№38, 28 (16) октября 1894 г.

Государственная Комиссия погашения долгов сим объявляет, что так как обмен акций бывшего общества орловско-витебской железной дороги на правительственные ;5 облигации сей дороги не мог вполне окончиться до 19го сентября 1894 года, то предполагавшийся на этот день, по плану погашения, первый тираж названных облигаций будет произведен одновременно со вторым тиражом, назначенным по тому же плану на 19е сентября 1895 года.

 

 

Его преосвященством, владыкою Мисаилом епископом орловским и севским рукоположен во иеродиакона монах брянского Свенского монастыря Назарий.

 

 

Приказом по орловскому почтово-телеграфному округу от 3-го октября за №56, определен мещанин Николай Азаров почтово-телеграфным чиновником VI разряда низшего оклада в брянскую контору, с 1го октября, с правами по чинопроизводству определенными 338 ст. т. III уст. о службе правительств., изд. 1876 года.

В воскресенье, 9го сего октября, как уже ранее оповещалось, в Спасо-Преображенском соборе после поздней литургии совершено было всем наличным городским духовенством Господу Богу «молебное пение о Недужном». В храме присутствовали городские и военный власти, чины всех ведомств и персонал учебных заведений с воспитанниками и воспитанницами в полном составе. Церковь едва могла вместить всех желавших принять участие в общей молитве. Перед молебствием протоиерей Смоленской церкви о. И. Попов обратился к присутствовавшим с следующим словом:

«Горькая и глубоко-печальная весть поразила нас до глубины души и сердца. Наш Государь, наш Отец, наш Печальник, наш Благодетель болит. Кто ожидал такой громовый удар? Под Его благою и мудрою рукою правления мы благоденствуем. Он не дает очам Своим дремания, заботясь о нашем благополучии, благосостоянии и довольства. Он ограждает нас от врагов наших. Заботясь о нашем спокойствии — Сам день и ночь в беспокойстве. Он возвеличил наше Отечество пред другими царствами Европы и всего света. Его светлый дух проник в дух темного народа, проливая свет религиозно-нравственного ума и сердца. Его душа витает в душах наших.

Кому возвестим нашу печаль? Кто пролает отраду в нашу душу и сердце в день нашей скорби, скорби невыразимой?

Господи! Пред Тобою наше желание. Ты веси скорбь нашу, Ты и воздыхания наши услышиши: не таится пред Тобою, Боже наш и Творче и Избавителю наш, ниже капля слезная, ниже капли часть некая.

Братие! С смиренным сердцем, с сокрушенною душою, притрепетною и чистою мысли припадем пред Лице Божте: да услышит Он, Человеколюбивый, в день нашей печали, наши умиленные и слезные молитвы, да спасет по щедротам и милостям Своим от страданий болезни нашего Главу Отечества.

Господи! Воздвигни силу Твою и прииди во еже спасти Возлюбленного Тобою Государя нашего. Аминь».

В сознании важности переживаемой минуты, чин молебного пения отправлен был с подобающею торжественностью. Когда же в конце службы по возгласе: «Услыши ны Боже Спасителю наш»... раздалось: «Паки и паки колена преклошьне»… все опустились на землю как один человек, и среди благоговейной тишины последовала заключительная молитва священнослужителя:

«Владыко вседержителю, святый Царю, наказуяй и не умерщвляяй, утверждаяй низпадающыя, и возводяй низверженныя, телесныя человеков скорби исправляяй, молимся Тебе, Боже наш, раба Твоего Благочестивейшого Государя нашего Императора Александра Александровича, немощствующа посети милостш Твоею, прости Ему всякое согрешешв вольное и невольное. Ей Господи, врачебную Твою силу с небесе низпосли, приносился телеси, угаси огневицу, укроти страсть и всякую немощь таящуюся, буди Врач раба Твоего, Благочестивейшего Государя нашего Императора Александра Александровича, воздвигни Его от одра болезненного и от ложа озлобления цела и всесовершенна, даруй Его церкви Твоей благоугождающа и творяща волю Твою. Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш»...

Тотчас после молебна гласные, по приглашению головы, собрались в здании городского управления, и здесь в заседании думы единогласно постановлено выразить пред Государем Императором чувства глубокой скорби по случаю постигшего Его Величество тяжкого недуга. Вот текст отправленной телеграммы:

Ливадия. — Его Сиятельству, Господину Министру Императорского Двора, графу Воронцову-Дашкову.

Известие о тяжкой болезни Его Императорского Величества Государя Императора переполнило печалью и горестью сердца всего населения города Брянска. Совершив сегодня всенародное молебствие о здравии и долгоденствии Его Императорского Величества, имею честь покорнейше просить Ваше Сиятельство повергнуть к стопам Их Императорских Величеств Государя Императора и Государыни Императрицы чувства нашей глубочайшей скорби и сожалела, а вместе с тем и пожелания скорейшего и полнейшего выздоровления Государя Императора. Мы глубоко верим в то, что усердные молитвы всего русского народа дойдут до престола Всевышнего Создателя и что Он сохранит нам Государя-Отца, Государя-Миротворца, а Ее Императорскому Величеству Государыне Императрице пошлет силы с терпением перенести эти дни тяжелого горя не для одной только Царственной Семьи, но и для всей России.

Брянский городской голова Сафонов.

 

 

 

Во вторник, 11го сего октября, в еврейском молитвенном доме совершено было молебствие о здравии Государя Императора.

По случаю дня рождения Генерал-Фельдцейхмейстера Его Императорского Высочества Государя Великого Князя Михаила Николаевича работ в арсенале 13го октября не производилось, а накануне они прекращены были в 5 часов пополудни. В четверг в Смоленской церкви отправлена была поздняя литургия с молебствием, на коих присутствовали арсенальные служащие.

 

 

 

Пороша, выпавшая в ночь на 6е число, продержалась недолго, вслед затем опять наступила непостоянная погода, дождь со снегом вместе, один дождь, и т. д. Улицы вследствие этого снова получили свой обычный характер и грязь на мостовых ужаснейшая, что при отсутствии тротуаров и фонарей делает сообщение по городу в высшей степени затруднительным и даже небезопасными. В известиях о состоянии Смоленска и Калуги, помещенных в последних нумерах нашей газеты, читатели конечно заметили, что в этих двух городах не лучше нашего. «На некоторых улицах в Смоленске совсем нет фонарей, вследствие чего улицы покрыты тьмой, представляющей большое удобство для воров». Так говорится в одной статье. Темнота улиц в Калуге, по заявлению местного официального органа — давала «полную возможность злоумышленникам свободно приводить в исполнение свои преступные замыслы». Следует ли отсюда что и у нас должно быть также дурно, как и у соседей, и дожидаться чтобы на темных улицах грабили и убивали людей? Прецеденты уже были и кто поручится, что при теперешней разнузданности они не повторятся в более широких размерах? «Не давать большого удобства ворам"» и пресекать «возможность злоумышленникам свободно приводить в исполнение их преступные замыслы» — входить, конечно, в круг ведения полиции, но что могут сделать наши 28 городовых на весь Брянск, и притом во тьме кромешной, когда в полутороаршинном расстоянии ни зги не видать? Кажется прямой долг городского самоуправления придти в данном случае на помощь, и поставить несколько десятков фонарей, но не таких, которые бы горели только для себя, а которые действительно освещали бы пешеходу опасные пути сообщения, при городском бюджете в несколько сот тысяч — не составит расхода обременительного. Не далее как в прошлое воскресенье на Московской у дома Велинга, что возле Соборного моста, одна дама, как нам сообщают, по темноте оступилась, и падение вышло так несчастливо, что сама она уже встать не могла, а ее подняли прохожие, которые затем и отвезли ее домой. Подобных случаев предстоит впереди еще много. «С тех пор как введено у нас городское самоуправление, город наш (имя рек) совершенно неузнаваем: он опустился и стал грязен до невозможного». В таких или почти таких выражениях нам довелось прочесть известие в одной из корреспонденции столичных газет. Приведенную фразу можно бы применить чуть не ко всем городам. Правда, в некоторых отношениях прежде пожалуй было несколько хуже, но если сделаны катя улучшения, то самоуправление здесь не при чем: дух времени и естественный прогресс брали свое, и только, на всем остальном, выражаясь языком более мягким — лежит печать преступного бездействия. И пусть бы обыватель просил и желал чего-либо невозможного, неосуществимого, так сказать, прихотничал и блажил. Вовсе нет. Везде, и в Смоленске и в Калуге только и слышишь одно, единственное желание и мольбу: устройте город чтобы нам, платящим дани и подати, можно было ходить не опасаясь за свою жизнь и здоровье. Волчьи ямы хороши на охоте за хищниками, а не в городах с бюджетом в сотни тысяч.

Причины малого посещения театра, о коих мы говорили неоднократно, как нельзя более выказались в последнее время и весьма невыгодно отразились на представлениях труппы Клименко. Прекрасная по составу и замечательно ровная по силам, труппа эта могла собрать публику в залу только на два своих представления: первое, когда еще можно было ходить по улицам, и воскресное — когда обыватель вечером был посвободней; остальные два спектакля по сбору были из рук вон плохи, особливо данный во вторник: играли почти перед пустою залой. Между тем на преставления теперешних гостей стоило бы взглянуть. Помимо знакомства с бытовою стороной целой группы русского населения, под влиянием исторических условий несколько от нас обособившегося, включительно до искажения языка, самые пьесы и характер их разнятся по концепции от обычного репертуара наших дней, хотя есть конечно и здесь исключения, так сказать уступка времени. Что до игры артистов, то ансамбль у них полный. По силе,  впрочем, выдаются г-жи Калина и Клименко, гг. Касиненко, Щербина, Марченко и др. Первая из названных артисток весьма талантливая актриса и к ее миловидной фигуре как нельзя более подходит изображение дiвчат, в пьесе же Манько: «Нещастне кохання» г-жа Калина выказала недюжинное дарование и как драматическая актриса. Кроме того у нее недурной mezzo soprano: в «Сватанни на Гончаривци» она очень хорошо исполнила песенку с платком и отлично провела дуэт с Олексием. Г-жа Клименко всегда была ровна, естественно передавая свою роль. Г. Касиненко-денщик Хведот в только что названной драме Манько был просто великолепен и заставлял смеяться всю залу, а чтение пасьма-прошения вызвало неудержимый хохот. В «Глытае» г. Касиненко был слабее. Много вредит впечатлению неудачная, или вернее грубая гримировка, рассчитанная на большую залу, тогда как у нас надо класть штрих и мазок послабее, потоньше.

Труппа возит с собою «бальный оркестр», но оркестр этот, состоящий из евреев, мог играть во время только одного первого представления, затем по случаю ветхозаветных праздников он куда-то скрылся, и во вторник, не смотря на объявление о его участии спектакле, оперетта Квитки-Основьяненко «Сватання на Гончаривци» шла с расстроенным клубским фортепиано, причем аккомпанировавший ограничивался иногда одною голосовою партией, без сопровождения баса. Вместе с этим неприглядным фактом отмечаем еще одно обстоятельство. В своей первой афише, киевская группа «проездом из Смоленска в Харьков» объявила, что даст в Брянске только три спектакля. После этого явилось другое извещение, что кроме назначенных трех спектаклей будет еще два. Затем в афише на вторник сказано, что «труппа остается в Брянске только на два спектакля». И все это на промежутке каких-нибудь четырех представлений. К чему это, и что за странная манера зазыва? Пора бы отвыкать от нее и смотреть на провинциальную публику иначе, наконец, как будто и стыдненько должно быть, когда то самое общество, к которому обращаются с такими предложениями — не верить им, что называется, не клюет. Краще було б, шановни панове, твердо казаты у пiршеi объявi же зостаемось, каже, у тим мiсьцi, у Браньску, на тую альбо iyьшу добу, нiж мiшкаючи смутнэсенько дiвiтись на пусту господу и пукi громада не поднесе гарбуза. В четверг, 13го, киевская труппа дала свой прощальный спектакль, а сегодня она дает еще одно представление «по желанию публики», которая вероятно хоть на этот раз подарит артистов своим вниманием: киевская труппа Л. Э. Клименко стоит того, чтобы взглянуть на нее, на прекрасную игру г-жи Калины. В сегодняшнем спектакле идет две пьесы, с пением соло, хорами и танцами, и участвуют лучшие силы труппы. 

Предстоит новое развлечение. Программа обещает какой-то винегрет, который будет иметь честь преподнести брянской публике некая особа, именующая себя хиромантисткой. В многообещающем представлении все есть: и «матлет» (читай matelote), и «каучук или человек без костей», каковой нумер исполнит «девица Мотильда»; тут будут арии из «Гальки» и «Фауста», цыганский танец «тарантель», цыганские куплеты на сербском языке, танец миpa или плывущий ангел, по улице мостовой с переходом в камаринскую, богиня ночи, молитва у креста, сонь у креста, и проч. Словом, обломки чего-то перемешанные с чем-то, как будто остатки бродячего цирка в связи с ярмарочным балаганом. Кажется, однако, крест Христов можно бы пощадить и избавить его от прославления о театральных подмостков, символ спасения не нуждается также в бенгальском освещении, и смеем думать, что не место сему священному и дорогому для всякого христианина изображению рядом с богинями ночи, на той самой сцене, где подвизается комический еврейский квартет, а разные фрейлен и девицы-каучук изображают цыганскую «тарантель», по улице мостовой с переходом в камаринскую и прочие нумера развеселых вертепов.

По городу ходят разные слухи о курьезной волчьей охоте, бывшей на днях в окрестностях села Белоголовля. Собственно охота, пожалуй, удалась, было убито несколько штук хищников. Дело в том, что вся затем добыча, достояние местных крестьян-егерей, устраивавших для себя облаву, которою воспользовалось и несколько горожан — неизвестно куда скрылась: убитые волки, словно в воду канули, и только, как нам сообщают, по настоянию исправника доставлено из стана в город три волчьих туши, но уже тронувшийся и с попорченною шкурой.

— В ночь на 9е сего октября в Привокзальной слободе вторично совершено покушение на ограбление церковной кружки, причем виновный скрылся, заслышав приближение к нему барьерного сторожа.

 

— По случаю болезни Государя Императора семейно-танцевальные вечера в бригадном собрании, назначенные к открытию 17го октября — отменяются.

ПРОИСШЕСТВИЯ В БРЯНСКОМ УЕЗДЕ:

— 11 го сентября в селе Дятькове у содержателя буфета Дятьковской станции Михаила Маркелова похищено семь бутылок водки, стоящей 2 р. 80 к.

— 14го сентября в селе Дятькове на станции Мальцовской железной дороги одним из мастеровых совершена кража 5 кусков рельсе, стоящих 1 р. 50 к.

—. В селе Овстуге 15-го сентября скоропостижно умерла дочь крестьянина Ивана Прошина — Вера 8ми лет.

— 17 го сентября в деревне Новоселье, Алешинской волости, повесился в колыбели, зацепившись головою в отверстии младенец, сын крестьянина деревни Новоселья Даниила Федорцова — Марк.

— В ночь на 19е сентября в селе Рябчичах, Салынской волости, скоропостижно умер крестьянин этого села Никанор Максимове Жигунов 35 лет от излишнего употребления водки.

— В ночь на 20е сентября в деревне Казанове, Салынской волости, у крестьянина Игнатия Митраченкова похищена сбруя, стоящая 19 рублей.

— 20го сентября перед вечером на хуторе при брянском Рельсовом заводе произошел пожар, от которого сгорел молотильный сарай, молотилка, солома и корм для скота; убытку причинено на 2.500 рублей. Пожар произошел от неосторожного обращенья рабочих с  огнем.

— В ночь на 25е сентября на том же заводе из артельной казармы похищено у рабочих три свиты, стоящие 11 рублей. Виновный разысканы и привлечены к ответственности.

— 26 го сентября на том же заводе на базаре у торговца одеждою Ицки Кизильштейна похищено драповое пальто. Виновный вскоре задержан и привлечен к ответственности.

— Того же числа и на том же заводе рабочий отставной унтер-офицер Тихон Зеньков, проходя по заводу внезапно упал и по доставлении в больницу не придя в сознание, вскоре умер.

— Того же числа в 8 часов вечера на хуторе Эдо, Вороновской волости, произошел пожар, от коего сгорела рига, принадлежавшая московскому купцу Лаврентий Земцову, и две скирды гречи, молотильная четырехконная молотилка, 2 веялки, 3 телеги и 6 хомутов. Убытку причинено пожаром на 1.800 рублей. Причина пожара неизвестна.

— 28го сентября на Рельсовом заводе задержан с похищенным железом крестьянин села Воронова.

— Того же числа в 6 ½ часов утра на 26й версте от Брянска к селу Дятькову близ  станции Доманово пассажирным поездом №1й железной дороги московского акционерного общества Мальцовских заводов задавлен крестьянине деревни Верхов, Любохонской волости, Егор Лексютин 29 лет, который шел по линии, и будучи глухонемой — не мог услыхать приближения поезда и не замечен был машинистом, так как произошло это на закруглении и в густой туман.


ОКТЯБРЬ

16 Нед. 19я по Пятидесятнице (седм. 20я). Гл. 2й. Мч. Лонгина сотн. + Блгв. кн. Евпраксии псковск. (1243). Ут. Ев. Ин. XX. 11 — 18; лит. ап. 2 Кор. XI, 31—32, XII, 1 — 9; Ев. Лк. VI, 31—36.

17 Прр. Осии. Прмч. Андрея критск. Свв. бессребр.: Космы, Дамиана, Леонтия, Анфима и Евтропия. Св. Лазаря четверодневн. + Прп. Антония леохнов. Чтения пророку Осии.

18 Св. апост. и евангел. Луки. Мч. Марина. Прп. Иулиана, + Давида серпух. Ут. Ев. апост. Ин. XXI, 15 — 25; лит. ап. Кол. IV, 5—9, 14, 18; Ев. Лк. X, 16—21.

19 Прр. Иоиля. Мч. Уара. Блж. Клеопатры, Иоанна.

20 Вмч. Артемия. Св. Артемы веркольского.

21 Прп. Илариона Велик, и перенес. мощ. св. Илариона.

22 Св. равноап. Аверкия, еп. иepaп. Свв. седми отроков: Максимилиана, Иамвлиха, Мартиниана, Иоанна, Дионисия, Ексакустодиана и Антонина. Мч. Александра еп., Иракия, Анны, Елисаветы, Феодотии и Гликерии. Ик. Б. М. «Казанская». Ут. Ев. Лк. 1, 39 —49, 56; лит. ап. Флп. II, 5—11 и заупокойный; Ев. Лк. X, 38—42; XI, 27—28 и заупокойное.

По случаю дурной погоды базары были плохие и подвоз был самый ничтожный. Впрочем, капусты было довольно, продавали ее 22 к. п.; Свекла 20 к. м. Картофель 20—22 к. м. Сено 20—22 к. п. Овес 46—47 к. п. В пятницу появились первые жмаки с маслобойни бр. Тереховых: продавали их 25 к. п. Рыбы мало. Яблоки в прежней цене. Конопляное масло сливали 4 р. 40 в. пуд. Погода дождливая. Вода в Десне немного прибыла за эти дни.