№41, 18 (6) ноября 1894 г.

В воскресенье, 30-го октября, во всех церквах прочитан был Высочайший манифест по кончине Государя Александра III и о вступлении на Престол Его Величества Императора Николая Александровича, после чего отправлено было Господу Богу молебствие.

 

 

В тот же день после поздней литургии в Спасо-Преображенском соборе в присутствии городских властей от дружины вольно-пожарного общества отслужена была панихида по в Бозе почившем Государе Императоре Александре Александровиче.

 

 

«Трудно представить что-нибудь менее упорядоченнее, чем наше освещение. Проходя по улице, напр., в седьмом часу вечера, когда уже совершенно темно, обыватель сплошь и рядом спотыкается впотьмах, ибо фонарей еще не успели зажечь. Напротив, утром эти светильники горят далеко позже рассвета. Как это ни странно, а это факт, –  факт, указывающий на то, что у нас не существует надлежащего надзора за исправным освещением города. Фонари горят скверно. С нечищеными стеклами и горелками, они, какие-нибудь ночники, едва мерцают в темноте. Некоторые уже устарели и давно просятся в архив. Надписи масляными красками на стеклах фонарей окончательно убивают и без того ничтожное выделение света. В некоторых улицах фонари расположены по одной стороне, и настолько редко, что едва освещают свою только сторону, не говоря о противоположной, которая положительно непроходима…

Все это, по меньшей мере, грустно. В то же время как многие городские управления позаботились давно уже о газовом и даже электрическом освещении улиц, мы не можем добиться сносного керосинового!..»

Вся эта заметка, от первого слова до последнего заимствована из официального органа соседней нам губернии, из «Калужских Губернских Ведомостей», где она помещена под заглавием: «Наше освещение», т. е. освещение города Калуги. Покорнейше просим теперь каждого брянца сравнить с этим описанием и наше освещение, брянское, особенно когда по календарю во время полнолуния не полагается зажигать даже тех несчастных коптилок, что слывут под именем фонарей. В такое время положение обывателя буквально безвыходное. И этот город с бюджетом в сотни тысяч, город, не имеющий ни мостовых, сколько-нибудь сносных, ни тротуаров, ни даже освещения, которое предохраняло бы от увечий при ходьбе по равнинам. В свое оправданье обыкновенно ссылаются на некоторые учреждения, устроенные городом, напр., училища. Но каким образом можно пользоваться этим училищем, когда нет к нему доступа, когда невозможно подойти к нему не только ребенку, а и взрослому? Известно, что в пору распутицы у нас прекращается всякая жизнь, потому что, повторяем, по нашим улицам ходить тогда совершенно невозможно. Выгоняет на улицу только крайняя нужда, что-либо неотложное, и тут каждый шаг делается с проклятиями. Есть местности, куда даже извозчики отказываются везти, наприм., Авиловская улица, Успенская, Горячкова и проч. Местность возле почтовой конторы и выше буквально непроходима, между тем на этой улице, на Комаревской горе находится женское училище с воскресными классами. Благоволит теперь благосклонный читатель представить себе ребенка, девочку в возрасте 8-12 лет, идущую в школу во время распутицы от московской заставы, что будет добрым три-четыре версты; или пусть взглянут на ребенка-ученицу, направляющуюся с Будынок, от Горячковой улицы, с Успенской. Можно ли им, детям, пользоваться своею школой. Недавно, как нам передают, жители Авиловской горы вошли в управу с петицией – хоть как-нибудь упорядочить эту убийственную местность: во время распутицы сюда даже воды подвезти нельзя. О Судках, этих городских задворках – нечего уж и заикаться: здесь притерпевшаяся беднота, которая, вероятно, и не мечтает о каком бы то ни было улучшении, наприм., устройстве пешеходных мостиков или кладок.

Неужели никому, ни одному из членов управы неизвестно о сем, и расходуя десятки тысяч на починку «правительственной» мостовой (городской мостовой вряд ли бы мы когда дождались), неужели, говорим, при таких затратах нельзя уделить какую-нибудь сотню-другую на устройство освещения и таких по городу путей сообщения, по которым можно бы ходить, не опасаясь себя изувечить?

Гуси помешали! В Брянске гусиный вопрос. И добро бы мешали лапчатые гуси. Нет, поднят вопросу о гусе самом обыкновенном, о домашней птице. Нам передают, что эта степенная и важная птица слишком-де легкомысленно ведет себя по отношению телеграфных проводов, путает-де их при своих перелетах с Петровской горы и из Ямской, почему просят обязать жителей названных местностей подвязывать крылья гусям, дабы они ходили на реку пешком. Намерение, конечно, похвальное, но вот беда: как исполнить эту просьбу? Сколько известно, молодые гуси вместе со старыми позволяют себе воздушную прогулку раза два-три в одном только августе месяце, когда оперившись, они пробуют свои силы, причем слетают на реку или перелетают Десну и садятся на луга. В обоих случаях птица забирает так высоко, что всегда бывает значительно выше телеграфных столбов, и если с налету попадает на проволоку, то непременно должна оборвать ее, а никак уж не перепутать проводов. Это во-первых. Во-вторых, каким образом проследить, что все собственники гусиных стад (а их немало) исполнят, положим, сказанное требование: скоро ли подвяжешь крылья не одной сотне гусей, и как потом произвести поверку приказа? В случае же неисполнения сего – как узнать чей именно гусь перепутал проводы: если птица даже костьми ляжет при сем, расшибется сама, как, по каким приметам определить, что этот виновный гусь принадлежит такому-то, а не другому? А в виду штрафа более чем вероятно всякий лучше согласиться пожертвовать живым или разбившимся гусем, чем подвергаться судебной волоките, которая как бы мала ни была – страшна отвлечением от заработка, прогулом, отражающимся на всей семье. Наконец, гуси ли виновны в путании телеграфных проводов? Да и зачем, ради чего полетит эта птица именно теперь в глубокую осень, когда по реке ледоход, а на лугах вымерзшая трава? Если при розысках людей делаются  публикации с такими приметами (берем несколько на выдержку):... «среднего роста, примерно 2 арш. 5 или 6 вершк., русые волосы, серые глаза, полный, с бородой, иногда ходить в очках»; или: «... православный, грамотный, холост, по занятно ремесленник»; «… с бородкой, голос грубый, играет на гармонии»; «…православная, неграмотная, замужняя, занимается домашним хозяйством», и т. п.; если ловкий конокрад переделывает у похищенной лошади гриву на другую сторону и вообще так изменяет животину, что сам хозяин, давнишний ее владелец, сомневается признать коня, то как установить, говоря высоким слогом — индивидуальные особенности какого-нибудь домашнего гуся, будь он с Петровской горы или из Ямской слободы?

 

По истине положение следователя трагикомическое!

На днях комиссия во главе с о. благочинным осматривала ремонтные работы в Ильинской церкви Петропавловского монастыря. Допустить служение оказалось возможно, хотя в нижнем этаже и есть трещины, как утверждают — давние, т. е. не представляющие-де опасности. Началу богослужений предшествовало водосвятие по чину, бываемому на праздник происхождения честных древ Креста Господня, после чего весь Сретенский храм был окроплен святою водою. Внешний вид Ильинской церкви после окраски ее и глав стал несколько удовлетворительнее, и мы совершенно согласны с почтенным Н. А. Лебедевым, под наблюдением коего происходила починка церкви, что при переделке храма в одноглавый — он выиграл бы значительно. В данном случае, однако, архитектору приходилось подчиниться уже заранее выработанному и утвержденному плану.

— 9го октября было покушение на грабеж у священника Тихвинской церкви о. Петра Орлова двумя неизвестными лицами.

— 15 октября произведено было покушение на кражу со взломом в церкви Петровского монастыря двумя крестьянами Жиздринского уезда.

— 18го октября у крестьянина Никиты Храмового похищены сапога, стоящие 7 р. 50 к. Виновный разыскан.

— 18го октября из лавки Абрама Емельянова в Привокзальной слободе похищено, со взломом двух замков, разного товару на сумму 600 рублей. Виновные разыскиваются.

 

— 28го октября из кладовой при жилом помещении Александры Мацкевич со взломом замка похищено разных золотых и серебряных вещей по оценке на 192 рубля. В краже этой подозревается одна крестьянка.


НОЯБРЬ

6 Нед. 22я по Пятидесятнице (седм. 23я). Гл. 5й. Св. Павла исп. Ут. Ев. Ин. XXI, 15—25; лит. ап. Гал. VI, 11-18; Ев. Лк. XVI, 19—31. 1 Прп. Лазаря. + Ик. Б. М. «Взыграние».

8 Собор Архистратига Михаила и проч. бесплотн. Сил.

Престольный праздник в Смоленской церкви (она же и Михаило-Архангельская, или просто Архангельская).

9 Мч. Онисифора, Порфирия, Александра, Антония.

10 Свв. апп.: Ераста, Олимпа, Родиона.

11 Влм. Мины. Виктора, Викентия, Стефаниды. VI, 10—17 и преп. Евр. XIII, 17—21; Ев, Mф. X, 32—36, XI, 1 и Mф. IV, 25, V, 1—12.

 

12 Св. Иоанна милостив., патр. алекс. Ик. Б. М. «Милостивая». 

Распутица отразилась на базарах. Все они были неважные и цены без больших колебаний. Лед, ставший было местами, прибылою водою снесло и по Десне опять сало и небольшие крыги. Вследствие высокой же воды напором поднятых бревен опять сорвало вокзальный мост, устроенный вторично. Такое разобщение весьма невыгодно влияет на ход торговли, ибо товар, пришедший по железной дороге доставить в город нельзя, или же получается он с великим затруднением. Погода стоит теплая не по времени, а вечером в четверг шел дождь.