№22, 15 (3) июля 1894 г.

От Брянского городского головы.

14го июля сего 1894 года, в 11 часов утра, мною назначено общее купеческое собрание в зале городской думы для выбора купеческого старосты и к нему товарища, сроком на один год.

Объявляя о сем, имею честь покорнейше просить господ постоянных купцов города Брянска пожаловать означенного числа в купеческое собрание.

Городской голова В. Сафонов

 

 

Приказом по орловскому почтово-телеграфному округу, от 21 июня за № 39, исключен из списков почтово-телеграфный чиновник VI разряда низшего оклада брянской конторы, не имеющий чина Владимир Ферапонтов, за перемещением в люблинский почтово-телеграфный округ (с 18 июня).

Наша заметка об аптеках и врачах вызвала статью одного из уважаемых брянчан. Весьма охотно даем ей место на страницах нашей газеты, как взгляду, который дополняет и развивает ранее высказанную мысль.

 

 

Несколько времени тому назад (см. 15й нумер «Брянского Вестника») было высказано, что у нас в Брянске склады разных аптекарских материалов находятся в центре города. Действительно, отчаянное, соглашаемся мы, положение обывателя во время болезни, живущего от вышеупомянутого центра за 2—5 верст, да еще ночью! Больной стонет, на дворе точно у грешника на душе, и лошади нет (все извозчики в центре), пути — горы, овраги, рытвины и колдобины!

Но, с другой стороны, позволяешь себе сказать, много -ли бы существенной пользы принесли аптеки, если бы они находились на каждом углу улиц? Прежде чем получить лекарство, нелишне еще знать какое когда требуется, чтобы не дать крепительного вместо слабительного, и т. п. Ведь не раз нам приходилось слышать, что в четверти всех случаев болезни врачу, призванному к больному, прежде всего, приходится помогать против проделанного предварительно лечения, а потом уже ополчаться: на самую болезнь. Выходит, что слишком доступное пользование лекарствами — оружие обоюдоострое и что необходимо иметь под руками кроме лекарств еще и врачей. Но врачи большею частью материалисты и эгоисты, у них на первом плане кусок хлеба и теплый угол, а некоторые, говорим по секрету, желают еще иметь отдых и позволяют себе иногда спать в то время, когда есть больные, а то и объявить себя самих больными. Следовательно, чтобы каждый больной мог в каждую нужную ему минуту иметь врача, сколько их, врачей, должно быть, тем более что в виду их слабостей к отдыху и сну нужно иметь еще смену.

Наконец врачи своими лекарствами в лучшем случае помогают больному, но не истребляют самых болезней (есть мнение, что с увеличением количества врачей увеличилось и число болезней). Такими образом, оказывается, что врачебная помощь в трех четвертях своего приложения есть паллиатив, в роде подпорок к валящейся стене, и что кроме латинской кухни и поваров нужно еще кое-что более существенное. «Хорошо иметь под рукой доктора и лекарства, а стократ лучше не нуждаться в них». Не нуждаться же в лечении — значит быть здоровым. Что же для этого нужно? В чужих краях для этого выдумали гигиену (науку о здоровье), и нашлись люди, которые доказали как дважды два четыре, что она охраняет здоровье человека неизмеримо лучше всех лекарств. Она говорит: пусть люди дышат чистым воздухом, пьют хорошую воду, едят доброкачественную пищу, живут в чистых, светлых, сухих жилищах, равномерно, но не чрезмерно работают, не позволяют себе ни в чем излишества, и будут здоровы.

Что же по совету этой гигиены сделано в Брянске и что могло бы быть сделано без особых материальных затрат?

Что касается до чистоты воздуха, то оная в Брянске в последние десятилетия жестоко пострадала. Леса, прежде подступавшие к самому городу, очищавшие циркулирующий в нем воздух и насыщавшее его бальзамическими испарениями — частью совершенно исчезли, частью далеко ушли от города. Устройство казарм для двух полков среди города внесло в состав воздуха совсем нежелательные примеси. Десять лет еще тому назад с наступлением весны и до глубокой осени горожане пользовались каждый удобный день возможностью подышать свежим загородным воздухом, направляясь толпами к лесу за Черный мост, к Городищу, по Трубчевской и Рославльской большим дорогам. А теперь? Теперь на больших дорогах на три версты от городской черты не продохнешь от вони, распространяемой свалками нечистот, за Черным мостом и у городищенской дороги расположены военные лагери.

Итак, границы свежего воздуха отодвинулись от города на целые версты. Где же подышать несчастному обывателю, где дать отдых и освежить легкие, пропитанные пылью улиц, мастерских, казарм, прядилен?.. Приходилось нам слышать, что городское управление намеревалось устроить сад-парк больших размеров вблизи острога, но это благое намерение разделяет судьбу всех благих намерений — оставаться на заднем плане. Между тем засадить лесными деревьями, положим, площадь, на которой бывают  «десятая» ярмарка, обошлось бы недорого, а городские обыватели, их дети, которых досылают теперь в сквер подышать концентрированной пылью, и дети деток говорили бы великое спасибо каждый день. Если не ошибаемся, на помощь этому делу откликнулись бы с удовольствием и частные лица.

Снабжение жителей хорошей водой обстоит много лучше, ключевые и артезианские колодцы приводятся в порядок. Но с жилищами, в массе, не лучше, чем с воздухом: обойдите весь город, исключая центральную часть Московской улицы и окружность присутственных мест, и повсюду увидите, что прежние домики, построенные из прекрасного леса, наверное бывшие теплыми и светлыми, отслуживают свои дни, не доставляя нынешним обитателям далеко здорового приюта. Домики эти очень туго заменяются новыми, и в сожаление очень часто не обладающими хорошими качествами своих предшественников.

О питании, труде и излишествах лучше и ее говорить. Тут полный сумбур, сумбур происходящий часто не в силу неблагоприятных условий, а просто вследствие любезных нам «авось, небось, да как-нибудь»  и крайнего невежества в этой области. Сплошь и рядом, например, детям с первого дня жизни дают разного рода соски, поят чайком, фаршируют их жеваными баранками, и не потому чтобы у самой матери не было молока или не было возможности получить коровьего молока, но для «очистки кишок, для набирания силы». В результате дети мрут, как мухи от воспаления кишок, мрут и калечатся от английской болезни. О предохранении окружающих от возможности заразиться чахоткой, сифилисом, и т. п., ни малейшего понятия. Воскресные чтения, беседы сведущих лиц об этих предметах с жителями, беседы на ясном простом языке, оживляемые демонстрацией волшебного фонаря, принесли бы несомненно большую пользу, и многие врачи не отказались бы от участия в каких публичных лекциях.

В заключение пожелаем, чтобы городское общество настойчиво позаботилось о возведении если не сразу всего нового здания, то хоть одной крепкой и надежной стены его (гигиены), а пока будет заготовляться материал и вестись стройка всего дома — не скупилось бы на достаточное, количество добрых и хороших подпорок к зданию существующему, позаботилось бы о врачах и медикаментах.

Во вторник, 28го июня, его преосвященство епископ Мисаил в сопровождении игумена Свенского монастыря о. Варсонофия и благочинного священника о. В. Попова посетил Петровский женский монастырь, где при входе в древний храм встречен был его священником о. В. Гробовским, сказавшим владыке следующее слово:

Ваше Преосвященство, милостивейший архипастырь и благосердый наш отец!

По молитвам верховных покровителей сей святой обители, святых апостолов Петра и Павла, мы имеем счастие от искреннего нашего сердца приветствовать вас, ваше преосвященство, с благополучным прибытием. Примите с обычною вам любовию полное благодарных чувств приветствие: оно согрето в наших сердцах вашею чисто отеческою любовию, вашим ласковым обращением и непрестанным благопопечительным  участием  в сем скромном уединенном положении. Настоящее посещении вами сей обители служит новым и ясным доказательством высокого к ней покровительства и архиепископского внимания вашего преосвященства, милостивого нашего отца и благодетеля. Ваше благосклонное внимание вполне заменит для приютившихся здесь сестер-сирот те семейные ласки, негу, радости и увеселения, коими пользуются подобные мм в мире; нас же, недостойных служителей алтаря Господня, подвигает с большею ревностью работать на пользу вверенной нам паствы в вертограде Христовом. И нам остается только вознести свои теплые молитвы к Господу Богу и Его Пречистой Матери о продлении вашей драгоценной жизни и даровании вам здравья еще на многие лета на радость и утешение юных сирот, духовенства и всей богоспасаемой паствы, заботы о коих так близки вашему любвеобильному сердцу. В сих чувствах сердечной признательности и благодарности мы повергаемся к святительским стопам вашего преосвященства, смиреннейше испрашивая вашего архиепископского благословения и святых молитв об укреплении и благом преуспеянии нашем на указанном нам свыше пути жизни.

Затем владыка слушал акафист Казанской Богоматери, еженедельно в тот день отправляемый в память бывшего в 1875 году (21 февраля) чудесного исцеления от иконы сказанного явления. Неседален совершен был монастырским священником о. В. Гробовским в сослужении дьякона Г. Архангельского. По окончании богослужения владыка, преподав народу благословение, пил чай в кельях м. игуменьи Валентины, после чего рассматривал работы в Ильинской церкви, производящиеся под наблюдением и руководством архитектора Н. А. Лебедева. Обеденный стол владыка имел также в покоях м. игуменьи. В тот же день его преосвященство осматривал на станции Брянск новопостроенную церковь и при ней школу, и затем с поездом орловско-витебской железной дороги владыка Мисаил выехал в Орел. Епископ делает осмотр епархии один, без, свиты, в сопровождении лишь иеродиакона Никодима (Покровского).

Нам сообщают о следующем случае отравления. «21го июня, в 6 часов пополудни, четырехлетний мальчик, сын X. Маковского, прибежав домой повалился на пол и начал выделывать разные ненормальные движения, как-то биться ногами и руками, петь, плакать, словом действовал точно сумасшедший. Родители видя, что с мальчиком становится все хуже и хуже, послали за доктором, который немедленно явился, осмотрел больного, и определив, что мальчик страдает от глистов — написал рецепт и уехал. Лекарство давали по назначению доктора и мучились с ребенком до четырех часов утра, но с больным делалось все хуже. Не зная как тут быть, решились пригласить фельдшера Меримзона, который, осмотрев больного, определил, что мальчик отравлен беленой, что действительно дети, игравшие с больным и подтвердили, и даже указали что именно он ел. Фельдшер М. И. Меримзон сейчас же прописал противоядие и употребил другие домашние средства, благодаря чему мальчик через несколько часов пришел в сознание и к вечеру совсем поправился.

Случай подобного отравления детей не составляет чего-либо необычного, и потому мы советовали бы родителям построже присматривать за малолетними, лакомящимися всякою зеленою дрянью, начиная от так называемых просвирок и кончая сургибусом и даже ядовитою беленой.

 

 

В минувшем июне в Брянске присоединено к православию трое лиц. Так, 6го числа, на Духов день, в Спасо-гробовской церкви при большом стечении народа крещен еврей Ковенской губернии Вилькомирского уезда, купишского мещанского общества, Соломон Розен, получивший имя Владимир. Восприемниками его от купели были начальник брянского артиллерийского отдела подполковник В. П. Гамулецкий и жена подполковника А. И. Афанасьева. А 23го числа, в Петровском женском монастыре, также при многочисленном стечении народа, присоединено две католички: жена сына псаломщика Рославского уезда села Коханова Луиза Чернявская, получившая имя Варвара (восприемниками были священник о. В. Тростнин и монахиня Макария Гринева), и вдова жиздринского мещанина Елизавета Смирнова, коей оставлено ее прежнее имя (восприемники: диакон монастыря Г. Архангельский и монахиня благочинная м. Ксенофонта). Крещение еврея совершал о. В. Гробовский, а чин присоединения католичек исполнен о. В. Тростниным.

 

 

 

Постановлением собрания действительных членов брянского вольно-пожарного общества, состоявшегося 20го июня сего года, избраны следующие лица: И. И. Пантелеев — брандмейстером (вместо А. Ф. Соколова), помощником его Д. А. Бабкин и заведующим материальною частью дружины — Н. О. Дудин.

Постановлением собрания действительных членов брянского вольно-пожарного общества, состоявшегося 20го июня сего года, избраны следующие лица: И. И. Пантелеев — брандмейстером (вместо А. Ф. Соколова), помощником его Д. А. Бабкин и заведующим материальною частью дружины — Н. О. Дудин.

 

 

В среду, 20го июня, из собора совершен был обычный крестный ход в Петровский монастырь. Не знаем чему приписать, но нас приятно удивило облачение священнослужащих: на всех были новые парчовые ризы, не так как прежде — что похуже, число участвовавших священников также было больше чем в прежнее время. Самый праздник всегда собирает в обитель множество народу, который приходит сюда к этому дню издалека, а после обедни на монастырском дворе устраивается торжок, нечто в роде маленькой ярмарки, с продажей деревенских лакомств, баранок, тарани, и т. п.

 

 

Отличная погода, выдавшаяся в среду, 29го июня, привлекла множество публики в сад вольно-пожарного общества, где опять для развлечения подвизалась труппа Федорини Росси. На этот раз она, хотя и вызывала аплодисменты, о видимо присмотрелась. Прежних восторгов не было. Садовый зритель нюхнул балаганных представлений на десятой, с живым бюстом, говорящим букетом, еврейским квартетом, и проч., и проч., где все было обставлено лучше и эффектнее, чем у синьора Федорини, сцена которого носить чересчур уж походный характер, садовый зритель, говорим, всегда благодушный и веселый, всегда прекрасно настроенный, на этот раз относился к представлениям скептически и некоторые нумера «артистов» пропустил без единого хлопка. Но что каждый раз действительно бросается в глаза и оставляет впечатление — так это иллюминация сада, с арками в русском вкусе по длинным густым аллеям, главный вход куда, устроенный одним из членов пожарного общества, М. Г. Давыдовым — был чрезвычайно эффектен. Живые картины поставлены были весьма удовлетворительно, а последняя сверх программы — пожарная сцена — покрыта была единодушным взрывом рукоплесканий. Фейерверк вышел удачен. В клубном саду также было устроено гулянье, тоже с фейерверком и даже с воздушным шаром, а в зале в этот вечер шел фарс «Повеситься или утопиться», к удивлению кончившийся весьма рано. Сквер собрал свою публику, где по обыкновению все ограничилось прохаживанием, взаимным в миллионный раз созерцанием друг друга и наслаждением семечками на задних скамейках.

  

 

В ночь на вторник, 28го июня, одним из батальонов Дорогобужского полка произведены были маневры, с наводкою моста через Десну. В начале второго часа пополуночи послышались сперва отдельные выстрелы, затем чаще и чаще, наконец, последовала пальба залпами и раздалось молодецкое ура, после чего дан был сигнал к отбою. Как всегда, после ученья войска возвратились в лагерь с песнями.

происшествия в брянском уезде:

—  В селе Ивоте, Дятьковской волости, в ночь на 31е мая, неизвестно кем уведено с подножного корма три лошади, стоящие 80 рублей.

— В селе Фошне 10го июня у мещанина Василия Акулова крестьянами того села похищено 37 пуков лыка, стоящих 6 рублей.

— В ночь на 18е июня в селе Дятькове из малярной мастерской при хрустальной фабрике неизвестно кем похищено у австрийского подданного Генриха Столле: 21 золотник жидкого золота, полфунта краски люстр и около полуфунта лавандного масла, всего на сумму 27 рублей.

— В Дятькове 21 го июня от неосторожного обращения с огнем сгорело четыре дома с надворными постройками, принадлежавшие Мальцовскому товариществу, чем причинено последнему убытка на 2945 рублей и мастеровым 575 рублей. Сгоревшее имущество застраховано не было.

— В селе Стеклянной Радице, Любохонской волости, 26 июня бешеная собака искусала мастерового села Дятькова Федора Васильева Авдеева, у коего оказались раны на левой ноге, правой руке и на спине. Кроме того, тою же собакой искусано много свиней и собак. Приняты меры предосторожности,

— Вечером 26го июня при возвращении из села Полпина крестьян Никиты Червякова и Василия Сараева, оба они подверглись нападению со стороны крестьянина Григория Карасева, который нанес им сильные побои, а Сараеву кроме того несколько ран перочинным ножом.

— В ночь на 27е июня в дереве Калядчине у крестьянина Павла Цуканова неизвестно кем уведена с подножного лошадь, стоящая 40 рублей.

брянская зарецкая церковь

На месте настоящей зарецкой Предтеченской церкви в старину был Песоцкий (на песках) мужской монастырь. Когда он был основан — в точности неизвестно. Достоверно известно только то, что он был еще до литовского нашествия, т.-е. до 1356 года. По крайней мере Иннокентий, архимандрит киево-печерского монастыря, подавая челобитную на имя царей Петра и Иоанна Алексеевичей (в 1684 году), говорит:»тот-де монастырь (Песоцкий) исстари, до литовского разорения, построен по указу благоверной царицы Анастасии Романовны». Монастырь этот вначале был очень беден: ни пахотной земли, ни лесу, вообще никаких угодий он не имел; оставалось существовать только на пожертвования благотворителей, да еще небольшим источником дохода служил перевоз через реку Десну, который оплачивался известною пошлиною. Бедность монастыря была причиною того, что в 1680 году строитель его Измаил и казначей Серапион просили патриарха приписать их монастырь в Свенской обители, что и было исполнено. Но против такой приписки восстал Петропавловский мужской монастырь. Архимандрит и братия его составили челобитную на имя Государей и просили приписать Песоцкий монастырь к Петропавловскому; просьбу свою они мотивировали тем, что Песоцкий монастырь был построен на земле Петропавловского монастыря. Грамота эта, составленная на имя Петра и Иоанна Алексевичей, подана была сначала патриарху Иоакиму. Иоаким велел отписать Песоцкий монастырь от Свенского и передать его Петропавловскому; с этою целью отправлена была грамота к Иосифу, строителю Спасского монастыря1, с тем, чтобы последний сделал опись Песоцкому монастырю и ввел Петропавловского архимандрита в новое владение. Но бывший настоятель Песоцкого монастыря, Измаил, состоявший теперь келарем Свенского монастыря, не только не позволил Иосифу сделать опись, но даже не пустил его в монастырь и обесчестил его. Архимандрит Петропавловского монастыря просил патриарха прислать кого-либо из Патриаршего Разряда, чтобы хоть по крайней мере ввел его во владение. Но тут к Иоакиму поступил запрос из Приказа, «по какому указу Предтеченский Песоцкий монастырь отписывается к брянскому Петропавловскому?» От киево-печерского архимандрита также поступила просьба, чтобы патриарх не изменял своего первого постановления. Иоаким дал такую резолюцию: если Песоцкий монастырь построен на земле Петропавловского, то он и должен будет отчислен к Петропавловскому, если же нет, то остается за Свенским. Дано было знать межевщику, дано было знать и воеводе брянскому, чтобы они обстоятельнее расследовали дело. Последний доносил патриарху, что Песоцкий монастырь построен действительно на земле Петропавловского. Тогда патриарх окончательно утвердил означенный монастырь за Петропавловским. Сколько потом ни бился киево-печерский архимандрит Иннокентий Гизель2, сколько ни подавал челобитных на имя Государей – Песоцкий монастырь был окончательно отторгнут из рук настоятеля Свенской обители.

Песоцкий мужской монастырь существовал до 1706 года, когда он был упразднен. Поводом к этому послужило следующее обстоятельство. В Брянске, на месте настоящей Воскресенской церкви был Воскресенский женский монастырь. Когда Петр Великий, воюя со шведами, начал укреплять города на западной границе, Брянск тоже подвергся  перестройке. Так как Воскресенский монастырь служил помехой при постройке укреплений, то он был уничтожен: церковь была сломана, а кельи обращены в казармы. Монахини его были переведены в Песоцкий монастырь, а монахи Песоцкого — в Петропавловский. Таким образом, на месте мужского Песоцкого монастыря учреждена была женская обитель, удержавшая свое прежнее название Воскресенской. Но эта Воскресенская обитель существовала здесь недолго. Лишь только окончилась великая Северная война, как старицы с м. Неониллою во главе, стали опять проситься на прежнее место. Просьба их была уважена. Воскресенский монастырь перевели в город. При этом, однако, не все монахини вернулись на старое место: часть их осталась за рекой и образовала самостоятельную обитель, независимую от Воскресенской, а известную уже под именем Вознесенской. Эта Вознесенская обитель существовала до 1767 года, когда она упразднена, а церковь ее сделана приходскою. Имущество обители и утварь перешли было в руки Покровской соборной церкви, но когда священник пожаловался архиерею, что он не может служить без утвари, то половина последней была возвращена Вознесенской церкви.

В 1781 году началось дело о восстановлении Вознесенского монастыря. Именно, когда гражданское начальство нашло положение орловского Введенского монастыря несоответствующим плану Орла и когда Амвросий, епископ севский и брянский, не знал, что едать с этим монастырем — игуменья Введенского монастыря Феофания просила преосвященного перевести подведомственный ей монастырь в Брянск на место упраздненного Вознесенского. Брянское общество, в свою очередь, поддержало эту просьбу, обещаясь дать необходимые средства для восстановления существовавшей обители.  В виду этого преосвященный Амвросий сделал в Св. Синод представление о том, чтобы «упраздненный в Брянске Вознесенский монастырь включить в штат, а орловский упразднить и учинить приходскою церковью». Мера эта имела успех. Св. Синод потребовал только смету и план Вознесенского монастыря. Тогда игуменья Феофания, думая, что все кончено, и родная обитель восстановлена (она была из Вознесенского монастыря), отправилась на год в Брянск и здесь думала привлечь граждан на свою сторону, чтобы с их помощью поправить обветшалую обитель. Но желаниям ее не суждено было исполниться. С одной стороны Зарецкая Вознесенская обитель после квартировавшего в ней полка пришла в запустенье: кельи ее частью развалились, частью были растасканы, а от монастырской ограды не осталось и следов, так что приходилось почти вновь строить монастырь; с другой стороны, брянские жители, вопреки своему обещанию, холодно отнеслись к восстановлению обители и не приступали к пожертвованиям. А тут еще преемник Амвросия, преосвященный Дамаскин, осмотрев монастырь, нашел его ветхим и неудобным по местоположению для женской обители. Тогда Феофания, потеряв надежду на восстановление монастыря, начала хлопотать уже об  устройстве на этом месте богадельни. И вот преосвященный Дамаскин доносит в Св. Синод, что переносить монастырь из Орла в Брянск нет смысла, а лучше, по просьбе граждан, учредить там богадельню. Так и было сделано: женский монастырь остался в Орле, а на месте Зарецкой Вознесенской обители учреждена богадельня. Таким образом, попытка восстановить монастырь кончилась неудачно. Вознесенская церковь была причислена к Петропавловскому монастырю3.

Ф. Дмитриев

1 Спасо-Поликарпов монастырь был на месте настоящей соборной церкви

2 Киево-печерский архимандрит потому заботился о Свенском монастыре, что последний находился в ведении лавры.

3 Труды Орловской ученой архивной комиссии

ИЮЛЬ

3 Нед. 4я по Пятидесятнице (седм. 5я). Глас 5й. Перен. мощ. св. Филиппа, митр. моск. Мч. Иакинфа, Мокия, Марка, Диомида, Евлампия, Акслипиодота, Голиндухи. Св. Анатолия, патр. Константин. Прп. Анатолия печер., Александра, + Иоанна, Лонгина, Иоанна юрод. моск. Никодима кожеез. Преставл. блгв. к. Василя и Константина ярославск. Ут. Ев. Л. XXIV, 1 —13; лит. ап. Рим. VI, 18—23; Ев. Mф. VIII, 5-13.

4 Св. Андрея, apxиеп. критск. Смч. Феодора, еп. киринейск. Прв. Марфы. Мч. Феодота, Феодотии. Про. Евфимия сузд.  Ик. Б. М. «Галатская».

5 Обр. мощ. прп. Серия Радонеж. Прп. Афанасия афон., Лампада. Мч. Анны и Кириллы. + Ик. Б. М. «Тобольская». Ут. Ев. Mф. XI, 27—30; лит. ап. Гал. V, 22—26, VI, 1—2; Ев. Лк. VI. 17—23.

6 Прп. Сисоя. Мч. Лукии, Рикса, + Антония, Лукина, Исидора, Диона, Диодора, Кутона, Ароноса, Капика, Сатура, Коинта, Исавра, Иннокентия, Феликса, Ермия, Василия, Перегрина, Руфа, Руфина Марина, Марфы, Авдифакса, Аввакума, Кирина, Валентина, Астерия. Св. Иулиании, девы ольшан.

7 Прп. Фомы, Акания. Прмч. Епиктета и Астиона. Муч. Кириакии, Перегрина, Лукиана, Помпея, Исихия, Папия, Саторнина, Германа, Евангела. Прп. Евдокии (в инокин. Евфросинии). + Ик. Б. М. «Абалацкия».

8 Вмч. Прокопия, устюж. юрод., + Прокопия, усьянск. юрод. Ик. Б. М. «Казанская», + «Устюжская». Ут. Ев. Ев. Лк. I, 39—49, 56; лит. ап. Флп. II, 5—11; Ев. Лк. X, 38—42, XI, 27—28.

9 Пмч. Панкратия, Кирилла. Св. Феодора, еп. едесск. Прмч. Патермуфия и Kоприя. Мч. Александра.  Ик. Б. М. «Колочская» и «Кипрская».

Базары все время были небольшие. Некоторым подвозом может похвалиться овес, который ссыпали 42—52 к. за пуд. Хлеб из лавок 60 к. Новая картофель 35—40 к. мера; старая 30 к. Ягод мало, грибов почти нет. Новое сено 20 к. пуд.


Сберегательный кассы орловской губернии

 

Сберегательные кассы находятся в следующих местностях Орловской губернии:

В Болхове при уездном казначействе.

Почтовые: в Болхове и Распопове.

В Брянске при уездном казначействе.

Почтовые: в Брянске, Бежичах, Дятькове, Дубровке, Жукове и Жирятнне.

В Дмитровске при уездном казначействе.

Почтовые: в Чуваардине, Гремячем, Дмитровске и Упорое.

В Ельце при отделении государственного банка.

Почтовые: в Ельце, Измалкове.

В Карачеве при уездном казначействе.

Почтовые: в Карачеве и Шаблыкине.

В Кромах при уездном казначействе.

Почтовые: в Кромах и Тросне.

В Ливнах при уездном казначействе.

Почтовые: в Ливнах, Россошном и Русском Броде.

В Малоархангельске при уездном казначействе.

Почтовые: в Малоархангельске, Колпне, Дросокове и Повырах.

Во Мценске при уездном казначействе.

Почтовая: во Мценске.

В Орле при отдалении государственного банка.

Почтовые: в Орле, Домнине, Змиевке и Орле 2я.

В Севске при уездном казначейств.

Почтовые: в Севске, Курганке, Усожской, Толстодубове и Брасове.

В Трубчевске при уездном казначействе.

Почтовые: в Трубчевске и Выгоничах.

От Брянского низшего механико-технического училища сим объявляется, что в наступающем 1894—95 учебном году прием прошений о поступлении в первый класс училища будет продолжаться до 15го августа.

К прошению должны быть приложены следующие документы: 1) свидетельство метрическое, 2) свидетельство о звании, 3) медицинское свидетельство о здоровом телосложении и 4) аттестат об окончании курса городского училища, уездного или сельского двухклассного училища Министерства Народного Просвещения.

Лица, не имеющие одного из означенных аттестатов, могут держать испытание на оный в брянском  городском училище и затем поступать в техническое училище.

Приемные испытания при техническом училище назначаются только лицам, не имеющим одного из означенных аттестатов, но представившим удостоверение о двухлетнем пребывании на работе в каком-либо промышленном заведении.