Я у лозы — а ты у слезы,

Я у горы — а ты у горе...

Мелодия песни не из веселых и соответствует тексту. Запись последних трех стихов требует некоторого пояснения: предлог «в» здесь передан согласно его местному произношению — одним «у», которое выговаривается кратко, по законам малороссийского наречия. В стихе: «Я у лузи — а ты у тузи» сохранилось архаическое туга.

Маскарад, предполагавшийся в общественном собрании 20го сего февраля — не состоялся, были только танцы, но публики съехалось весьма немного.

 

 

В воскресенье, 20го февраля, в помещении 4й роты Дорогобужского полка дан был солдатский спектакль, состоявший из драмы в двух действиях: «Иван Сусанин или жизнь за Царя», «разнохарактерного .дивертисмента» и живых картин. Женские роли в драме исполнялись мужчинами. По отзывам беспристрастных ценителей — представление сошло хорошо и доставило удовольствие невзыскательной публике.

 

Приближение весны чувствуется. Реомюр за всю прошлую неделю редко опускался ниже нуля. Перепадал мягкий снег. В городе дорога сильно испортилась.

происшествия в брянске

— Городской полицией обнаружена в Брянске незаконная продажа церковных свечей поддельного воску у брянских мещан Козьмы Николаева Кузнецова и Сергея Васильева Коростина.

— У брянского купца Василия Иванова Климова (по уличному Зуек) обнаружена незаконная продажа пороха.

Свечи и порох конфискованы.

— Городской полицией уничтожено 124 пуда испорченной солонины привезенной в Брянск от трубчевского купца Леонова. Леонов привлечен к ответственности.

— 4го февраля один мещанин покушался на убийство своей матери.

— 5го февраля ночью из лавки брянской мещанки Пелагеи Ивановой Несоновой произведена кража разного товара на сумму 40 рублей.

— 10го февраля днем пропадай кража двух стоек от барки Баженова, стоящих 75 копеек.

— 11го февраля у рядового Ицика Клейн произведена кража серебряных часов стоящих 7 рублей 80 копеек.

— 11го февраля дном у брянского купца Василия Иванова Климова украден полушубок, стоящий 18 рублей.

— 12го февраля произведено покушение на кражу тюка бумаги из вагона на станции Брянск.

— 14го февраля ночью произведена кража 11 ручек от дверей у разных брянских домовладельцев.

— 14го февраля днем у крестьянина Карачевского уезда Ивана Васильева Лабзина из кармана украдено деньгами 27 рублей.

— В субботу, 19го сего февраля, в почтовой конторе некто получил письма со своими документами, похищенными у него вместе с деньгами во время сна на брянском вокзале железной дороги. Неизвестно разыскан ли вор, во всяком случае это оригинальная честность, ибо деньги не возвращены.

ПРОИСШЕСТВИЯ В БРЯНСКОМ УЕЗДЕ

— 20го января вечером у отставного фельдфебеля из крестьян деревни Буды, Снопотской волости, Максима Лазутина похищено денег и разного имущества на 40 рублей.

— В ночь на 29 января на крестьянку деревни Издежич, Княвицкой волости, Христину Семенову Сергееву сделано было нападение с целью грабежа, причем неизвестный ударил Сергееву поленом в грудь; потерпевшая отправлена для излечения на Красную станцию.

— 4го февраля на рельсопрокатном заводе у приказчика винной лавки Семена Шемякина, во время случившегося с ним припадка — украдены часы.

—. 5го февраля в 8 часов утра в деревне Сельце, Бытошевской волости, от неизвестной причины сгорело два жилых дома с надворною постройкою и движимым имуществом крестьян Ивана Семичева и Харлампия Дронова, и одна надворная постройка с имуществом крестьянки Марьи Мышьяковой; убытка пожаром причинено на 1100 рублей.

— 5го февраля в 7 часов вечера в селе Ивоте из торговой лавки жены временного брянского купца Кузнецовой совершена кража разного красного товара на сумму 200 рублей и деньгами 1 рубль 24 копейки; похищенный товар разыскан.

— 6го февраля, на рельсопрокатном заводе, поезд железной дороги наскочил на сани, запряженные парою лошадей, причем одна лошадь зацепилась гужами за крюк и была тотчас же задавлена, а другая лошадь с санями и кучером отброшена в сторону; у кучера от падения переломлена левая нога, сани разбиты в щепки, а другая лошадь ограничилась легкими ушибами.

— В ночь на 7е февраля с луга близь деревни Владимировки, Вороновской волости, из стога принадлежащего крестьянину Ивану Макарову, похищено 40 пудов сена на 15 рублей.

— Там же 7 февраля извозчик Никифор Пухляков проезжая безобразно-скоро на паре лошадей наскочил на проходившую по дороге крестьянку Пелагею Иванову Солдатову, сбил ее под сани и протащил несколько саженей. Солдатовой причинены незначительные ушибы.

— Там же и в тот же день, извозчик крестьянин Адриан Козлов встретившись на улице с проходившим евреем Абелем Факторовичем и остановивши его, стал требовать от него неуплаченных будто бы за поездку в Брянск денег, и когда Факторович отказался от платежа, то Козлов схватил у него с головы шапку, желая воспользоваться ею за долг.

— 11го февраля скоропостижно умер крестьянин села Вщижа, Овстугской волости, Семен Фомин Материн 32х нет.

— 12го февраля в Белобережской пустыни скоропостижно умер иеродиакон Гавриил.

— На любохонском нижнем хуторе, принадлежащем конкурсному правлению Мальцовского товарищества, из сарая неизвестно кем похищено 35 саней стоящих 50 рублей.

— В селе Фошне на пасеке крестьян этого села Сергея Ерохина, Егора Белячкова и Семена Яшутина из семи ульев совершена кража меда. Убытка этой кражей причинено на 70 рублей.

По всем сим происшествиям составлены протоколы и виновные привлечены к судебной ответственности.

ВНУТРЕННИЕ ИЗВЕСТИЯ

В «Орловский Вестник» пишут из Брянска что в уезде с тревогою ожидается весна, в особенности в тех селах и деревнях, где сильно свирепствовала в прошлом году холера, хотя, правда, началась она скорее глубоким летом. Развитие прошлогодней эпидемии особенно заметно было по реке Десне и ее притокам, где и констатировалось наибольшее число заболеваний. Первые появления болезни относятся к августу, и угрожавшие размеры она приняли в октябре. Всех волостей было поражено 10 из 14. По числу заболеваний и смертности холера распределялась так: в с. Вороново заболело 87, умерло 30; Жуково — 48 и 17, Владимировка, —39 и 13, Хотылево — 39 и 9, Голяжи —33 и 4, Городище —35 и 18, Рельсопрокатный завод — 28 и 13, Бежичи —2 8 и 7, Бордовицы — 22 и 4, Вышковичи — 15 и 5, Снопот —19 и 6, Семеновна — 8 и 7, Тимоновка — 7 и 3, Супонево 9 и 6. Первый случай холерных заболеваний наблюдался 9го августа в с. Дятькове; больной умер в тот же день. По месяцам, холера шла прогрессируя; в августе насчитывалось 11 заболеваний с 8ю смертностями, в сентябре 250 — 77, октябре 316— 124 и ноябре — 37 и 18. Последний случай холеры наблюдался 20 ноября, в с. Семеновке. Помещая у себя это известие, мы желали бы подтверждения его со стороны компетентной власти, и кстати — сделано ли чего-либо для предупреждения эпидемии там, где она свирепствовала наиболее?

 

 

По сообщению «Орловских Губернских Ведомостей», в вечернем заседании 16 февраля, происходившим в помещении орловской губернской земской управы, между прочим подлежал обсуждению доклад о ходатайстве севского земства относительно проведения железной дороги от Рыльска на Брянск через Севск. При докладе о сем ходатайстве севского земства была сообщена телеграмма дмитровского земства, которое просило ходатайствовать о проведении дороги от Льгова до Брянска в (через?) Дмитровск. Собрание решило в пользу города Севска.

 

 

В «Орловском Вестнике» мы нашли отличную жанровую картинку, одну из множества иллюстраций, что так ярко рисуют всевозможных артистов именующих себя знаменитостями, вдобавок непременно европейскими. Домашней славы, изволите ли видеть им мало, аплодисментов Кунавина, какого-нибудь ярмарочного балагана или в лучшем случае отдельных кабинетов Аркадий, Ливадий и т. п., недостаточно: им нужна зала и чистая публика. «Знаменитый» маг и чародей, столько рекламировавший о своей особе «профессор» Лео оказался на высоте своей славы, читаем в сказанном «Вестнике». Приехав в Орел, он абонировал залу дворянского собрания, выпустил крикливые афиши о своем искусстве, собрал известную сумму денег, но затем, обвиняемый в покушении на преступление с разъезжающею с ним девицей мисс Эдиссон — хотел скрыться из города, но при отходе поезда в Грязи был задержан полициею. Личность Лео не установлена, арестован он вместе с какою-то женщиною, которую он называет женою. Лео передан судебному следователю первого участка города Орла.

Когда-нибудь мы займемся нашими брянскими афишами господ проезжих артистов: предмет чрезвычайно любопытный.

рославль

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

 

17го апреля 1610 года рославльский воевода целовал крест в стане королевском (т.-е. короля Сигизмунда III) за всех рославльцев. От этого времени Рославль перешел на долгое время под власть Полыни, по польское влияние почти не коснулось Рославля: рославльцы управлялись русскими людьми, назначавшимися лишь польскими королями, и жили вполне по-русски, даже получили большие привелегии, так что власть Польши над Рославльским краем нужно считать номинальною. В 1654 году Рославль навсегда перешел под власть Москвы. Вот приблизительная картина житья-бытья рославльцев в XVII и XVIII столетиях. Рославль в то время был разбросан без всякого порядка, всякий строился там, где ему казалось выгоднее и удобнее, преимущественно поближе к своим нивам. Нынешнее, напр., Заречье, входящее в состав Рославля и представляющее собою сплошное продолжение города, составляло тогда целый отдельный посад, расположенный на другом месте, по горке возле р. Остра. Тут же находилась и церковь на месте, называемом ныне Церковище. Тут и теперь еще попадается много каменных плиток и кирпичей своеобразной формы — это остатки от тогдашней Воскресенской церкви. Другое предместье — Юрьевская гора — было тогда покрыто еще лесом, возле которого, по ту сторону р. Глазомойки, было разбросано несколько хижин. По городу свободно разгуливали лошади, скот и свиньи, тут же полоскались гуси и утки в громадной луже, на месте которой в наши дни помещается городская торговая площадь. Сравнительною опрятностью отличалась лишь цитадель, укрепление, основанное Владимиром Мономахом в 1098 году (ныне Бурцева гора — громадная насыпь в 12 саж. вышины и 350 саж. в окружности), возле него пролегала тогдашняя Брянская дорога к Смоленску. Здесь проживали воевода и городничий, здесь же помещались и тогдашние присутственные места. Тут же помещался и военный гарнизон. Земли у рославльцев было много, не менее 4000 десятин одной только тяглой — пахатной, не считая лесов и разных пустошей. В числе тяглой земли считалось, сверх того, 17 волок, т. е. 340 десятин (волока равнялась 20 десятинам) «ратушной земли, коею ратушные судьи владели при королевском величестве»: 3 волоки, т.е. 60 десят., было на оброке у воскресенского попа Лариона. Оброк, платившийся за землю в казну, был неравномерен. Лица привилегированного сословия платили меньше, заурядные обыватели больше. Так, тот же поп Ларион за волоку платил 18 алтын в год, т.е. меньше чем по алтыну за десятину, между тем как прочие обыватели платили в казну за каждую волоку по 23 алтына и 2 деньги. В наше время эта денежная сумма, платившаяся тогдашнему правительству, кажется самою незначительной, но в то время денег у рославльцев было очень мало. Рославльцы были настолько бедны в финансовом отношении, что городское общество в 1690 году не могло найти у себя даже 12 рублей и вынуждено было занять их у двух своих сограждан под следующую кабалу (долговое обязательство): «Рославльской земский староста Иван Гуторов да яз такой-то, да яз такой-то, и т. д., и вси посадскте люди заняли есмя вен двенадцать рублев денег, мелких серебряных, прямых московских, ходячих, без приписи, нынешнего 1690 года июля в 24 день впредь до срока девяносто первого года до сентября 8 дня», и т. д. Нужно полагать, что рославльцы рассчитывали уплатить долг своим кредиторам или хлебом или же деньгами, вырученными от доставки сельскохозяйственных продуктов военному гарнизону, занимавшему в то время пограничное рославльское укренление. В 1668 году, наприм, в Рославль послано было «начальным людям да салдатам 239 человека на корм на другую половину сентября месяца 115 р. 19 алтын и 3 деньги, дабы салдаты без месячного корму от скудости из Рославля со службы не разбежаличь». Кроме продажи продуктов гарнизону, рославльцы в то время не имели значительной местной торговля. Вся торговая деятельность с окрестностями ограничивалась лишь меною соли и сельскохозяйственных принадлежностей на крестьянский хлеб, пеньку и мед. Нужно полагать также, что и государственные подати взносились тогда натурою, т. е. хлебом и пенькою. Недаром в смоленские пригороды и села ездил голова смоленских стрельцов Данило Чернцов описывать людей, хлеб по окладу собирал, пеньку чистую по 10 алтын за пуд брал, т.-е. в Счета государственных повинностей. Пчеловодство также играло немилую роль в жизни тогдашнего Рославля и вероятно служило большим подспорьем для добывания столь дорогих в то время денег. В Смоленской губернии существовал даже торговый пункт на р. Днепре, где проживали «немецкие купцы», промышлявшиее покупкою меда. По всей вероятности эти коммерсанты наезжали и в Рославльской край, славившийся пчеловодством. Впоследствии Императрица Екатерина II велела поместить в гербе Рославля улей с летающими вокруг него пчелами. Но особенно рославльцы дорожили своею землею, а обрабатывать ее в то время было очень легко, благодаря близости польской границы, начинавшейся в каких-нибудь 25—30 верстах от Рославля — с соседней Могилевской губернии. На летнее время в Рославль стекалось много зарубежных крестьян, нанимавшихся на полевые работы за самую небольшую плату. С 1682 года начинаются попытки рославльцев, продолжавшиеся до воцарения Императрицы Екатерины II, к расширенид и без того обширной площади городской общественной земли на счет земельных угодий, принадлежавших польской шляхте, поселенной в окружностях Рославля королем Сигизмундом III. Вероятно, рославльцы рассчитывали, что русское правительство примет их сторону, как православных русских людей, в тяжбах с польским католическим мелким дворянством — шляхтою, но ошиблись в своих расчетах: правительство руководилось строгою законностью, и попытки рославлян завладеть чужою собственностью не имели успеха.

 

А. Щукин.

 

(Окончание следует)

 

 

* К крайнему сожалению, в Ведомостях не сказано, чье это было заседание, какого учреждения, комитета, комиссии, и т. п. — Ред.

недоставленные телеграммы

хранящиеся в брянской почтово-телеграфной конторе.

Начальнику 18и казачьей команды. — Пелагее Третьяковой.

НЕДОСТАВЛЕННЫЕ простые письма

Константинову, Николаю Пантелеймоновичу.

ФЕВРАЛЬ

27 Нед. Сыропустная (1-я седмица Великого поста).

Глас 8-й. Прп. Прокопия декаполита, Фалафея, отшельника сирийск., Тита, пресвит. печерск. Ут. Ев. Ин. XX, 11 — 18; лит. ап. Рим. XIII, 11 — 14, XIV, 1 — 4; Ев. Mф.VI, 14-21.

28 Прп. Василия исп. Мч. Протерия, патр. александр., Нестора, еп. малдийск. Прп. жен: Марины, Киры, Домники. + Престав. Николая псковск. (1576 г.).

МАРТ

1 Прмч. Евдокии. Мч. Нестора, Тривимия, Маркелла и Антония. Св. Домвины девы. Мч. Антонины. + Прест. прп. Мартирия зеленецкого.

2 Смч. Феодота, еп. киринейского. Прп. Агафона Мч. Троадия, Евфалии девы. Св. Арсения, еп. тверск., и + 440 муч., в Италии от лангобардов пострадавших.

3 Евтрония, Клеоника и Василиска. Св. Зинона и Зоила.

4 Прп. Герасима. Мч. Павла, Иулиании. Св. Григория, еп. констан. Прп. Иакова. Прест. св. Даниила, кн. московск., Вячеслава, кн. чешск. + Прест. прп. Герасима вологодского.

5 Мч. Конона исаврийск., Конона градаря, Онисия,  Ироиды, Евлогия и Евлампия. Прп. Исихия и Марка. Перен. мощ. кн. Феодора смоленск. и чад его: Давида и Константина (1464). + При. Адриана пошехонск. Ик. Б. М. «Воспитание». Лит. ап. Евр. I, 1 —12 и 2 Тим. II, 1 —10; Ев. Мр. II, 23-28, III, 1—5; Ин. XV, 17— 27, XVI, 1—2.

ФЕВРАЛЬ 1894

 

20

23

25

Дрова: березовые

11 р. саж.

12

11

            сосновые

9 р. саж.

»

»

            Еловые

8 р. саж.

»

»

Жмаки

— 30 к. пд.

Крупа

1 р. — пд.

»

»

Лес: шелевка 7 арш.

— 10 к. шт.

»

»

        дуб. 5 арш.

1 р. – 1 р. 25 к.

»

»

        соснов. 9 арш. 5. в.

90 к. – 1 р.

»

»

Мука

— 64 к. пд.

63

Мякина

5-8 к. мера

8

8

Овес

55-58 к. пд.

58

52 ½ - 57

Пенька-сырец

2 р. 50 к. пд.

2.50 – 2.60

»

Сено

15- 18 к. пд.

18 – 20

18

 

 

По случаю распутицы базар во все дни был плох. На жмаки было требование, но в привозе их не оказалось. 


Срочные заседания уездного съезда в 1894 году назначены: в апрель и июль месяцах по административному присутствие 25 числа, а по судебному присутствию с 26 числа; в октябре месяце по административному — 24го числа, по судебному—с 25го; в декабре по административному — с 20го числа. В остальные месяцы заседания открываются с 21го числа каждого месяца, причем в первый день имеет быть заседание административного присутствия, а с 22го числа начинаются заседания судебные.