№35, 7 (25.09) октября 1894 г.

Председатель Брянского вольно-пожарного общества в виду возникшего предположения устроить любительский оркестр, приглашает всех желающих принять в этом личное участие — пожаловать в пятницу 30го сего сентября в 9ти часам вечера в помещение брянской городской управы для обсуждения этого предположения и организации оркестра.

По случаю празднования памяти преподобного князя Олега брянского чудотворца, в Петровском монастыре отправлено было накануне, 19го, всенощное бдение соборне монастырским духовенством в сослужении о. благочинного В. Попова, который и первенствовал во время выхода на литию, благословения хлебов и величания. Во вторник же, 20го, в обители отслужена была соборне литургия, и после заамвонной молитвы о. В. Гробовский произнес следующее слово:

Ныне обитель сия торжественно празднует намять святого благоверного князя Олега, брянского чудотворца. Какое радостное событие для всех нас, а еще более для обители! Прошло шесть веков со дня кончины сего угодника Божия, и мы только теперь узнаем, что есть и еще небесный покровитель сей обители у сего богоспасаемого града, это—святой благоверный князь Олег. Будучи сыном благочестивого князя Черниговского и Брянского Романа Михайловича, основателя Свенского монастыря, он не унаследовал княжения от отца, отказался, и построив сей монастырь постригся в нем в монашество: отверг он богатство и славу и возлюбил нищету и иноческие подвиги, искал он царствия Божия, и Господь призрел на смирение раба своего, прославив его нетлением. Теперь известно, что святые мощи его покоятся под спудом под сим святым храмом. Какое неизреченное милосердие Божие к нам! По истине Господь не по грехам и беззаконием нашим являет Свою милость! Вот и святый образ сего угодника Божия, пред коим остается только горячо молиться и умолять Господа Бога, да сподобит Он нас, недостойных рабов Его, узреть и святые останки великого подвижника. Буди в сем воля Господня. С твердою верою в заступление угодника Божия, будем, братие, непрестанно обращаться к нему с молитвою о помощи. Сам Господь указует нам сего ходатая пред Ним. Еще при жизни своей он показал нам, как нужно смотреть на богатство и славу, —  примером его научились и мы искать прежде царствия Божия. При жизни своей он был наставником иноков и строгим подвижником, и вы, боголюбивые сестры-инокини молитесь сему угоднику, да поможет он вам пройти свой многотрудный и скорбный иноческий путь и победить искушения.

Но ныне еще и день тезоименитства Его Высочества Князя Олега Константиновича, и наше торжество усугубляется. Сия святая икона есть Высочайший дар. Родители сего высокого именинника, Их Императорские Высочества Великий Князь Константин Константинович и Великая Княгиня Елисавета Маврикиевна удостоили обитель сию неоцененного дара; с 15го ноября прошлого года пред сею иконою затеплилась и неугасимая лампада с молитвою о здравии Высоких Благодетелей. Вот и еще для нас пример христианского благочестия.

Возблагодарим же мы милосердого Господа, так благодеющего нам, многогрешным! Вознесем свои горячие молитвы ко Господу о даровании и здравия и долгоденствия обожаемому Государю нашему и всему Царствующему Дому, помолимся и за Высоких Благодетелей наших Их Императорские Высочества Великого Князя Константина Константиновича и Великую Княгиню Елисавету Маврикиевну и Его Высочество Князя Олега Константиновича. Аминь.

 

По окончании литургии был молебен святому благоверному князю Олегу с провозглашением на отпусте обычного многолетия Государю Императору и всему Царствующему Дому, равно и тезоименному брянского угодника — юному Князю Олегу Константиновичу. Молебствие отправлено было пред иконою преподобного, как известно принесенною в дар Петровскому монастырю Родителем высокого именинника Его Императорским Высочеством Государем Великим Князем Константином Константиновичем.

В тот же день тотчас после обедни настоятельницею Петровской обители вместе с монастырским духовенством была отправлена в Петербург па имя Его Императорского Высочества Государя Великого Князя Константина Константиновича следующая телеграмма:

Ваше Императорское Высочество,

Благоверный Государь!

Празднуя память святого Олега, равно день тезоименитства Князя Олега Константиновича, вознесли мы горячие молитвы ко Господу о здравии и благоденствии Вашего Высочества, Супруги Вашей Великой Княгини Елисаветы Маврикиевны и Сына Вашего Олега Константиновича. Не престанем и впредь молиться пред иконою святого Олега за Высоких Благодетелей.

Всегда благодарные

Настоятельница, монахиня Валентина с сестрами и священнослужители.

На это от их Императорских Высочеств получен ответ в следующих милостивых выражениях:

Altenburg.*

Искренно тронуты вашей молитвенной памятью о Нас и Нашем младенце-имениннике. От души благодарим.

Константин. Елисавета.

Братский стол за трапезою был в тот день праздничный.

 

* Его Императорское Высочество вместе с семейством выехал за границу 17-го сентября – Ред. 

В среду, 21го сего сентября, депутация в составе городского головы В. И. Сафонова и гласных Н. С. Могилевцева и А. М. Баженова согласно постановлению думы от 21 го июля — поднесла благодарственный адрес попечительнице брянской женской гимназии  Евелине Ивановне Дебогорий-Мокриевич «за ревностную заботливость ее и попечение о нуждах гимназии», причем вместе с адресом депутация вручила на память и свою фотографическую группу.

Первый спектакль данный в воскресенье смоленскою труппой произвел на всех прекрасное впечатление. Скупая на аплодисменты, там где сфера искусства выходит из пределов ее понимания, даже наша средняя публика, натасканная на грубые эффекты, подогретые рекламой, публика представлений европейского артиста Петра Невского, лилипутов, и проч., и проч., даже наша публика-кацап, родная сестра сухиницкой — и та как бы расшевелилась и приняла гостей дружными рукоплесканиями. Что до присяжных ценителей, немногих из общества, те остались также довольны.

Для дебюта давали четырехактную драму Немировича-Данченко «Темный бор». Чрезвычайно трудная по ситуации действующих лиц и монологам, драма сыграна была превосходно: все были на своем месте, ансамбль был дружный и сразу же чувствовалась опытная режиссерская рука. В отдельности мы должны назвать выдающеюся игру г. Селиванова, и тот кто видел типичную фигуру Сергея Петровича Мамадышева — нескоро забудет этого старика: до того реально воспроизведен был герой драмы. Отличным партнером ему была г-жа Васильева, по игре напомнившая нам другую Васильеву, некогда знаменитую московскую актрису (жену слепого).

Все остальные роли, аксессуар главных действующих лиц, переданы были прекрасно, и между ними на первом плане нужно поставить как самого почтенного директора и г. Половцева, так в особенности г-жу Попову и Романовскую. В лице г. Волховского был такой Доброхотов, какого вряд ли когда удастся нам видеть: к этой роли как нельзя более подходила вся фигура артиста. Добродушный Яков, слуга Мамадышева, по внешности совершенно напоминал покойного Щепкина: тот же росту тот же embonpoint, и если бы кто вздумал написать пьесу, где выведен был бы покойный Михаил Семенович, то роль переданная для сего г. Половцеву дала бы полную иллюзию. Но кто безукоризненно был хорош — так это г-жи Попова и Романовская, в лице которых зритель видел создание двух типов: разбитной вдовушки-тараторки, но себе на уме и отлично обделавшей свое дело, и престарелой девы Ирины Васильевны, сестры Доброхотова. Очень хорошо провел свою роль г. Веров. Г. Лирский в роли молодого резонера Василия Кравченко был несравненно лучше Степы гимназиста. Кстати. Напрасно давали «Школьную пару». Эту «картинку с натуры» давно следовало бы сдать в архив, и решительно непонятно как может она держаться на сцене: это ни легкий шарж,  ни карикатура, даже не проба пера сатирика, а что-то неподдающееся названию, и просто-таки глупая история. Таково же наше мнение и о безделке носящей заглавие «Под душистою веткой сирени», эта еще хуже, вызывает неприятное чувство и в ней нет ничего смешного.

Начатый в свое время, что для брянца непостижимая новость, первый спектакль, тем не менее, затянулся и кончился за полночь. Во время пребывания у нас труппы Максимова сделано было однажды по сему поводу энергичное распоряжение. Не знаем, имеет ли оно силу теперь, но в видах пользы самой труппы следовало бы принять меры к заканчиванию представлений по возможности раньше. Большая часть брянской аудитории если не вся она состоит из лиц, у которых день начинается рано. Позволяя себе изредка удовольствие, сходить в театр посмотреть ту или другую пьесу, брянец рассчитывает вернуться домой только немного лишь позднее обычного времени. Между тем, после  сиденья в душной зале без всякой вентиляции чуть не битых пять-шесть часов ему приходится лечь в постель почти в два-три часа, а утром надо вставать ему в шесть часов. Затяжка спектаклей посему многих останавливает от посещения театра. Совершенно упускают из виду, что каждый провинциальный город есть по преимуществу и даже собственно город рабочих: ни фланеров, ни жуиров, ни людей,  поставивших себе целью жизни только веселиться — у нас нет. Есть например «веселящийся Петербург», есть «веселящаяся Москва», где к jeunesse dorée примкнет и приезжий свой обыватель, но трудно себе представить «веселящийся Болхов», «веселящиеся Кромы», «веселящийся Брянск» и т. п. Здесь все заняты, все работники: присутственный, рабочий день чиновника начинается в половине девятого, самое позднее — в девять часов; купец отворяет лавку еще раньше; на базаре торг начинается в половине пятого утра или в пять часов. Офицерство также начинает свой день рано. Кому же, спрашивается, охота идти чуть не на заклание себя, приносить в жертву здоровье, самое лучшее — сон, который по пословице «милее и дороже отца с матерью». Млогих, говорим, удерживает именно это обстоятельство, позднее окончание спектаклей. В будни посему следовало бы ограничиваться небольшими пьесами, и начиная в восемь, кончать спектакль не позднее одиннадцати часов, в праздники же, когда люд посвободнее, можно дать пьесу побольше, но с условием начинать представленья раньше, дабы также кончать их не позднее одиннадцати. Только применяясь к местному обиходу, к обыденной жизни данного города, труппа может рассчитывать на какой-либо материальный успех, в противном случае надо будет довольствоваться аплодисментами поневоле жидкими или еще того хуже — играть перед пустою залой. Провинциальную публику собирать в театр весьма трудно, интеллигентная же часть города, так называемое общество, настолько мало, что никогда не окупит вечеровых расходов.

Еще одна просьба. Если представления новой труппы – не репетиции сезона Смоленска или Витебска, то нельзя ли поменьше раздирательных драм и трагедий и всяких плаксивых, рыдательных комедий. Сама современная жизнь до того богата всем этим, что по истине хотелось бы отдохнуть на чем-нибудь другом, забыться от скорбной житейской прозы, от слез, от ножа и револьвера. Есть множество пьес богатых иным  бытовым содержанием, и их не только с неменьшим, а гораздо с большим удовольствием смотрели бы, и выводили другую для себя мораль чем та, в которой вся основа покоится на лезвии ножа или на пуле пистолета…

В воскресенье, 18го сентября, так уже было оповещено в прошлом нумере «Брянского Вестника», в Смоленской церкви предполагалось поднять на звонницу новый колокол. Для сего причтом после обедни совершен был чин освящения колокола или кампана, как его называет требник. По прочтении главной молитвы и окроплении колокола святой водой (в западной церкви, как известно, при сем обряде дается имя колоколу), преступлено было к самому поднятию благовестника: необходимые приспособления подготовлены были заранее. Но народу ли оказалось недостаточно, слишком ли слабо было усердие собравшихся, только новый собрат смоленского звона даже не пошевельнулся на своем месте, и после нескольких неудачных и тщетных попыток присутствовавшие должны были убедиться что при наличных силах колокол поднять нельзя. В понедельник вечером опять была попытка поднять колокол, кончившаяся и на этот раз неудачей. Наконец в среду, 21го, колокол благополучно поднять. Тембр его оказался густой, хорошего тона.

В воскресенье, 18го сего сентября, в зале городской думы состоялось заседание брянского отделения орловского комитета народных чтений, причем постановлено избрать несколько комиссий. Со 2го октября предполагается начать чтения, каковые будут происходить в доме земского собрания.

 

 

 

Старый или большой Бердичев, что возле собора в доме Могилевцева, по случаю праздника еврейского нового года был весь закрыт на два дня, понедельник и вторник. Магазины здесь с предметами не первой необходимости, но можно себе представить в какой зависимости в подобные дни должно находиться население других городов в черте еврейской оседлости.

— В ночь на 1е сентября на постоялом дворе Покровского, на Московской улице возле базара, скоропостижно умер от разрыва сердца неизвестного звания человек, по наружному виду имевший лет 45 и одетый странником.

— 5го сентября ночью на базарной площади у крестьянина села Упороя  Трубчевского уезда, Сергея Коротикова и брянского мещанина Михаила Иванова похищены разный вещи и бочонок сельдей, всего на сумму 14 рублей. Виновные задержаны.

— Того же числа к дому земской управы подкинуть новорожденный младенец мужского пола.

— 10го сентября ночью у крестьян Жиздринского уезда села Холмища Ивана Мягкова и Прокофия Гнеденкова похищено несколько вещей носильного платья. Виновный задержан.

— Того же числа с пристани Баженова похищено четыре еловых кряжа. Виновные задержаны.

— В ночь на 17е сентября на Комаровской улице из ренскового погреба брянского мещанина Дмитрия Иванова Терехова чрез взломщика при жилом помещении похищено около 12 р. деньгами, три бутылки и  одна полубутылка водки. Виновный задержан.

— В Привокзальной слободе в ночь на 20е сентября к дому Климова, подкинуть новорожденный младенец мужского пола.

На днях в заарсенальной стороне на участке к Кривому мосту начали перестилать мостовую.

 

 

 

На днях, как мы слышали, в Брянск прибудет начальник губернии.

 

 

 

Рядовой из вольноопределяющихся 144го Каширского полка будучи в нетрезвом виде в ночь на 6е сентября взломал замок у церковной кружки в Привокзальной слободе.

 

 

 

С середины прошлой, недели вода в Десне сильно прибыла.

 

 

 

Канцелярия Каширского полка вновь переведена в прежнее помещение, в дом Никитина на Авиловской улице.

 

 

На 20е сего сентября был довольно сильный утренник. Погода стоит сухая и солнечная. 

происшествия в брянском уезде:

— 29го августа в селе Дятькове у аптекаря Р. Ф. Закржевского похищено 5 столовых серебряных ложек, стоящих 25 рублей

— В ночь на 30е августа в селе Токареве у жиздринского мещанина Михаила Бизюкина из трех, сундуков, находившихся в жилой горнице, похищено 120 рублей кредитными билетами и мелочью.

— 31 го августа в селе Дятькове на хрустальной фабрике Мальцовского товарищества произошел пожар, от которого обгорела стена кочегарни, чем причинено убытку на 70 рублей. Причина пожара неизвестна.

— 1 го сентября в селе Дятькове у мастерового того же села Алексея Круглова чрез взлом замка в сундуке похищено денег 99 рублей.

— По заявлению игумена Белобережской пустыни о краже из хутора, принадлежащего пустыни, разных припасов на 6 рублей, 2го сентября произведено было дознание, коим виновные обнаружены.

— По заявлению игумена Свенского монастыря о краже из лесной сторожки имущества на 30 рублей, 3го сентября произведено было дознание, по обстоятельствам коего в краже заподозрен один крестьянин села Полпина.

— 3го сентября на Рельсовом заводе у крестьянина Петра Ноздрачева похищена поддевка, стоющая 7 рублей.

— В ночь на 4е сентября на Рельсовом заводе задержана за кражу железа на 8  рублей крестьянка села Бытоши.

— В ночь на 6е сентября в селе Любохне из пивного оклада купца Винклера чрез подбор ключа к замку совершена кража двух ведер пива и двух ведер меду на 8 рублей Виновные, обнаружены.

— В ночь на 8e сентября у крестьянина деревни Буды Салынской волости, Степана Богачева уведены со двора три лошади, стоющие 160 рублей.

— В ночь на 10е сентября на станции Жуковка, орловско-витебской железной дороги из кассы оной дороги чрез взлом окна совершена кража денег 500 рублей.

БРЯНСКИЙ КРЕСТЬЯНИН СТО ЛЕТ НАЗАД

Работая в архиве брянского нижнего земского суда, случайно я напал на один документ, который дает возможность составить известное представление о зажиточности наших брянских крестьян в конце прошлого столетия, и знакомит нас с теми ценами на домашний скота, которые существовали в то время. Документа этот — «Опись, учиненная земским исправником секунд-майором Рогозиным экономического ведомства села Полпина крестьянскому имуществу за неплатеж ими подушной казенной недоимки». Относится он к 29 мая 1795 года. Всех дворов описано там 35. Не будем здесь приводить всей описи: достаточно показать живой инвентарь троих крестьян — зажиточного, среднего и бедного, чтобы составить себе представление о всех остальных. Вот  выдержки из этой описи:

У Якова Исаева (зажиточного) во дворе скота:

Мерен гнедой срослых лет (оцен. в) 13 р.

Кобыла гнедая шести лет 5 р.

Жеребенок рыжий и серой по два года 6 р.

Коров черных нестарые две 12 р.

Корова рыжая 5 р.

Корова рябая нестарая 6 р.

Подтелков три рыжих по два года 6 р.

Подтелок рябой два года 2 р.

Овец шесть белой 3 р. 60 к.

Овец четыри черной 2 р. 40 к.

Свиней четыри белые 2 р.

У Афонасия Фролова (среднего состояния) во дворе скота:

Мерен гнедой срослых лет 9 р.

Мерен чалой петнадцати лет 7 р.

Мерен гнедой осми лет 12 р.

Коровы три рыжые 18 р.

Подтелок рыжей два года 2 р.

Овец две черных 1 р. 20 к.

Овец четыри белых 2 р. 40 к.

Свиней две рябои 1 р.

Свинья белая 50 к.

У Карпа Ермолаева (бедного) во дворе скота:

Мерен гнедой десяти лет 9 р.

Корова бурая нестарая 6 р.

Коров белой один 50 к.

Совсем неимеющим скота оказался только один крестьянин.

Как зажиточны были наши крестьяне сто лет и назад! Теперь, если у крестьянина есть лошадь, корова, и свинья да несколько овец — он считается уже исправный, тогда же это был последний, почти бедняк; таких же, как Исаев, имеющих около трех десятков голов скота — было множество. При этом надо еще заметить, что здесь приведена опись скота тех крестьян, которые оказались беднее и хуже крестьян сравнительно богатых и исправных, заплативших и свою подать своевременно: эти последние без сомнения жили еще зажиточнее.

Ф. Дмитриев


СЕНТЯБРЬ

25 Нед. 16 по Пятидесятнице (седм. 17я). Гл. 7-й. Прест. Сергия, игумена, радон. чуд. Прп. Евфросинии и другой Евфросинии. Мч. Пафнутия. Ут. Ев. Лк. XXIY, 12—35; лит. ап. 2 Кор. VI 1-10 и Гал. V 22—26, VI, 1—2; Ев. Mф. XXV, 14-30 и Лк. VI, 17—23.

26 Преставлен. Свят. апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Ут. Ев. Ин. XXV, Г5—25; лит. ап. 1 Ин. IV, 12- 19; Ев. Ин. XIX, 24 — 25.

27 Мч. Каллистрата, + Гимнасия, Епихарии. Прп. Игнатия, Савватия соловецкого.

28 Прп. Харитона. Св. прр. Варуха. Мч. Александра. Св. Вячеслава, кн. чешск. Прп. Илиодора илоезерск. Ут. Ев. Харитону: Mф. IV, 25, V, 1 —12, лит. ап. 2 Кор. IV, 6—15; Ев. Лк. VI, 17—23.

29 Преп. Кириака и Феофана. Прп. Киприана устюж.

30 Смч. Григория, еп. арменск. Прп. Григория вологодск. Св. Михаила митр.  киевского.

 

ОКТЯБРЬ

1 Покров Пресв. Богородицы. Св. ап. Анании. Св. Романа сладкоп. Пмч. Михаила. Мч. Домнина. Прп. Саввы вишерск. Ик. Б. М. «Псковская Покровская» Ут. Ев. Лк. 1, 19—49, 56; лит. ап. Евр. IVX, 1 7; Ев. Лк. X,38 - 42, XI, 27-28.

 

Храмовой праздник в Покровской церкви.

В воскресенье в другие два дня, в среду и пятницу, базары были среднее. Овес ссыпали 42—52 к. пуд. Сено 18 — 22 к. пуд. Яблоки продавали 1 р. — 1 р. 40 к. пуд. Картофель 18—22 к. мера. Капуста 18—22 к. пуд. Масло коровье топленое 10 р. пуд. Скотину продали на убой 2 р. 50 к. чистое мясо; из лавок мясо 8 — 9 к. ф., баранина в той же цене. Лук репчатый 40 к. м. Рыба свежая 5—10 к. фунт. Дрова дороги: кубическая сажень сосновых 18 рублей. Орехов в нынешнем году не было вовсе. Погода ясная и  холодная, утренники повторяются все чаще и чаще.