№37, 21 (9) октября 1894 г.

ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Объявляется архипастырская его преосвященства благодарность брянскому купцу Гавриилу Егорову Пушкареву, за пожертвование в брянское Клетневское архиерейское подворье резного, по местам сребропозлащенного деревянного киота; на св. икону. Святителя и Чудотворца Николая, мерою в длину со крестом З аршина 11 вершков, в ширину 2 аршина, ценою более 100 рублей, и, брянскому купцу Алексею Никифорову Комареву, за пожертвование туда же: священных сосудов для богослужения — потира, дискоса, звездицы, лжицы, копия, двух тарелочек сребропозлащенных, с рельефными священными изображениями и эмалевыми украшениями чеканной работы фабрики Овчинникова, весом 5 ф. 43 золотника, ценностью 270 рублей, и лампады пред св. иконою Святителя и Чудотворца Николая, сребропозлащенной, весом 1 ф. 64 зол., ажурной работы той же фабрики, ценностью до 100 рублей.

В среду, 5го сего октября, открылось 29е очередное земское собрание, перед началом коего по единодушному постановлению гласных отслужено, было молебствие о драгоценном здравии Государя Императора, и Его Величеству послана следующая телеграмма:

Ливадия.— Его Императорскому Величеству.

Со страхом и трепетом, с чувствами глубокой скорби и сожаления узнали мы, гласные брянского земства, о продолжающемся тяжком недуге Вашего Императорского Величества, а потому, собравшись сегодня в 29е очередное брянское, уездное земское собрание, мы совершили торжественное молебствие о здравии и долголетии Вашего Императорского Величества. Усердно молим мы и непрестанно будем молить Всевышнего Создателя — да воздвигнет Он Тебя, Надежа-Государь, от одра болезни, да укрепит Он силы Твои телесные и душевные на радость Твоей Дарственной Семьи, на славу России и на счастье и благоденствие всех Твоих верноподданных, малую частицу которых составляем и мы, земские люди Брянского уезда.

Брянский уездный предводитель дворянства Иосаф Неболсин.

На эту телеграмму от Министра Двора, графа Воронцова-Дашкова получен следующий ответ:

Государь повелел мне благодарить брянское земство за верноподданнические чувства и пожелания, выраженные в вашей телеграмме. Здоровье Его Величества ухудшается: последствием болезни почек — слабость сердца.

 

 

 

Вчера в субботу, 8го сего октября, в 3 часа пополудни в соединенном заседании брянского земства и городской думы отслужен был молебен с коленопреклонением о драгоценном здравии Его Величества Государя Императора Александра Александровича.

В субботу, 1го сего октября, принесена в город явленная икона Свенской Богоматери. Пришествие образа совершилось обычным церемониалом, резкими диссонансом в коим можно отметить разве участие военного оркестра, игравшего во время крестного хода «Коль славен», тогда как, если не ошибаемся, по уставу этой, единственный нумер духовной композиции в полковой музыка можно исполнять лишь стоя на месте, при встрече какой-либо церковной процессии, при выносе тела, и т. п. Во время же марша играть упомянутую пьесу нельзя. Сам крестный ход немало страдает от такого участия в нем музыки. Икона Богоматери пробудет у нас во все продолжение Свенской ярмарки, как известно переведенной в Брянск из монастыря. Не так давно торг располагался на площади возле Полевой церкви, но потом перенесен в самый город. Особого оживления впрочем от этого не замечается, вообще ярмарка потеряла свой прежний характер, и теперь строго говоря, на ней бывает лишь небольшой съезд оптовых торговцев, устраивающих между собою нечто в роде биржи для установления цены на тот или другой товар

Косая буровая скважина, начатая профессором Войславом, приглашенным для устранения «бедствия», грозившего арсеналу от прорвавшегося там артезианского колодца, в настоящее время работа кончена. 18го сентября из нее пущена вода, которая по желобам отводится в р. Десну возле того места, куда стекает вода и из арсенального артезианского колодца. Новая скважина дает весьма много воды (свыше 100.000 ведер в 1 час.) под довольно большим напором, и струя из отверстия этой скважины при отнятых отводах и трубах, направляющих ее в желоб, представляет весьма эффектную картину. 23го сентября картина эта увековечена: местными фотографом снята группа арсенальных служащих и рабочих при открытом отверстии скважины, причем г. Войслав снят во главе группы. Говорят, профессор пришел в восторг от эффектности картины громадной струи воды, вытекающей из устроенной им скважины. Но так как сооружение это было предпринято далеко не с художественной целью, а с целью устранения «бедствия», то считаем нелишним ознакомить наших читателей, насколько это нам доступно, с результатом произведенной работы. Считаем нужным оговориться, что не будучи специалистами этого дела, мы можем употреблять несколько неточную терминологию при описании результатов наших наблюдений, в чем наперед и извиняемся перед читателями-специалистами.

Со времени прорытия косой скважины, количество воды, притекающей из прорвавшегося артезианского колодца, по нашему разумению, почти нисколько не уменьшилось, а подпочвенный напор этой воды как будто даже несколько увеличился. Это последнее обстоятельство, как нам объяснили, можно приписать тому, что по распоряжению профессора Войслава были закрыты трубы, служившие для отвода воды из нижних частей прорвавшегося колодца, и вода, не имея этого выхода, стала с большею силой пробиваться мимо этих труб сквозь засыпанный в яму материал (щебень, кирпич, и проч.). Добавление засыпки из навоза и земли тоже не привело к желаемой цели: вода сильно пробивается вверху, преодолевая все представленные ей препятствия, и даже знать не хочет о том, что ей предначертали другой путь, именно через косую скважину, специально для этой цели устроенную. Словом сказать, насколько можно судить по всей картине, пробивка косой скважины не принесла никакой пользы в смысле устранения «бедствия», которое, кстати заметим, нисколько не угрожало арсеналу с тех пор, как удалось засыпать всю образовавшуюся яму. Вода, даваемая косой скважиной, пока тоже никому не нужна, и стоившее вероятно немало денег, это новое бурение является совершенно излишним и бесполезным. Конечно, мы не берем на себя смелости предрешать специального вопроса о пользе этого сооружения в будущим относительно устранения «бедствия»: может статься, что эта косая скважина окажется весьма полезна и необходима; но пока она, по нашему мнению, совершенно бесполезна, и мы никак не можем понять, почему она со временем будет полезна, а теперь этого невидно?

Музыкальный кружок, предположенный к образованию председателем вольно-пожарного общества и организатором коего явился В. А. Орановский — можно почесть близким к осуществлению. В пятницу, как уже известно из объявления, в зале городской управы состоялось первое собрание любителей музыки, причем из 46 лиц, выразивших желание участвовать в оркестре — записалось около сорока. Кроме играющих на редких инструментах, каковы например фагот, английский рожок, саксофон, валторна, и т. п., любителей на кои, посвящающих свой досуг, вряд ли можно найти и в другом каком городе, все остальные силы оказались налицо. Руководить оркестром приглашен О. И.  Гох, капельмейстер Каширского полка. Так как от любителей, музыкантов больше по призванию, а не по ремеслу, никто никогда не потребует игры с листа, a prima vista, то решено для предварительного ознакомления с парией раздавать их заблаговременно и после того уже делать пробы, сыгрываться. Для репетиций, каковые с общего согласия будут происходить по субботам вечером, командир Дорогобужского полка любезно уступил комнату в своей канцелярии. Сообщая о сем, от души радуемся доброму делу,  положенному в основу эстетического развития брянца. Свой музыкальный кадр, таким образом, уже есть, и подобно немецким ферейнам, существующим не только в больших  городах, где их иногда бывает по поскольку, а чуть ли не в каждой деревушке, можно надеяться что и наша брянская «Гармония» (назовем так новообразовавшийся кружок) будет развиваться все больше и больше. Впоследствии к этому инструментальному кружку можно присоединить певческий хор. Тогда обстоятельства указали бы на более прочную организацию общества и можно выработать устав его, только бы лишь не ослабевала энергия у членов кружка и любовь их к делу — это самое главное.

В воскресенье, 2го сего октября, в доме земства состоялись первые народные чтения с туманными картинами. Перед началом о. благочинным отслужено было молебствие, после чего первое чтение, о церкви Христовой до Константина, предложил он же, о. В. Попов. Для второго чтения избран был рассказ «Пожарный», прочитанный преподавателем технического училища В. Н. Николаевым. Народу собралось чрезвычайно много, но, к сожалению, не всех можно было удовлетворить, и по недостатку мест приходилось отказывать. Аудитория была совершенно полна, даже чересчур, и духота стояла невыносимая. Несмотря на эти неудобства, слушатели остались до конца чтений, которые, сколько можно судить, очень понравились, что публика и выразила аплодисментами после второго рассказа.

В понедельник, 3го октября, смоленская труппа под управлением П. Н. Волховского дала последний спектакль. Представления труппы прекратились, можно сказать, совершенно неожиданно. Правда, на продолжительность пребывания у нас гостей никто особенно не рассчитывал, тем более, полагаем, сама труппа, но все таки мы не думали,  чтобы она уехала от нас так скоро. Очень жаль. Сколько можем судить, публика принимала актеров хорошо, ценила их, и если иногда зал недостаточно бывал полон, то вина тут всего общества, буде можно обвинять его в этом: развлечение, театр доступны ему лишь в часы досуга, в праздники, все остальные дни каждый занят, люди же свободные предпочитают театру карты — одна половина, другая, le beau sexe — всласть перемывает кости ближнего. Этих двух удовольствий брянец свободный вечером не променяет ни на что. К ним приступает он словно бы к какому серьезному Делу: карты и злоречие — своего рода особый провинциальный культ. Быть может, впрочем, в неуспехе труппы играли еще другие обстоятельства, наприм. дальность театра и неудобство городских путей сообщения в соединении с темнотой и бесфонарностью (образовано по слову «бесписменность»), и проч., но как бы там ни было, а одним хорошим развлечением у нас стало меньше. Подводить итогов при кратковременном пребывании артистов конечно нельзя, тем не менее, не можем не сказать, что игра некоторых заставляла вспоминать о персонажах труппы Максимова. Таков, например, был теперь чрезвычайно неудовлетворительный Кулигин. У Тарского эта роль была отделана до малейших деталей. Своего рода пересолом отзывалось исполнение роли Счастливцева, особенно костюм его, утрированный до невозможного, что вероятно сделано было в угоду райка. Женский персонал весь хорош, кроме одной лишь актрисы: не обладая ни фигурой, ни голосом, ни правильным, ясным и чистым произношением, она подчас бралась за сильные драматические роли, и само собою разумеется оказывалась в них несостоятельна. В роли подростка («Школьная пара») она также была ни то, ни сё, тогда как у г-жи Поповой подобная же роль девочки исполнена была образцово. Репертуар смоленской труппы нельзя сказать, чтоб был из новых: играли почти все то же, что давал Максимов и что без сомнения мы должны будем еще долго смотреть.

Только что мы кончили настоящие строки, как узнаем из афиши, что на смену  смоленской труппы пожаловали к нам малороссы «проездом из Смоленска в Харьков», причем они дадут только три спектакля, и опять, словно в заколдованном кругу —  «Наталка-полтавка», «Глытай абож павук», и проч.

В четверг, 6го сего октября, на Соборной площади у канцелярии Дорогобужского полка происходила проба изготовления пищи в походной паровой кухне, изобретенной капитаном Дорогобужского полка Де-Тиллот. Приготовлялось сразу три блюда: картофельный суп с мясом, ростбиф и грешневая каша. Обед рассчитан был на 75 человек. Суп оказался превосходный, но ростбиф по недосмотру немного пережарился и потому был жестковат, каша вышла удачна. На пятницу предположено было повторить испытание аппарата. Кухня эта изготовлена на Брянском Рельсовом заводе и может быть нагреваема как нефтью (керосином), так и дровами. 

Нам сообщают о следующем случае дикой расправы. В понедельник, 3го сего октября, после разбирательства дела у городского судьи 1го участка по обвинению одного из домовладельцев в самоуправстве, причем обвинявшийся был оправдан, когда обе стороны вышли из камеры и в передней надевали верхнее платье — жалобщик неожиданно и без всякого повода нанес палкою удар по лицу своего противника. К счастью, удар пришелся в веко, но попади он несколько ниже — последствия были бы серозные. 

 

 

Водоразборные краны над артезианским колодцами, Соборным и Успенским, покрылись деревянными павильонами, в форме восьмигранных буточек, с небольшим шпилем. Струя в обоих колодцах обильная.

 

 

В дополнение к известию о временных свидетельствах 4% ренты, можем сообщить, что уплата по купонам этой ренты, согласно ст. 8й Высочайшего указа 8го апреля сего года, возложена между прочим и на уездные казначейства.

 

 

На основании ст. 24й Высочайше утвержденных правил об отпуске лесных материалов, 3, 4 и 5го будущего ноября в супоневском волостном правлении имеет быть произведена продажа следующих лесных дач, находящихся в Брянском уезде: Варламовской, Супоневской, Свенской, Ходиловской, Лавшинской, Дорожевской, Карачижско-Крыловской и Кульневской. Всего идет в продажу 358 десят. 1.707 саж., на 33.754 р. 

 

 

29го сентября прибыл в Брянск бригадный командир генерал-майор А. Ф. Коробка. 

 

 

В ночь на 23е сентября со двора дома брянского купца Могилевцева похищено разного женского белья на сумму более 5 рублей, принадлежавшего Анне Пименовой и Добе Шмуйлович. Виновный разыскан.

Ниже мы помещаем духовный стих об Алексее божием человеке записанный от одного из местных калек-перехожих. Существенно важных вариантов он не представляет, но, сколько известно, до сих пор не было в печати ни одной его редакции именно из нашего края. С течением времени надеемся предложить еще несколько подобных же псалок, насколько они сохранились в памяти брянских рапсодов.

АКТ В МЕХАНИКО-ТЕХНИЧЕСКОМ УЧИЛИЩЕ

В субботу, 1го октября, в техническом училище происходил торжественный акт. Праздник, по обычаю, начался молебствием, отправленным пред иконою Успения Богоматери законоучителем заведения, благочинным о. В. Поповым, в сослужении соборного дьякона Д. М. Рождественского. Перед началом молебствия о. Попов обратился к присутствующим с следующим словом:

«Господи! хорошо нам здесь.

(Mф. XVII, 4)

Так воскликнул св. апостол Петр на Фаворской горе во время Преображения на ней Господа Иисуса Христа. Отчего это апостолу Петру стало вдруг так хорошо на Фаворе? По всей вероятности он и прежде не раз бывал на этой горе, а между тем ему не было никогда так хорошо на ней, как во время чудного Преображения. Отчего это так? Оттого, что во время Преображения Господа на Фаворе сиял необыкновенный, божественный свет. А при свете божественном везде хорошо и радостно. Вот и на дикой и мрачной горе Фаворской при свете божественной; было так весело и светло, что апостол Петр желал навсегда на ней остаться.

И теперь, слушатели почтенные, сияет на земле чудный божественный свет  Фаворский. Но где, где этот радостный и благодатный свет?

Божественный свет сияет теперь там, где Господь, Источник света. А Господь всегда там, где двое или трое собираются во имя Его. Он сам сказал: «идеже бо еста два или три собрани во имя Мое, ту сам посреде их» (Mф. XVIII, 29). А это бывает, прежде всего, во храме божием. Да, во храме Господь всегда среди нас, как на Фаворе среди трех своих учеников. Присносущный свет Фаворский сияет еще в наших учебных заведениях, где воспитатели под благодатным покровом и руководством святой церкви воспитывают юные умы и сердца для славы божией, для блага и пользы отечества. Наконец  вожделенный божественный свет сияет среди благочестивых и богобоязненных семейств, где супруги под благодатным покровом св. таинства брака провождают свою жизнь по закону божию, отображая таким образом таинственный союз Христа с церковью.

Божественный свет сияющий теперь в божьих храмах, в учебных заведениях и благочестивых семействах, распространяет свей благодатный блеск и на окружающих. Но в особенности должен быть благотворен божественный свет сего учебного заведения, так как это училище, давая техническое образование своим питомцам, проникает своим светом в область и среду нашей промышленности, которая до последнего времени была у нас как бы забыта. Благодаря же отеческим заботам нашего Монарха, на Руси вспомнили о промышленности, стали смотреть на нее, как на одну из главных после земледелия отраслей нашего государственного благополучия. По Высочайшему повелению Государя Императора в настоящее время у нас учреждается целый ряд промышленных и технических учебных заведений, которые будут содействовать развитию и укреплению наших промышленный сил и нашему благополучию.

Теперь обращаюсь к вам, окончившие полный курс в сем училище! Ваш добродетельный ревностный начальник, и мы, ваши преподаватели и руководители, со всем усердием, старались разить в вас скромность, послушливость, трудолюбие, терпение и подобные прекрасные качества, коими всегда должны отличаться благочестивые и благонравные дети. Мы ничего не пожалели, чтобы вы дали плод, плод добрый в вашей  будущей службе отечеству. И, благодарение Богу, вы немало радовали нас во время своего учения. Теперь по выходе из сего училища протирайтесь сохранить в себе и развить еще более те прекрасные качества, которыми вы отличались во время своего учения, продолжайте дальше свое нравственное, умственное и техническое развитие на тех  благочестивых и основательных началах, которым положило в вас сие училище. Бог вам в помощь и благословение Господне на вас для доброго начала вашей самостоятельной технической деятельности на славу воспитавшего вас училища и святой церкви, а драгоценному нашему отчеству на пользу.

Слушатели почтенные! Помолимся, помолимся усердно вместе с тружениками сего училища и возблагодарим Господа за полезную и успешную деятельность училища, вознесем свои усердные мольбы о драгоценном здравии и благоденствии   Благочестивейшего Государя, нашего, Императора Александра Александровича за Его Царственную заботливость о развитии и преуспеянии нашего отечества на поприще промышленного труда».

По окончании молебствия, заключенного многолетиями, преподаватель училища В. Н. Николаев прочел краткое извлечение из отчета о состоянии училища за 1893 год, причем некоторым воспитанникам розданы были награды.

Приводим из этого отчета несколько данных.

Брянское низшее механико-техническое училище открыто с 1го июля 1890 года в составе одного класса. В настоящее время оно в полном составе трех классов, с годовым курсом в каждом, согласно § 2 устава низших технических училищ, утвержденного  Министром Народного Просвещения 27 сентября 1889 года. В виде отступления от сего устава — допускать к приему в первый класс брянского механико-технического училища учеников в возрасте до 17ти лет в отчетном году было принято 18 лиц старше 15ти-летняго возраста. Кроме сего, вследствие ходатайства педагогического совета училища разрешено принять в число учеников 1го класса троих, кончивших курс в городских училищах и в двухклассном сельском училище Министерства Народного Просвещения имеющих 18 лет от роду каждый.

При прохождении курса преподаваемых в училище предметов, преподаватели руководствовались программами, составленными на основании примерных программ, изложенных в трудах бывшей при Министерстве Народного Просвещения особой комиссии по устройству промышленных училищ.

В библиотеке училища книг, приобретенных с открытия заведения, к 1 января 1894 года состоят: в фундаментальной библиотеке — 211 названий в 251 томе, в ученической библиотеке — 23 названия, в 36 книгах. За весьма малым исключением, книги эти специально-технические, или могущие служить пособием при преподавании тех или других предметов, например: физики, механики, технологии, устройства машин, химии и других. Кроме того, предложением попечителя московского учебного округа вследствие распоряжения Министра Народного Просвещения, училищу передана библиотека упраздненной брянской прогимназии, состоящая из 1.541 названия, в 4.077 томах, на сумму 12.230 рублей, за исключением сочинений по древним языкам, а также и тех книг, которые более полезны классическим гимназиям. В воспоследование сего ограничения, предложением попечителя московского учебного округа разрешено передать ярославской гимназии все книги по новым языкам, за исключением словарей, все книги по классическим языкам и все книги по истории, географии и путешествиям. Так как в отчетном году некоторые книги ярославскою гимназиею приняты не были, то пока нельзя определить, сколько названий и томов и на какую именно сумму переходит в собственность брянского технического училища.

Физический кабинет училища достаточно полон, хотя желательно приобретение измерительных приборов по отделу электричества и других. Помещение сего кабинета во всех отношениях удобно.

Механический кабинет при училище был сформирован в отчетном году, и основанием его послужило 14 моделей, приобретенных на средства училища. Большим подспорьем при начале сформирования этого кабинета послужила в отчетном году передача техническому училищу учебных пособий из орловского, калужского, и в особенности из тульского реальных училищ, за упразднением в них механико-технических отделений, богатые коллекции которых дают возможность считать механический кабинет технического училища в настоящее время почти сформированным. Пособия эти, в числе которых находятся весьма ценные по своему значению, позволят поставить в будущем преподавание курса устройства машин более серьезно и целесообразно в смысле наглядности.

Содержание училища без пансиона обошлось в 29.311 р. 83 к. Среднее число учащихся 65,5. Стоимость годичного обучения одного ученика 447 р. 50 к. В сумму 29.311 р. 83 к., израсходованную на содержание училища, входят расходы по приспособление приобретенных для училища домов, в количестве 9.454р. 58 к., и стоимость приобретения для мастерских парового котла и литья паровой шестисильной машины, вследствие этого годичная стоимость обучения одного ученика довольно высока, но в общем, в сравнении  с прошлогодней, она значительно уменьшилась и еще значительно уменьшится, когда вообще закончится устройство училища. Не считая суммы 9.454 р. 58 к., затраченной на приспособление домов и приобретение предметов оборудовани мастерской на сумму 1.389 р. 36 к., израсходовано 18.467 р. 89 к., и стоимость годичного обучения ученика составит — 281 р. 95 к.

Училище с 20 августа 1892 года помещается в казенном, специально приобретенном и приспособленном для нужд училища доме. Помещение состоит из двух каменных зданий, одного деревянного и двух каменных флигелей, со всеми необходимыми надворными постройками.

В отчетном (1893) году в брянском низшем механико-техническом училище был первый выпуск учеников, окончивших курс. Из 8 учеников, окончивших курс, 1 занимается дома ведением дел по принадлежащему его семейству кожевенному заводу, 1 получил место помощника машиниста 3го разряда на юго-западной железной дороге, 6 получили занятия на брянском Рельсопрокатном заводе; из последних 2 работают в механической мастерской, в медницкой, 2 в чертежной и 1 служит при приеме материалов. Вознаграждение за свой труд, окончившие курс получили в количестве от 25 до 40 рублей в месяц.

Опускаем множество мелких частных подробностей отчета, в сущности весьма интересных и свидетельствующих об успехах внутренней жизни училища.

Затем на кафедру взошел преподаватель Н. В. Бибиков и прочел речь о необходимости тесной связи между профессиональными школами и промышленными учреждениями. Помещаем эту речь вполне.

Милостивые Государыни и Милостивые Государи!

«Кто из вас, желая приобрести металлические изделия лучшего качества — будь то предметы специального назначения, или же вещи для обыденного домашнего обихода — не старался купить таковых обыкновенно английской работы? Кто не восхищался изяществом, легкостью и красотою отделки французской мебели? Далеко ли то время когда мы, русские, без немца не могли собрать самой простой машины и обыкновенно удивлялись хитрости и замысловатости немецкой «штуки!»

И, действительно, вещи иностранного производства поражают нас красотою рисунка и изяществом форм. Наши близкие и дальние соседи щеголяют совершенством своих технических производств.

Конечно, мы сравнительно недавно начали свою техническую деятельность, но не в этом одном только кроется причина превосходства над нами иностранцев.

Там вы почти не встретите совершенно безграмотного рабочего. Масса профессиональных школ различного типа и по различным отраслям техники, школ не только для детей, но и для взрослых — есть самая важная и существенная причина, благодаря которой иностранец превосходит нас в деле обработки материалов и изготовлении из них всевозможного рода предметов.

Тамошний рабочий воспитан на хороших образцах и в школе и в жизни, и настолько развит, что в состоянии следить за технической литературой, специально для него даже издаваемой.

У нас же все это пока еще находится в зачаточном состоянии. Правда, лиц с высшим техническим образованием у нас есть порядочно; многие весьма успешно конкурируют с заграничными их собратьями и заявили себя весьма солидно как в технической литературе, так и в практике, в различного рода сооружениях и изобретениях; а лиц с меньшим теоретическим образованием, но вполне опытных и искусных исполнителей, достаточно развитых и практически знакомых с техническим делом мастеров, подмастерьев, монтеров и рабочих — у нас, к сожалению, еще очень мало. А в них-то и заключается вся суть и ими-то так и богаты иностранцы.

Непосредственно соприкасаясь с рабочими на заводах ли, фабриках, или на небольших частных промышленных предприятиях, сами ли открывая свои собственные мастерские, эти люди всегда принесут известную долю пользы технике, исправляя устарелые и невыгодные приемы в обработке вещей и заменяя их новыми, простыми и наиболее целесообразными. Будучи знакомы с начертательными искусствами и следя за новостями в технике, они, сами развивая свой вкус, постараются внести его и в изготовляемые предметы как ими лично, так и руководимыми ими рабочими.

Но спрашивается теперь: как, каким образом и какими способами можно достигнуть того, что и у нас увеличится число лиц с подобными техническими знаниями, с хорошим вкусом, с уменьем работать как самим лично, так и указывать, помогать и учить других? Откуда взять таких, если и не новых, то во всяком случае весьма желательных и весьма полезных людей?

На это, нам кажется, может быть, один только ответ: нужно учить! Но где и как?

Открытие вечерних и воскресных классов для взрослых рабочих и устройство разного рода музеев в промышленных городах и округах принесло бы, при правильной постановке дела, некоторую долю пользы уже и в настоящее время, так как подняло бы хотя отчасти незначительный уровень знаний в нашем рабочем, развило бы немного его неособенно прихотливый вкус, а лучшие и более способные из этой среды могли бы выйти искусными и умелыми руководителями, способными влиять на своих сотоварищей, и тем способствовать лучшему процветанию нашей промышленности. Все это было бы очень хорошо, но, к сожалению, большая часть нашего рабочего люда к школе специальной не привыкла, она в нее не верит.

Наш рабочий воспитан в старых традициях. Он с большим недоверием относится ко всякому нововведению, отвергает ого, а если и начинает ему следовать, то после долгого и упорного с его стороны сопротивления.

Перевоспитать таким образом нашего рабочего извне — ни у кого, пожалуй, не хватит ни сил, ни способностей, и вот почему все наше внимание должно быть сосредоточено на юном поколении, а для этого нужно как можно больше хорошо обставленных профессиональных школ различного типа и по различным отраслям техники. Было бы очень желательно, чтобы каждый юноша, поступая в промышленное заведение, непременно окончил школу подходящего к данному делу типа.

Получив теоретическое и практическое знакомство с изучаемым ремеслом и начертательными искусствами и поступив в промышленное заведение для дальнейшего  своего совершенствования, такой юноша не оставит втуне своих теоретических знаний, а посещая вечерние и воскресные классы и музеи, будет стараться следить за движением техники, и живя среди рабочих будет и сам учиться и им передавать свои знания.

Говоря о том, что у нас нет знающих мастеров, монтеров и рабочих, мы прибавили слово «почти», имея ввиду что таковые у нас начинают появляться, благодаря разного рода техническим и ремесленным школам, каковых к началу 1890 года существовало около ста учреждений, питомцы которых вступили уже в исполнение своих жизненных задач.

Но на долю этих первых пионеров своего дела выпала тяжелая задача проложить путь и завоевать подходящее для себя положение.

К ним предъявлялись громадные требования. Многие, не только не познакомившись с их познаниями и работами, а совершенно не зная и не видя их, говорили и писали о неумелости, непригодности и даже вреде подобного рода молодых людей. Другие наоборот предполагали, что школы могут приготовить для них идеальных ремесленников, чуть ли не по всем отраслям техники. Так, ученика, кончившего курс в одном из ремесленных училищ по кузнечному ремеслу и взятого в экономию для ремонта сельскохозяйственных машин, заставляли починять дорогую мебель с инкрустациями, и были очень удивлены и сильно негодовали, когда тот отказался исполнить таковую работу, ссылаясь на незнание мебельного дела.

Тяжелы были первые дни практической жизни этих молодых людей. При поступлении в мастерские, всякий предполагал что у них есть особая протекция, и поэтому рабочие и низшее начальство встречало их весьма несочувственно. Первые с недоверием отнеслись к знанию этих молодых людей, приобретенному не в их среде, а в школе, и начали было смотреть на них как на белоручек, только понапрасну отбивающих от них кусок хлеба; вторые же видели в них сильных конкурентов, с успехом могущих впоследствии занять их должности, и поэтому старались всеми способами не давать им хода.

Сколько невнятностей и незаслуженных насмешек выпало на долю этих юношей! Более слабые и действительные белоручки не выдерживали и меняли свою профессию на более легкую; большинство же продолжало заниматься своим делом, и обыкновенно не проходило нескольких месяцев, как у рабочих взгляды менялись и начиналось самое задушевное взаимное обучение друг друга.

Хотя в настоящее время лица, непосредственно заведующие техническою частью, хозяева и люди заменявшее их, чувствуют необходимость в увеличении интеллигентных рабочих, но далеко еще не все проникнулись этим убеждением, и не сознали, что благодаря индифферентному с их стороны отношению к делу, очень трудно достигнуть желаемых результатов.

Никому конечно не придет в голову требовать от хозяев только что кончившему ученику промышленной школы сейчас же назначать большое вознаграждение за его труд, но во всяком случае такого человека нельзя сравнивать с лицом поступающим в ученье. Ему, правда, не недостает навыка в работе; но, будучи поставлен к определенному делу, он быстро освоится с ним, специализируется, разовьет в известном направлении свои руки и сделается искусным рабочим, даже и в том смысле, в каком многие привыкли считать искусником лишь того, кто быстро и точно исполняет определенную работу, но притом чисто механически.

Людей, которые бы ясно сознавали процесс производства, умели бы ориентироваться в каждом данном случае, знали бы к чему какая часть и какая степень точности обработки требуется при ее изготовлении — еще очень мало, и вот их-то и стараются приготовить разные технические и ремесленные училища, прося с своей стороны содействия у лиц,  стоящих во главе заводского, фабричного и вообще всякого рода промышленного продприятия.

Только при полном сочувствии и содействии этих лиц к питомцам промышленных училищ, при участии к ним в дальнейшей их практической жизни, можно достигнуть быстрых и солидных результатов.

Быть может без небольших материальных жертв тут не обойдется, но за то в недалеком будущем все эти затраты возвратятся сторицею, и мы не будем удивляться и приходить в восторг от всего иностранного, имея все свое, русское, прочное, хорошего качества, изящного рисунка и искусного изготовления».

Прекрасная дикция, ясное и отчетливое изложение — все это вместе произвело 6логоприятное впечатление на присутствовавших, и оратор был покрыт громкими рукоплесканиями.

Персонал преподавателей механико-технического училища почти весь состоит из лиц, получивших высшее образование. Почетным попечителем заведения с 1891 года состоит брянский городской голова, деятельность которого по заслугам оценена была в минувшем году Министром Народного Просвещения. Вот письмо его сиятельства к В. И. Сафонову:

«Милостивый Государь, Василий Иванович.

Весною текущего года мною был командирован во внутренние губернии Империи член совета Министра Народного Просвещения действительный статский советник Анопов для обзора технических учебных заведений и для выяснения некоторых вопросов об открытии, сообразно местным потребностям, новых промышленных училищ.

Возвратившись из означенной командировки, действительный статский советник Анопов засвидетельствовал мне, что успешному выполнению возложенного на него поручения он во многих отношениях обязан был предупредительности вашей к нему, облегчившей для него исполнение его задачи.

Принося вам, милостивый государь, искреннейшую мою благодарность за ваше содействие в развитии в нашем отечестве промышленного образования, каковое содействие наиболее ощутительным образом отражается на брянском техническом училище, коего вы изволите состоять почетным попечителем, пользуюсь случаем  просить вас принять уверение в совершенном почтении и преданности.

Граф Делянов».

Акт кончился исполнением воспитанниками народного гимна, после чего публике предложено было осмотреть работы учеников по изготовлению ими различных моделей и чертежей практического рисования. Оба рода этих работ исполнены учащимися прекрасно, можно сказать артистически, и делают честь преподавателям. Тут же из числа выставленных изделий некоторые охотно раскупались публикой. Цены на все назначены были самые дешевые. В заключение радушным и любезным хозяином заведения, почтенным А. П. Докторовым, по русскому обычаю предложена была гостям хлеб-соль.

Кроме почетных лиц города, акт в техническом училище привлек многочисленную публику, и по общему отзыву — убранство здания как извне, так и внутри было превосходно. Помимо флагов, национального и государственного, искусно перевитых между собою, зал декорирован был живыми цветами, было много зелени, а на стене против портрета Государя Императора из букетов составлены были инициалы училища: Б. М.-Т. У.

 

Отчета с благодарностью упоминает на своих страницах о посещении в минувшем году училища лицами, интересующимися делом технического образования. С удовольствием можем констатировать, что и теперь общество отнеслось сочувственно к рассаднику специального образования, и кто знает — с течением времени, быть может,  вместо Ридеров, Корлисов, Жонвалей, Понсле, и проч., и проч., мы будем читать имена Беляевых, Ивановых, Петровых... Будем наедятся, что техническое образование, столь необходимое в нашем крае, нуждающемся в своих хороших и дельных мастерах-работниках, не остановится у нас на теперешней программе, а получит все большее и большее развитие, по крайней мере настолько, чтобы в существенных случаях нам можно было обходиться, наконец, без помощи иностранца. 

СТИХ ОБ АЛЕКСЕЕ, БОЖЬЕМ ЧЕЛОВЕКЕ*

Во славном во городе вов Реме

И при царю было при Енорию,

При великом князю Артимьону.

Не было в них детища единого.

Славен великий он Артимьон князь,

Он ходил по божьей до святой церкви

Со своею обрученною со княгинею,

И у господа милости просили:

Свет Пресвятая Богородица,

Ты воззри на наше на умоленье,

На слезное на урыданье:

Создай нам, Бог, детище единое,

При младости лет на утешенье,

Под старость лет на сбереженье,

В последнем …. на помин души.

 

По божьему по велению,

По их по святому по прошению,

Дает им Бог детище единое.

Княгиня поносы поносила,

Князю младенца спородила

Славен великий Вартемьян князь.

По граду по у Времю похождает,

Попов-священников собирает.

И имя младенцу нарекает.

Нарекал ему имя – звать Лексем,

Божьего света человеком.

 

Седьми лет Лексей был на возросте –

Дает его батюшка во школу,

Святой честной грамоте завчиться

И рукоположенью научиться.

Скоро Лексей грамоте завчился

И рукоположению споучился.

Семнадцати лет на возросте

Изволил отец его женить.

Принимал к нему младую княгиню.

 

Ко славной божьей ко церкви провождали,

Под знатными венцами простояли,

Перепойную чашу воспивали,

Сахорными устами ликовали,

Златыми перстнями обручались.

 

Пошел Алексей из божией церкви

В свой дом бел, в камены палаты,

Садился Лексей за трапезу,

Хлеба – соли не скушает.

В втором часу было ночь.

Повели его, света, спочивать.

В шестом часу было ночи

Вставал Алексей со постели,

Соснимал с себя шелков пояс,

И со правой ручки золот перстень

Дарует обрученную княгиню:

 

Младая обрученная княгиня,

Вот тебе мой шелковый пояс,

Со правой руки золот перстень:

Молися ты Господу, трудися,

За Лексея божьего света человека.

 

Сам пошел у далекие страны,

Ко городу Ехвесу.

Приходил ко божьей ко святой церкви,

Молится Богу со слугами,

Кладет он поклоны земные.

 

В тоё время Артишьон князь

Схватился любезнаго сына,

Алексия божьего света человека.

Посыльничков посылает.

Посыльнички поискали,

Всю Тульскую землю исхождали –

Нигде бо Лексея не узнали.

Подле божьей церкви простояли,

Милостыню от них принимает

И сам он её не скушает,

По нищей по братии разделяет.

 

Семнадцать лет Господу молится

И  воззрит Пресвятая Богородица:

- Рабе ты, убогий человече,

Пришол ты ко Мне, раб, помолиться,

За младыя лета потрудиться.

Пойди ты в свой славен в Вин-град,

К великому князю Артемьону,

Отец тебя с матерью не взнает,

Ни твоя обрученная княгиня.

 

Пошел Алексей в свой славен Вин-град,

Приходил ко божьей ко святой церкви,

И молится Богу со слезами,

Кладет он поклоны земляные.

И в тоё времени Артемьон князь

Идет от божией от святой церкви,

Милостину нищим создавает.

Алексей отцу покланяется:

- Славен великий Артемьон князь,

Создай чужестранному милостину,

Построй мне, убогому, келью:

Не ради моего свята прошенье –

Ради своего сына Алексея,

Божьего света человека.

 

И стоючи князь прослезился,

Горючими слезами заливался.

- Рабе ты, убогий, человече!

Что радостные вещи просвещаешь,

Почему ты про моего сына знаешь,

По имени называешь?

 

- Славен великий Артемьон князь!

Как мне твоего сына не знати,

По именю не называти!

- Почем ты моего чада знаешь,

По имени его называешь?

- Как мне твоего чада не знати:

Уместе мы грамоте учились,

С единого мы блюда пили-ели,

Единую нужду принимали.

- Бреди-ка, убогий раб, за мною.

Построил убогому келью.

По-за своей каменной палатой,

Где слуги его рабы ходят.

Всякую посуду помывают,

Помойные воды возливают.

На то бо Алексей не прогневался:

С радостью нужду принимает.

Молился он тут, трудился,

Тридцать лет и четыре,

Всякую неделю споведался,

В седьмую субботу причащался.

Вкушал на неделю по просвирочке.

И засим Лексей смерть-кончены,

И пишет он свое рукописанье,

И явит святое похожденье.

Списамши Лексей преставился,

Во славном городе вов Реме.

И святым духом ладаны запахли.

И слуги до князя приходят,

Великому князю возвещают.

 

- Славен великий Артемьон князь!

Что в нашем во граде за святой дух:

Не убогий-ли в келье преставился,

Подле твоей каменной палаты.

Святому гробница явилася

На грудях держит рукописание.

И царь Енорий поднимается

Со всеми священными соборами

И с православными христианами.

И царь до мощей до ступает,

Святым мощам покланяется:

 

- Свете вы, святые отцы-мощи,

Отдайте вы рукописанье

Явите святое происхожденье –

Я есть бо царь всему миру.

 

Царю у руки письмо не сдалося,

Сдалося письмо в руки патриарху

Начал патриарх письмо читати.

Чутился и явился всему миру,

Дочулся любезного сына,

Алексея божьего света человека.

И стоючи князь прослезился,

Горючими слезами заливался:

 

- Свет ты, мое любезное чадо,

Алексей божий человече!

Для чего же жил-был не сказался:

С какой бы ты нужды ни въявился –

Я бы строил келью не такую,

Краше своей каменной палаты.

 

Довезалась его мать родная,

Идет до святого, слезно плачет

Ко гробу она припадает,

Гробницу слезами заливает:

 - Свет-мое  рожденное чадо,

Алексей, божий человече!

Для чего жил–был не сказался:

С какой бы ты нуждой ни въявился –

Я-б имела в каменных палатах,

Кормила бы поила своим кусом

И назирала бы своим глазом,

Носил бы у нас ризы не такия,

Носил бы у нас ризы золотыя.

 

Услыхала обрученная княгиня,

Идет до света, слезно плачет,

Ко гробу она припадает,

Гробницу слезами заливает:

- Свет ты мой, князь обрученный,

Алексей, божий человече!

Для чего жил –был не сказался:

С какой бы ты нуждой ни въявился –

Я бы к тебе втайне приходила,

И белое платье приносила,

И вместе б мы Господу молились,

Промежу нас был бы Святой Дух,

Горела бы свеча невгасимая!

Создай мне, Господь, смерть-кончину,

Легла бы со князём я вместе,

В одной белой каменной гробнице.

 

Несли его мощи-погребенье,

Несли его три дня и три ночи,

За народом князя не допустят.

Князь казну расточает,

По сырой земле разсыпает.

И мир на казну не воззрился.

От святых мощей было прощены,

И слепым Бог давал провозренье,

Глухим Бог давал прослушанье,

Безруким и безногим – навладенье,

Скорбным – больным – насцеленье,

А всему миру было прощенье.

Со славою мощи погребались

Во славном в городе вов Реме.

 

Алексею славо и присно во веки веков.

Аминь.

 

Записано от слепого старца Карпа Антонова Перфильева из села Голяжья, что возле Брянска. Вместо букв с ударением, поставлены курсивные литеры; этими же последними заменено краткое у.

недоставленные телеграммы

Азовскому. — Вельяминовой. — Голутвину. — Грибовскому. — Копцевич.— Марии Уль. — Фойдельту.


ОКТЯБРЬ

9 Нед. 18я по Пятидесятнице (седм. 19я. Гл. 1й. Св. aп. Иакова Алфеева. Прп.  Андроника, Афанасия, + Ик. Б. М. «Корсунская». Ут. Ев. Ин. XX, 1—10; Лит. ап. 2 Кор. IX, 6—11 и 1 Кор. IV, 9-16; Ев. Лк. V, 1 — 11 и Лк. X, 16-21

10 Мч. Евлампия, + Блж Андрея тотемского

11 Св, ап. Филиппа. Воспом. 7го вселен. собора. + Ив. Б. М. «Володательницы» Лит. апост. Дн. VIII, 26-39; Ев. Лк. X, 1-15

12 Мч. Прова, + Прп. Амфилохия глушицк.  Перенесс в Гатчину в 1799 году части древа Креста Господня, десныя руки св. Иоанна Предтечи и чудотв. обр. Б. Матери, писанного еванг. Лукою.  Ик. Б. М. «Иерусалимская», + «Смоленская», «Руденская», «Калужская», «Филермская», «Германская».

13 Мч. Карпа + Ик. Б. М. «Седмиезерская», «Иверская»

14 Мч. Назария, Прп. Николы святоши, кн. черниговск. и Параскевы. + Ик. Б. М. «Яхремская».

15 Прп. Евфимия и Савина.

Базары были хороши. В подвозе было много разного товару. Овес ссыпали 40—50 к. п. Капусту продавали 14-16 к. п. Картофель 20—23 к. п. Яблоки 90 к.—1 р. 30 к. п. Масло конопляное  новое 4 р. 75 к. п. Конопляное семя 95—98 к. п., льняное 1 р. Рыбы было  довольно, около 70 пудов; цена ей прежняя: 5—12 к. ф. Мякина 10 к. п. Свекла. 15 к. м. Горох 45 к. п. Скота на убой было много: чистое мясо 2 р. 80 к. Дрова сосновые 11 р. куб. саж., берёзовые 13 р. Сено 20-23 к. п. Погода переменилась, пасмурно и дожди. В ночь на 6е октября выпал снег. Начался съезд оптовых торговцев на Свенскую ярмарку, вследствие чего нумера в гостиницах доходят до баснословной цены, до 10 р. в сутки небольшая комната.