№29, 26 (14) августа 1894 г.

ОТ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КОМИССИИ.

 

При раскопке полей, в случайных земляных обвалах, при копаньи земли для проведения дорог и других целей, а также при иных весьма разнообразных обстоятельствах иногда обнаруживаются разные металлические, костяные и стеклянные предметы древности. По закону, все такие находки доставляются местному начальству, а последним в Императорскую Археологическую Комиссию, от которой и назначается находчику денежное вознаграждение, вещи же наиболее замечательные поступают в Императорский Эрмитаж и другие Высочайше назначенные древлехранилища. Но весьма нередко по неведению находчиков такие предметы уничтожаются или забрасываются, а ценные сбываются за дешевую цену скупщикам, которые обыкновенно уверяют, что найденные вещи отбираются начальством без всякого вознаграждения за них. Таким образом, для науки и отечественных музеев гибнет бесследно масса драгоценных памятников старины.

Вследствие этого Императорская Археологическая Комиссия считает своею обязанностью объявить:

1. Что все случайные находки, представляемые ей непосредственно и чрез местное начальство, всегда оплачиваются, и притом значительно дороже стоимости материала, из которого сделаны найденные предметы.

2. Что даже малоценные по материалу находки старых предметов должны быть сберегаемы и затем представляемы местному начальству, так как они могут оказаться немаловажными в научном отношении.

Вместе с тем Императорская Археологическая Комиссия считает необходимым напомнить, что раскопки курганов, могильников и городищ на казенных, государственных и общественных землях с целью кладоискательства отнюдь не допускается и преследуется по закону. Раскопки разрешаются по особому сношению с Археологическою Комиссиею, и только тем лицам, которые раскопками этими преследуют научные цели и уже опытны в их производстве.

Императорскою Археологическою Комиссиею приняты все официальные меры к сбережению тех памятников старины, которые могут быть открыты при земляных работах на пути вновь проводимых железных дорог, но она считает также необходимым непосредственно обратиться ко всем лицам, имеющим отношение к таким работам, и усиленно просить их обращать серьезное внимание на находки как отдельных древних предметов, так и целых могильников, и извещать о них Императорскую Археологическую Комиссию (С.-Петербург, здание Императорского Зимнего Дворца) для принятия с ее стороны соответственных мер к исследованию мест находки.

 

 

 

 

Приказом по орловскому почтово-телеграфному округу, от 1 сего августа за № 48, перемещены тем же званием начальники почтовых отделений: дятьковского —коллежский секретарь Покровский и жуковского — (и. д.) коллежский регистратор Оболенский, один на место другого.

Последний летний месяц обыкновенно проходит быстро, и затем наступает самая скучная осень, время дождливое и неприятное, мрачное состояние которого усугубляется у нас еще тем, что из дому иногда не бывает никакой возможности выйти. Днем, впрочем, еще половина горя, еще как-нибудь, кое-как хоть и с трудом можно пробраться по топким и вязким улицам, но вечером выход из дому буквально сопряжена с риском или потерять галоши, или же просто где либо завязнуть в липкой грязи. И это в данном случае тоже половина горя, ибо может быть еще хуже: за отсутствием обыкновенных фонарей, обыватель иногда таких наставит себе искусственных, что потом благодарить Бога — как еще сам жив остался: «Мог, государи мои, шею свернуть себе и совсем жизни лишиться, а уж фонарь там... что ж, фонарь пройдет... потому ни зги не видать» — старается утешить себя благодушный и мягкосердый брянец. Но и он, незлобивый и долготерпеливый, иногда нет-нет да и возропщет, и свои ламентации только и сводит к тому, что когда же, наконец, услышат его правдивые требования, чтобы можно было и ему, долготерпеливому и многострадальному брянцу, жить сколько-нибудь по человечески? Когда же, наконец, устроят тротуары и тем уменьшат процент калек в Брянске, и когда услышат его вопль и стоны, что искусственный фонарь на физиономии, как бы он ни был хорош, не заменит никогда обыкновенной керосиновой лампы на улице?

Мы охотно верим что «гласные городской думы отлично знают — какие затраты города производительны», но неужели те же гласные не могут додуматься, что прежде чем эксплуатировать ту самую единицу, от которой собираются тысячи для «производительных затрат» по городу, нужно предоставить ей, этой единице, такие  условия жизни, на какие имеет право всякий не позабывший, что он носит звание человека?

В соседней нам Калуге мостовые и тротуары также долгое время находились в беспорядочном состоянии, пока не обратил на них внимания начальник губернии, энергически взявшийся за это дело. Недавно, как сообщают местные «Губернские Ведомости», по этому предмету дано им предложение городскому голове для внесения в городскую думу, которая и заслушала уже его в одном из своих заседаний. В предложении этом подробно описана вся неприглядная сторона сего дела, указаны меры и средства к выходу из этого печального положения, и в заключение губернатором прямо выражено, что «дальнейшее состояние городских улиц в таком беспорядочном виде является, безусловно, невозможно, почему необходимо должны быть приняты все зависящие меры в упорядочении как пешеходного сообщения, так и вообще проезда по городу». Городская дума для всестороннего обсуждения этого вопроса избрала комиссию, которой и поручила разработать его и внести в думу доклад.

Позволим себе далее привести выдержку из «Калужских Губернских Ведомостей», рассуждений коих в данном случае нельзя не разделять.

«Переходя к практической стороне дела, мы видим, говорится в упомянутом официальном органе, что хотя в городовом положении 1892 года нет прямых указаний об устройстве тротуаров и мостовых, а говорится лишь о содержании в порядке существующих уже сооружений этого рода, но вопрос этот восходил на рассмотрение общего собрания первого и кассационных департаментов Правительствующего Сената, который решением от 26 ноября 1879 года пришел к заключению о безусловном праве городских дум издавать обязательные постановления не только  о поддержании существующих уже тротуаров, мостовых, и проч., но и о первоначальном их устройстве.

 Для упорядочения тротуаров и мостовых необходимо прежде всего издание городской думою обязательного постановления, но не для одной какой-нибудь улицы, а для всего города. Это постановление должно заключать в себе вообще правила об устройстве тротуаров: о том, из чего должны быть они выложены, какой ширины, высоты, наклонности к мостовой, и т. д. В этом случай в больших городах практикуется такой порядок: все улицы города делятся наприм. на три разряда — на большие (главные), средние и малые. На средних и малых улицах домовладельцам позволяется делать тротуары из мелкого кирпича, плотно утрамбованного, залитого известью и засыпанного песком; на главных же улицах дозволяется делать таковые лишь из более прочных и ценных материалов, как-то: асфальта, белого тесаного камня, бетона, и др. Ширина тротуаров допускается, сообразно величине улицы, от 5 до 3 аршин, т. е. на больших в 5 аршин, на средних 4 аршина и на малых 3 аршина.

Нам остается сказать два слова еще о средствах, на которые должен быть отнесен расход, вызываемый предполагаемым сооружением. Здесь вопрос заключается в том, кем будут строиться тротуары и мостовые; домовладельцами ли, как это было до сих пор, или городское управление возьмет это дело на себя. Последний способ был бы, несомненно,  пригоднее для дела, так как он всего более отвечает правильности, единообразию и успеху работ по сооружению такого рода. При издании подробных обязательных правил об устройстве тротуаров, последние, пожалуй, могли бы остаться на обязанности домовладельцев, если городское управление найдет это для себя обременительным; мостовые же необходимо взять городу на себя, как повинность, исполнение которой в натуре для среднего, и в особенности бедного классов очень тяжело. Что касается средств для исполнения указанных работ, то последние указаны в пунктах 6 и 7 ст. 63й  городового положения 1892 года».

Таковы рассуждения «Калужских Губернских Ведомостей! об устройстве мостовых и тротуаров. Та часть статьи, где говорится о материалах для тротуаров и ширине  последних в Калуге — применима к нам разумеется относительно; особые условия Брянска должны выработать для сего города и особые нормы, но в общем калужский официальный орган совершенно прав, и по отношению к Брянску мы снова повторим слова предложения почтенного князя Голицына, что дальнейшее состояние наших улиц является «безусловно невозможным, почему необходимо должны быть приняты все зависящие меры к упорядочению как пешеходного сообщения, так и вообще проезда по городу».

В субботу, 6го, и в воскресенье, 7го сего августа, назначено было в саду вольно-пожарного общества (бывшем Рощина) два гулянья с музыкой, песенниками, призами для желавших состязаться в лазании по столбу, танцами для детей и взрослых, с живыми картинами, и проч. В первый из сказанных дней гулянье, однако, почему-то не состоялось и происходило оно лишь в воскресенье. Для незнакомых с подробною программой этих увеселений, приведем перечень живых картин. Картины, предполагавшиеся к постановке 6го августа:

Бой рыцарей XIII столетия

Страшная встреча (на кладбище).

Смерть на могиле.

Казнь Стеньки Разина с братом.

Гибель парохода «Владимир» (на Черном море 1го июля 1894 года).

Последний момент и  взрыв машинной части парохода «Владимир».

Шествие Плутона в ад.

В воскресенье, 7го августа, поставлены были следующие картины:

Ванька ключник с княгиней Волхонской.

Сцена у виселицы.

Орлеанская дева.

Кузнец Вакула.

Буйство атамана Чуркина на почтовом тракте.

Пир Чуркина.

Еще одна картина, долженствовавшая идти в тот вечер — «Прогулка Асмодея на огненной колеснице» — была отменена, вместо нее поставлена была — «Казнь Стеньки Разина с братом». Как нам сообщают, воскресное гулянье привлекло публики довольно много.

В субботу, на праздник Преображения Господня, и в воскресенье 7го в Белобережской пустыни было громадное стечение богомольцев, между коими находилось множество говельщиков. Обыкновенное число вагонов не могло принять всех пассажиров, почему от платформы «Белые Берега» до Бежицкой станции назначен был экстренный поезд в 6 часов пополудни.

Благодаря прекрасной нежаркой погоде и шедшему перед тем дождю, прибившему пыль на мостовых, народу для встречи иконы Свенской Богоматери вышло в среду с крестным ходом чрезвычайно много. Обе процессии, монастырская и городская, соединились на горней площадке у госпиталя, где при сретении чудотворного образа все происходило по чину. Торжественность хода со времени расквартирования у нас двух полков усугубляется еще участием войска, которое при встрече становится шпалерами. В крестном ходу принимал участие народный хор, образовавшийся по инициативе преподавателя успенской церковно-приходской школы П. Я. Кудрявцева и руководимый Ф. Н. Чаплиным. Стройное трехголосное пение (два тенора и бас) в составе тридцати-сорока человек — производило прекрасное впечатление: пели канон, тропари, а во время остановки городской процессии у госпиталя, в ожидании сретения святыни, замечательно хорошо исполнен был кондак Богоматери «Всех скорбящих Радость» старинного напева.

На другой день, в четверг, крестный ход обошел вокруг города, приняв путь, как уже было ранее сказано — через Арсенал и далее по Московской, за заставу, через Ямскую в Петропавловский монастырь, мимо Лесных сараев и дорогобужского лагеря, где была краткая остановка, мимо острога на Красную станцию, и т. дал. Не в пример прочих лет, народу в ходу было великое множество, и город, расцветившись флагами, принял по этому случаю праздничный вид. Порядок во все время шествия процессии был  образцовый.

ВНУТРЕННИЕ ИЗВЕСТИЯ

Карачев (корреспонденция). Наша обычно-тихая жизнь недавно потревожена была ужасным происшествием: совершен был целый ряд поджогов в одном и том же доме. Так 24го июля на Знаменской улице у Степанова неизвестно отчего загорелась крыша на погребице. Едва потушили огонь, как через несколько минут в том же доме загорелось мочало. Через два дня у Степанова опять загорелась крыша на погребице. Скоро после того там же в чулане загорелась перина; потом загорелся сухой навоз возле забора. Дней через пять после этого у Степанова в сенях снова загорелось мочало, но едва лишь потушили огонь — как через какой-нибудь час-полтора опять загорелось мочало в пекарне. Потом на днях у соседа Степанова загорелась востра в завалине. Всего, если не ошибаюсь, было до тринадцати таких случаев. Ясно, что здесь была не простая случайность, а обстоятельства указывали на поджог, что и подтвердилось. Благодаря энергии помощника пристава Н. М. Чижова, злоумышленник был открыт; это оказалась девочка, почти ребенок, действовавшая, как мы слышали, по подговору и наущению лица, мстившего Степанову. Следствие, конечно, не замедлит раскрыть истинную причину этого преступления, так долго державшего нас в страхе. Мерами того же чиновника открыта на днях при железнодорожной станции целая шайка воров, из коих одна девочка, принадлежащая по профессии к разряду форточников, совершила до того несколько самых смелых, можно сказать дерзких краж. В остальном, жизнь наша течет мирным путем, и скоро с возвращением воспитанников и началом учебных занятий она войдете= в свою обычную колею.

ЗАСЕДАНИЯ БРЯНСКОЙ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ

VI – 25 ИЮНЯ

 

1. Доклад городской управы о распланировке городской земли при гомельской дороге под усадебные участки.

Поручено управе произвести требующийся расход по составлению плана городской земли при гомельской железной дороге, предназначенной под поселение, с разбивкою ее на участки, и затем доложить думе для назначения арендной платы.

2. Выборы членов попечительства по заведованию городскою, братьев Могилевцевых, больницею.

Вопрос о выборах оставлен открытым до следующего заседания, и поручено управе представить думе надлежащие сведения по сему предмету.

3. Доклад городского головы по вопросу об открытии в Брянске реального училища.

Постановлено: 1) Доклад городского головы принять. 2) Возбудить ходатайство об открытии в Брянске пятиклассного реального училища. 3) Просить брянское уездное земство присоединиться к ходатайству города, и 4) Уполномочить городскую управу приобрести предположенное под реальное училище усадебное место бывшее Я. Я. Новикова, ассигновав на покупку его 4.500 рублей.

4. Заявление гласного И. О. Семенова об отказе его от звания члена уездного податного присутствия и других комиссий, избранных думою, и от должности торгового депутата.

Заявление И. О. Семенова принять и освободить его от должностей: торгового депутата, члена уездного податного присутствия и члена комиссии по осмотру пожарного обоза.

5. Отношение председателя совета брянского вольно-пожарного общества о принятии на счет города расхода за поездки на пожары действительных членов общества.

Принять расход за поездки на пожары действительных членов брянского вольно-пожарного общества на счет города.

6. Отношение ликвидационной комиссии по делам и брянского городского общественного банка с заявлении должников банка: Мокроусова, Бородкина, Курдюковой и Гридина.

По прошению Курдюмовой постановлено: 1) Заявление ее принять и поручить ликвидационной комиссии получить с нее за долг банку покойного мужа 800 рублей, рассрочив уплату их на 4 года. 2) Передать в собственность Курдюмовой оставшийся по закладной за банком дом ее мужа по уплате 800 рублей, поручив той же комиссии  оформить настоящую сделку на законном основами, и 3) Возложить на обязанность Курдюмовой страхование дома и уплату за него налогов до окончательного с нею расчета, а также и расхода по совершению купчей крепости.

Заявления Гридина, Мокроусова и Бородкина постановлено передать в ликвидационную комиссию для совместного рассмотрения с комиссиею по поверке отчета банка, поручив сим комиссиям произвести расчет с упомянутыми должниками банка по своему усмотрению.

7. Предложение г. орловского губернатора с указом Правительствующего Сената по делу о взыскании с купца Шильде акциза за пивную лавку.

Принять к сведению и руководству.

8. Отношение брянского уездного исправника о принятии мер к уничтожению бродячих собак в городе.

Поручено управе объявить во всеобщее сведение постановление городской думы от 2го сентября 1886 года, касающееся уничтожения бродячих собак в городе, и назначить плату за ловлю и уничтожение их по 60 копеек за штуку.

ДУБРОВКА

Двадцать пять лет тому назад, именно в 1869 году, пространство, занимаемое теперь Дубровкой, станцией орловско-витебской железной дороги, представляло вовсе ненаселенное владение разных помещиков. С проведением железной дороги, а главное с устройством станции вблизи деревни Дубровки, откуда эта станция получила свое наименование — местность значительно обстроилась и оживилась. Теперь обывательских домов насчитывается 52, из которых есть немало приличной архитектуры; жителей обоего пола 352, в том числе еврейского населения 92. При сем не касаюсь ни числа казенно-дорожных зданий, ни числа служащих всех чинов на железной дороге, составляющих отдельную группу.

Все те дома, как сказано выше, построены на владельческих землях, занимающих площадь до 6ти десятин. Обыватели, коих дома построены на земле купца Русанова, платят каждый из них ежегодно владельцу по 70 рублей почти за четверть десятины земли занимаемого места; на земле Купреянова — по рублей за то же количество и на земле церковного причта села Давыдчич — по 15 рублей и менее, сообразно размеру занятой земли. Местные жители, а также и евреи занимаются различного рода торговлей и ремеслами. Есть лавки мануфактурных, бакалейных, мучных, железных товаров и других предметов, необходимых для жизненной потребности; из ремесленников здесь находятся портные, сапожники, кузнецы, тавотники, стекольщики, красильщики, медники и часовых дел мастер. Поселение Дубровки, можно сказать, имеет торговое значение, по преимуществу торговлю хлебом. Из губерний Орловской и Курской доставляется сюда по железной дороге ежегодно средним числом до 60 вагонов ржи и муки на 18.000 рублей; кроме того, конопляного семени потребного для местного маслобойного завода привозится до 20 вагонов на 10.000 р., и льняного семени до 10 вагонов на 6.000 р., для отправки в Рославль. Пенька и пакля скупается здесь в количестве до 10.000 пудов и отправляется в Ржев на фабрики.

В Дубровке есть почтово-телеграфная контора, аптека, больница на 15 кроватей и квартиры доктора и станового пристава. Одно, скажу, прискорбно, что в Дубровке нет училища, тогда как жители имеют весьма достаточные средства к жизни. Казалось бы, что для них не представляется никакого затруднения завести у себя школу, но нежелание дубровского общества является вероятно из-за того, что вблизи от Дубровки, в полутора верстах, в селе Давыдчичах есть церковно-приходское училище, куда, как мне известно, немного детей и ходит учиться грамоте; большею же частью родители приглашают частных лиц заниматься с их детьми дома.

Окрестности Дубровки представляют равнину, покрытую сосновым лесом, ельником и молодым березняком. Местность хотя и не изобилует живописными видами, но очень приятна и здорова. К наиболее красивым пунктом относится возвышенность и лес, окружающие небольшое озеро, в котором водится разная мелкая рыба.

И. Ракицкий.


АВГУСТ

14 Нед. 10я по Пятидесятнице (седм. 11я). Глас 1й. Перен. мощ. прп. Феодосия печер. Мч. Маркелла, еп. анамийск. Прр. Михея. Ут. Ев. Ин. XXI, 1 — 14; лит. ап. 1 Кор, IV, 9—16; Ев. Mф. XVII, 14-23.

15 УСПЕНИЕ ПРЕСВ. БОГОРОДИЦЫ. +Ик. Б. М. «Овиновская», «Семигородная», «Крымская», «Псково-Печерская», «Цикланская», «Ацкурская», «Гаенатская», «Вифлеемская». Ут. Ев. Лк. I, 39—49, 56; лит. ап. Фил. II, 5 — 11; Ев. Лк. X,. 38—42, XI, 27—28.

Крестный ход из собора в Свенск.

Храмовой праздник в Успенской церкви (она же Нижне-никольская).

16 Перен. нерукотвор. образа Господа Иисуса Христа. Мч. Диомида. При. Херимона, + Иоакима осогов. Мч. Мемсамбия. Ик. Б. М. «Феодоровская-Костромская». Ут. Ев. Лк. IX, 51 — 56, X, 22—24; лит. ап. Кол. I, 12-18; Ев. Лк. IX, 51—56, X, 22—24.

17 Мч. Мирона, Стратона, Филиппа, Евтихиана, Киприана, Фирса, Левкия, Короната, Патрокла, Павла, Иулиании. Прп. Алипия печер. + Ик. Б. М. «Свенская».

18 Мч. Флора и Лавра, Ерма, Серапиона, Илариона, Дионисия. Смч. Емелиана. Св. патр.: Иоанна и Геория. + Прп. Макария и Иоанна.

Праздник в Ямской церкви.

19 Мч. Андрея стратилата, Aгапия, Феклы и Тимофея. Ик. Б. М. «Донская».

20 Прр. Самуила. Мч. Севира, Мемнона и с ними 37ми.

Базары были небольшие. В привозе много было одних лишь яблок, которые продавались 80 к.—1 р 40 к. мера. Капуста 40 к. пуд. Картофель 18—20 к. мера. Огурцы 20—35 к. мера. Овес 45—51 к. пуд. Яйца 1 р. 30 к. сотня. Свежая рыба в цене: 10—20 к. фунт. Погода круто повернула на осень, стоит переменная и по ночам бывают густые и сильные туманы; зори свежие. — Из уезда приходит утешительные вести об урожае, хотя местами овес пострадал от дождей.