№48, 30 (18) декабря 1894 г.

Городская дума в последнем своем заседании в ознаменование Дня Бракосочетания Их Императорских Величеств определила: сложить с беднейших жителей Брянска недоимку за лечение в городской больнице, в сумме 6.829 р., и учредить две стипендии  при брянском механико-техническом училище имени Императора Николая Александровича и одну стипендию при женской гимназии имени Императрицы Александры Феодоровны.

 

 

Говоря о нищенстве, как об одном из больных мест городской жизни, требующем серьезного врачевания*, мы тогда же высказались за устройство рабочего дома в виде отделения при доме призрения престарелых граждан и детей, на что потребовалось бы средств чрезвычайно немного. Не знаем, как отзовется на это общество в лице городского управления: в свое время вы, конечно, известим о семь. Теперь же позволим привести сведение по однородному делу, заимствуемое из официального органа ближайшей к нам Калужской губернии. Вот как в Калуге решен занимающий нас вопрос:

«5го февраля прошлого года — так начинает свое обращение к жителям губернатор князь Голицын — от протоиерея кронштадского собора, о. Иоанна Сергиева, были получены первые 100 рублей на устройство в Калуге работного дома. С тех пор благодаря инициативе столь чтимого всеми пастыря церкви, щедро несущего до сих пор свои пожертвования на излюбленное им дело, появились и другие жертвователи, и в настоящее время имеется уже сумма, превышающая 1.600 рублей. Принимая во внимание, что многие работные дома открывали свою деятельность с еще меньшими средствами и   несмотря на то выполняли свою задачу с большим успехом, как показала уже всего только десятилетняя их история, я признаю благовременным приступить к устройству в Калуге работного дома. Уменьшая нищенство и давая нуждающимся не грошовые подачки, а честный труд, и тем приобретая полезных граждан из среды лиц, живущих только сбором подаяния, дело работного дома говорит само за себя и не нуждается в доказательствах его жизненности».

Вполне надеясь, что многие из сочувствующих этому доброму делу не откажут в своем содействии и личном участии, князь Голицын обратился с просьбою собраться в известный день для обсуждения проекта устава сказанного дома и способов осуществления задуманного благотворительного учреждения.

В назначенное время собрались лица, интересующиеся полезным делом; в числе их были преимущественно представители местной интеллигенции, а также некоторые дамы высшего калужского общества. Открывая заседание, губернатор произнес горячее слово, и «именем тех бедняков, которые помощью работного дома получат возможность прекратить бродяжничество и найдут в нем кров и честный заработок» — принес «глубочайшую благодарность» за то, что общество откликнулось на его призыв. «Думаю, заключил начальник губернии, что буду выразителем общего желания, если предложу вновь нарождающееся благотворительное учреждение связать с драгоценнейшим для всякого русского именем в Бозе почившего Государя Императора Александра III».

Все присутствующие единогласно присоединились к последнему предложению губернатора, после чего прочитан был проекта устава попечительства над работным домом, каковой проект и принят собранием, с незначительным дополнением лишь одного параграфа. Затем тут же приступили к избранию членов попечительства, членов-сотрудников, кандидатов к ним, и т. дал., и тотчас же после этой недолгой формальной процедуры губернатор объявил действия вновь учрежденного попечительства над работным домом в Калуге открытыми. Начавшаяся засим среди присутствовавших подписка в самое короткое время увеличила средства работного дома на сумму свыше 400 рублей. Уже в конце подписки один из служителей, все время стоявший при дверях залы и слышавший творившееся в нем, подошел к столу и испросив позволение подписать на работный дом 2 рубля. Этою последнею лептою и закончилась подписка. К сожалению, говорит официальный орган Калужской губернии, «на этом собрании представители калужского купечества почти отсутствовали», и выражает надежду, что как «оно (купечество), так в вообще все торговое сословие не оставят без поддержки с своей стороны благое начинание в Калуге, неимущие жители которой так нуждаются в применении ручного труда».

Таким образом, менее, чем через два года от возникновения благой мысли нашлись средства к осуществлению задуманного плана, и на собранные за это время тысячу шестисот (1.600) рублей (сумма в сущности ничтожная), начальник Калужской губернии уже счел возможным открыть правильно организованное устройство работного дома.

Поистине, только добрый и действительно образованный человек, выросший в известных традициях русский вельможа, у которого слово не расходится с делом — способен совершить прямо скажем такой подвиг, не остановиться перед задуманным и довести дело до конца.

Тысяча шестьсот рублей — и готов работный дом с уставом и попечительством, и нищенство не мозолит глаза! Между тем, «многие работные дома открывали свою деятельность еще с меньшими средствами, и несмотря на то, заявление калужский губернатор — «выполняли свою задачу с большим успехом».

Десять дней тому назад в Калуге состоялось XXX очередное губернское земское собрание. Открывав его, князь Н. Д. Голицын в речи своей между прочим сказал гласным, что в этом собрании будет доложено ходатайство председателя правления вновь учрежденного в Калуге попечительства над работным домом об оказании пособия из земских сумм новому благотворительному учреждению. «Всецело присоединяясь к этому ходатайству, заключил начальник губернии — я вполне уверен, что вы, господа, отнесетесь с должным сочувствием к этому доброму делу»…

На днях в Витебске в зале городской управы в присутствии местных властей и множества слушателей, действительный член общества спасения на водах барон Буксгевден между прочим сделал сообщение о пользе и устройстве домов трудолюбия. Результат оказался блестящий: на дом трудолюбия по подписке собрана значительная сумма, и открытое его в Витебске можно считать обеспеченным.

Примеры достойные подражания.

Без всякого сомнения в нашей городской управе найдется такая сумма, с которою можно бы приступить в Брянске к организации и устройству работного дома. Уменьшая нищенство, работный дом – повторим слова князя Голицына — будет давать нуждающемуся не грошовые подачки, а честный труд, приобретая тем полезных граждан из среды лиц живущих только подаянием, каковое, заметим, все чуть ли не полностью уходит у наших нищих или в «Золотую Долину» на Верхнем Судке, или еще того ближе — в кабак под фирмой «Орел», что почти рядом с базарной часовней. Этот последний  притон давно требует обратить на себя вящее внимание по тем безобразиям, нежелательный финал коих нередко совершается на улице. С учреждением же работного дома должна будет понемногу сама собою уничтожиться или по крайней мере значительно уменьшится и «голь кабацкая», эти подонки нищенства, продукта грошовых подачек.

* См. №42 «Брянского Вестника».

Вследствие представления о благочинного орловской духовной консистории, что храм Христорождественского прихода города Брянска, в котором совершается богослужение чинам 143го Дорогобужского полка, приведен в самый благоустроенный и благолепный вид, протопресвитер военного и морского духовенства, по доведении о сем  до сведения его высокоблогословения за таковое усердие к святому храму объявил искреннюю благодарность ктитору сказанной церкви поручику Плужникову.

В брянское уездное земское собрание последней сессии поступило заявление землевладельца Д. И. Козелкина, в котором он, указывая на громадное значение для экономической жизни района Мальцовских заводов, созданных двумя поколениями семьи Мальцовых, выражает мысль о постановке в Брянске памятника умершему в 1893 году генерал-майору Сергею Ивановичу Мальцову, посвятившему всю свою жизнь на расширение и усовершенствование заводского дела, основанного ого отцом. С этою целью г. Козелкин, по сообщению «Орловских Губернских Ведомостей», предложил собранию испросить надлежащее разрешение об открытой подписки на сбор необходимой для сего суммы в пределах тех уездов, в которых находятся имения Мальцовых и заводы, ими основанные. Всдедствие этого заявления, брянское уездное земское собрание постановило возбудить ходатайство о разрешении открыть подписку по всей Российской Империи на сооружение в Брянске памятника С. И. Мальцову. Ходатайство это будет  представлено губернскою земскою управою на усмотрение XXIX губернского земского собрания. В докладе своем по этому предмету управа сообщает, что она не может не выразить сочувствия почину, принятому на себя брянскими уездным земством о постановке памятника С. И. Мальцову, заслуги которого в деле развития заводской промышленности в уездах Брянском и соседних Калужской губернии — вне всякого сомнения. Заводы эти в течение всей его жизни давали значительный заработок местному населению и оживили край. Заводская промышленность, призванная к жизни трудами С. И. Мальцова, и впредь будет развиваться, по устранении некоторых временных затруднений, возникших в последние годы, а с процветанием и развитием ее будет расти и материальное обеспечение сросшегося с Мальцовскими заводами населения, добывающего на этих заводах средства существования, которые по скудости почвы оно не может найти в эксплуатации земли.

Только что кончены печатанием «Заметки о Сибири», написанные П. В. Богаевскою. Очерки эти некогда помещены были в одном из провинциальных изданий и теперь выходят вновь в исправленном виде. По тому интересу, какой ныне представляет далекая Сибирь, край в высшей степени любопытный, предлагаемые наброски, говорит в предисловии скромный автор — «быть может, окажутся не совсем излишни». Напротив, скажем от себя, «Заметки о Сибири» являются как нельзя более кстати именно в данную минуту.

«Сибирь!.. Это слово производит на умы какое-то чарующее и вместе с тем тягостное впечатление; с ним связывается понятие о чем-то страшном и необъятном, о какой-то громадной ледяной могиле. А между тем — эта чудная, богатая, во сто раз  больше Англии страна, с разнообразным населением, с ее серебряными и золотыми рудниками  и россыпями, с ее неистощимыми сокровищами металлов — представляется для большинства чем-то сказочным. Немного найдется стран, представляющих собою столько нового, оригинального, любопытного, подобно нашей восточной окраине, и в то же время едва ли существует страна, о которой бы знали менее и имели более смутные и неопределенные понятия. Отдаленность края, его нетронутость, подавляющая природа, мрачное проявление стихий и трудность борьбы с этою природою, как и сознание бессилия,  чувствуемое неподготовленным для борьбы обитателем Сибири с мифом о неизвестном и таинственном, всегда устрашающим — действительно заставляли видеть в этом крае нечто страшное, но эти предубеждения день ото дня разрушаются жизнью, и ныне уже приходится пожалеть, что незнание мешало так долго оценить настоящее значение для Государства столь обширного края».

Так начинает автор свои Очерки, и с ним нельзя не согласиться во взгляде.

В сознании важности распространения точных сведений о далеком крае, теперь само Правительство время от времени знакомит с ним в своих официальных изданиях, таков наприм. «Очерк Акмолинской области» В. А. Остафьева, помещенный в «Журнале сельского хозяйства» за прошлый год, статьи Н. А. Крюкова о сельском хозяйстве в Приморской области и в Приамурской, также напечатанный в ученых Трудах и вышедшие на днях в популярной обработке приложением к одному правительственному повременному изданию, под заглавием: «Сведения о Сибири».

В набросках г-жи Богаевской есть весьма интересные эпизодические вставки, и между ними одна о невесте, пережидавшей буран на почтовой станции и у которой между тем до венца оставалось в распоряжении только двадцать два часа — особенно хороша. Недурен также коми-вояжер бельгиец, англичанин Литльдель, и проч. Но это побочная сторона книги, рассказы á propos, главное же ее достоинство — серьезное описание быта и природы страны, условий сибирской жизни, и проч.

Изложение Очерков г-жи Богаевской прекрасное, оно ведется живо, подчас картинно, причем для обрисовки и характеристики чего-либо автор не вдается в расплывчивость, а как искусный художник довольствуется всего лишь несколькими меткими штрихами. Обладая тонкою наблюдательностью, автор правдиво знакомит  читателя с далекою и богатою страною. В будущем году обещается продолжение Очерков, но и теперь, представляя собою самостоятельное целое, скромные «наброски»  прочтутся каждым с живейшим любопытством.

В воскресенье, 25го декабря, в случае благоприятно погоды, последует открытие катка конькобежцев, устроенного, как и в прошлом году, вольно-пожарным обществом. Программа обещает много разнообразная: фейерверк, музыку, и проч., хотя само по себе катание на коньках, этот «здоровый спорт» должно привлекать к себе желающих моциона на открытом свежем воздухе. Вследствие сильного течения струи из артезианских колодцев, левый берег Десны, начиная от арсенала и чуть ли не до Черного моста — не замерзает, почему место для катка избрано выше арсенала, теперь оно в центре города, так что и в этом отношении каток выигрывает.

 

 

В зале общественного собрания любителями драматического искусства дан будет сегодня спектакль в пользу сельского страшевичского училища. Представлено будет: «На пороге к делу», комедия в 3х действиях Соловьева, и «По родственному расположению», водевиль в 1м действии Виноградова.


ДЕКАБРЬ

18 Нед. 28я по Пятидесятн. (седм. 29я). Свв. Отец, пред Рождеством Христовым. Гл. 3й. Мч. Севастиана. Ут. Ев. Лк. XXIV, 36—53; лит. ап. Евр. XI, 9- 10, 17 — 40; Ев. Mф. I  1—29.

19 Мч. Вонифатия, Полиевкта, Тимофея, Прова, Ариса.

20 Смч. Инатия Богоносца.

21 Преставл. св. Петра, митр. московск. (1236).

22 Вмц. Анастасии, Мч. Хрисогона, Евтихиана, Феодотии.

23 Мч. Феодула, Саторнина, Евпора, Геласия, Евареста.

24 Мч. Евгении, Клавдии, Протасия.

С установившимся санным путем подвоз на все базары был очень хорош. Овес  ссыпали 30—42 к., хлеб купили торговцы 51 к., горох 40—50 к., жмаки 25 к., сено 15—20 к., мякина 7 к., масло конопляное купили 4 р. 20 к. п., яйца 25 к. десяток, масло коровье 25—30 к., картофель 20—25 к. м. Рыбы свежей было мало, также и лесу. Дрова дороги: 70 к.—1 р. 10 к. и 1 р. 20 к. воз. Свиные туши 2 р. 70 к.—3 р 40 к. пуд. Скота было мало, и в цене. Поросята 12 к. ф., индейки 15—46 к. ф., утки 20 к., гусь 12 к. ф. Привозное мясо свежее купили 2 р. 80 к. и. сало свиное купили 4—4 р. 80 к. п., конопляное семя ссыпают 85—87 к. Пеньку новую покупают 2 р. 25—2 р. 80 к.