Стих об Алексее, Божьем человеке. - Брянск, 1894

Скачать
Н.А. Римский-Корсаков. Кантата «Стих об Алексее, Божьем человеке» (1878)
Московский симфонический оркестр и хор под управлением Владимира Зивы
kantata.mp3
MP3 аудио файл 12.8 MB

Во славном во городе вов Реме

И при царю было при Енорию,

При великом князю Артимьону.

Не было в них детища единого.

Славен великий он Артимьон князь,

Он ходил по божьей до святой церкви

Со своею обрученною со княгинею,

И у господа милости просили:

Свет Пресвятая Богородица,

Ты воззри на наше на умоленье,

На слезное на урыданье:

Создай нам, Бог, детище единое,

При младости лет на утешенье,

Под старость лет на сбереженье,

В последнем …. на помин души.

 

По божьему по велению,

По их по святому по прошению,

Дает им Бог детище единое.

Княгиня поносы поносила,

Князю младенца спородила

Славен великий Вартемьян князь.

По граду по у Ремю похождает,

Попов-священников собирает.

И имя младенцу нарекает.

Нарекал ему имя – звать Лексем,

Божьего света человеком.

 

Седьми лет Лексей был на возросте –

Дает его батюшка во школу,

Святой честной грамоте завчиться

И рукоположенью научиться.

Скоро Лексей грамоте завчился

И рукоположению споучился.

Семнадцати лет на возросте

Изволил отец его женить.

Принимал к нему младую княгиню.

 

Ко славной божьей ко церкви провождали,

Под знатными венцами простояли,

Перепойную чашу воспивали,

Сахорными устами ликовали,

Златыми перстнями обручались.

 

Пошел Алексей из божией церкви

В свой дом бел, в камены палаты,

Садился Лексей за трапезу,

Хлеба – соли не скушает.

В втором часу было ночь.

Повели его, света, спочивать.

В шестом часу было ночи

Вставал Алексей со постели,

Соснимал с себя шелков пояс,

И со правой ручки золот перстень

Дарует обрученную княгиню:

 

Младая обрученная княгиня,

Вот тебе мой шелковый пояс,

Со правой руки золот перстень:

Молися ты Господу, трудися,

За Лексея божьего света человека.

 

Сам пошел у далекие страны,

Ко городу Ехвесу.

Приходил ко божьей ко святой церкви,

Молится Богу со слугами,

Кладет он поклоны земные.

 

В тоё время Артимьон князь

Схватился любезнаго сына,

Алексия божьего света человека.

Посыльничков посылает.

Посыльнички поискали,

Всю Тульскую землю исхождали –

Нигде бо Лексея не узнали.

Подле божьей церкви простояли,

Милостыню от них принимает

И сам он ей не скушает,

По нищей по братии разделяет.

 

Семнадцать лет Господу молится

И  воззрить Пресвятая Богородица:

- Рабе ты, убогий человече,

Пришол ты ко Мне, раб, помолиться,

За младыя лета потрудиться.

Пойди ты в свой славен в Вин-град,

К великому князю Артемьону,

Отец тебя с матерью не взнает,

Ни твоя обрученная княгиня.

 

Пошел Алексей в свой славен Вин-град,

Приходил ко божьей ко святой церкви,

И молится Богу со слезами,

Кладет он поклоны земляные.

И в тоё времени Артемьон князь

Идет от божией от святой церкви,

Милостину нищим создавает.

Алексей отцу покланяется:

- Славен великий Артешьон князь,

Создай чужестранному милостину,

Построй мне, убогому, келью:

Не ради моего свята прошенье –

Ради своего сына Алексея,

Божьего света человека.

 

И стоючи князь прослезился,

Горючими слезами заливался.

- Рабе ты, убогий, человече!

Что радостные вещи просвещаешь,

Почему ты про моего сына знаешь,

По имени называешь?

 

- Славен великий Артемьон князь!

Как мне твоего сына не знати,

По именю не называти!

- Почем ты моего чада знаешь,

По имени его называешь?

- Как мне твоего чада не знати:

Уместе мы грамоте учились,

С единого мы блюда пили-ели,

Единую нужду принимали.

- Бреди-ка, убогий раб, за мною.

Построил убогому келью.

По-за своей каменной палатой,

Где слуги его рабы ходят.

Всякую посуду помывают,

Помойные воды возливают.

На то бо Алексей не прогневался:

С радостью нужду принимает.

Молился он тут, трудился,

Тридцать лет и четыре,

Всякую неделю споведался,

В седьмую субботу причащался.

Вкушал на неделю по просвирочке.

И засим Лексей смерть-кончены,

И пишет он свое рукописанье,

И явит святое похожденье.

Списамши Лексей преставился,

Во славном городе вов Реме.

И святым духом ладаны запахли.

И слуги до князя приходят,

Великому князю возвещают.

 

- Славен великий Артемьон князь!

Что в нашем во граде за святой дух:

Не убогий-ли в келье преставился,

Подле твоей каменной палаты.

Святому гробница явилася

На грудях держит рукописание.

И царь Енорий поднимается

Со всеми священными соборами

И с православными христианами.

И царь до мощей до ступает,

Святым мощам покланяется:

 

- Свете вы, святые отцы-мощи,

Отдайте вы рукописанье

Явите святое происхожденье –

Я есть бо царь всему миру.

 

Царю у руки письмо не сдалося,

Сдалося письмо в руки патриарху

Начал патриарх письмо читати.

Чутился и явился всему миру,

Дочулся любезного сына,

Алексея божьего света человека.

И стоючи князь прослезился,

Горючими слезами заливался:

 

- Свет ты, мое любезное чадо,

Алексей божий человече!

Для чего же жил-был не сказался:

С какой бы ты нужды ни въявился –

Я бы строил келью не такую,

Краше своей каменной палаты.

 

Довезалась его мать родная,

Идет до святого, слезно плачет

Ко гробу она припадает,

Гробницу слезами заливает:

 - Свет-мое  рожденное чадо,

Алексей, божий человече!

Для чего жил–был не сказался:

С какой бы ты нуждой ни въявился –

Я-б имела в каменных палатах,

Кормила бы поила своим кусом

И назирала бы своим глазом,

Носил бы у нас ризы не такия,

Носил бы у нас ризы золотыя.

 

Услыхала обрученная княгиня,

Идет до света, слезно плачет,

Ко гробу она припадает,

Гробницу слезами заливает:

- Свет ты мой, князь обрученный,

Алексей, божий человече!

Для чего жил –был не сказался:

С какой бы ты нуждой ни въявился –

Я бы к тебе втайне приходила,

И белое платье приносила,

И вместе б мы Господу молились,

Промежу нас был бы Святой Дух,

Горела бы свеча невгасимая!

Создай мне, Господь, смерть-кончину,

Легла бы со князьем я вместе,

В одной белой каменной гробнице.

 

Несли его мощи-погребенье,

Несли его три дня и три ночи,

За народом князя не допустят.

Князь казну расточает,

По сырой земле разсыпает.

И мир на казну не воззрился.

От святых мощей было прощены,

И слепым Бог давал провозренье,

Глухим Бог давал прослушанье,

Безруким и безногим – навладенье,

Скорбным – больным – насцеленье,

А всему миру было прощенье.

Со славою мощи погребались

Во славном в городе вов Реме.

 

Алексею славо и присно во веки веков.

Аминь.

Алексий, человек Божий. Москва. Вторая половина XVII века.
Алексий, человек Божий. Москва. Вторая половина XVII века.
Икона XVII в.
Икона XVII в.
Прп. Алексий, человек Божий. XIX в.
Прп. Алексий, человек Божий. XIX в.
Прп. Алексий, человек Божий
Прп. Алексий, человек Божий
Икона из деисусного чина. Москва, около 1500 г.
Икона из деисусного чина. Москва, около 1500 г.
Вторая половина XVII в. Москва
Вторая половина XVII в. Москва
Преподобный Алексий, человек Божий
Преподобный Алексий, человек Божий
Преподобный Алексий, человек Божий
Преподобный Алексий, человек Божий